Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

...

— Здравствуйте. Есть жалобы?
— Так сразу? Впрочем, я впервые на подобном сеансе. Может, это ваш метод. Я-то не оригинален: мне жена надоела, стерва она.
— Правда?
— Да. Вот у нас на днях пёсик любимый умер, то есть любил его я, а она даже не всплакнула. Даже вид не сделала, что ей жалко пёсика.
— То есть вы хотели, чтобы она притворилась ради вашего эмоционального комфорта, или вы в принципе не удовлетворены уровнем эмпатии, и сейчас особенно остро ощутили кумулированное недовольство?
— Доктор, вы очень сложно выражаетесь. Я так устаю на работе…
— Работа у вас сидячая?
— Да.
— У вас болит жопа?
— Я вас не понял.
— Я говорю, жопа болит? Я видел вас сзади, когда вы закрывали дверь. Она у вас такая понурая.
— Извините, я не знаю, может быть, это ваш метод, но к разговору в подобном духе я не готов.
— Но вы были готовы к разговору о вашей личной жизни и душевных проблемах, однако противитесь обсуждению жопы. Я уже почти уверен, что дело в ней.
— Ради бога, всё с моей жопой в порядке. Да, как сказал, я много сижу, и иногда она устаёт…
— Вот видите. Усталость жопы. Апатия. Крайне тревожный симптом.
— Извините, вы это серьёзно вообще?
— Поверьте. Всё начинается с жопы. Здесь неуместны ханжество и пренебрежительные усмешки. Мы не привыкли смотреть на жопу заботливо и с уважением, а ведь есть ключевой факт: мать держит младенца на руках, положив ему ладони под голову и под жопу. Этот период формирует в его сознании две равнозначные точки опоры: гарант безопасности, устойчивости и любви. Лишь впоследствии, в период взросления и индивидуации эти точки разделяются, и жопа стыдливо отторгается, подобно юнгианской тени беря на себя всё срамное и отхожее в метафизическом организме.
В результате внутренний конфликт, — врата к неврозу, депрессии, психопатии. Для раздробленного духа любая мелочь становится проблемой. Но если вы решитесь на исцеление, инициируйтесь с физического уровня: держа свою плотскую жопу в тонусе, вы обретёте психическую энергию для приятия стыда, бессилия, чувства вины, отвращения, всего, что лишает вас воли к преодолению!
Данная практика согласуется и с тривиальной мыслью, что жизнь — это движение, бег, охота, игра, танец, достижение и развитие. Подумайте.
— Доктор, да я прямо сейчас хочу бежать! Я так воодушевлён. Вы удивительный психолог...
— Ну что вы, я проктолог, а психолог - он выше этажом!

...

Были у семейного психолога. Всё было хорошо, пока она не подняла руку чтобы поправить волосы, а мой муж не шуганулся.

У Ангела выходной

Ангел сидел на облачке и грустно смотрел вниз. Под ним, в суете миллионного города, Человек творил безумства и безобразия нарушал. С точки зрения Ангела. Ангелу было грустно и одиноко - очень хотелось в отпуск и не видеть всего этого…

Шурррррр… Рядом, складывая хлопающие крылья, приземлился Ангел из соседнего отдела.
- Здорово, коллега. Чего грустим?
- Да вот, - указал рукой Ангел вниз, – наблюдаю.
- И что? Лежит твой в гипсе на больничной койке. Но ведь живой же! Значит, справляешься покуда.
- Ага. А ты цепочку представляешь, как он туда попал? Вчера поехал он на работу. А я-то вижу, что через три квартала, на светофоре, на его машину столб рухнет. В лепёшку машина. Задержать надо. Так я колесо спустил. Но нет, он же упёртый! Поймал такси, рванул. Чую, всё равно попадёт под раздачу - уже в такси. Лёгкое ДТП устроил перед светофором. Такси слегка поцарапал соседней машинкой. Так они в драку, вместо того, чтоб радоваться! Пока дрались - столб грохнулся. Никого не задел. Только тогда остановились, затылки почесали, выматерились, поржали и разъехались.

Дальше вижу - такси в незакрытой люк влетит. Мой в результате угодит в челюстно-лицевую, потому что не пристёгнут. За километр до люка в стекло такси камешек направил. Лобовое в трещинах, ехать нельзя, мой матерится и бегом на работу. Напрямки, ага. Через стройку. А нельзя! Я ему и кошку чёрную через дорогу, и бабу с пустыми вёдрами, и голубей стаю, чтоб обгадили посильнее. Через плечо сплюнул, обтёрся и снова бегом. А там яма, листом фанеры прикрытая. На фанере мусор. Ну, мой и наступил…

- Ну а ты что же, не мог сделать, чтоб он на работу в принципе не мог пойти?
- Да я ему с вечера лёгкий понос устроил. А он – таблетки и отвар дубовой коры. Я ему - температуру и насморк, он - спрей в нос и снова таблетки. У него там, видишь ли, договора горят. Как будто они жизни стоят. И вообще, сам себе приключения ищет. Вот смотри: лежит в гипсе, радуется, что живой. Ну, так лежи и радуйся! Но нет, он же не успокоится!
- А что? Ничего не вижу.
- Щас, обожди. Сестричка зайдёт… О, видишь? Нет, ну ты видишь?! Он её по попке, и под халатик. А по коридору муж сестрички идёт с цветами, годовщина свадьбы у них сегодня. А муж – боксёр в полутяжёлом… Ну, вот. Готово дело. Всё таки и челюстно–лицевая тоже. Как я ни старался.

- Да-а-а… Тяжёлый случай. Но ведь зачем-то тебя к нему приставили?
- Да понятно, что не просто так. Молодой ещё. Ветер в голове. А через три года он открытие совершит в области переработки мусора. Революционное. Которое - в перспективе - полностью поменяет экологический фон планеты. Сильно зацепил его этот случай с мусором на стройке. А пока вот так… Слушай, ты, когда наверх доберёшься, скажи, что я два дня за свой счёт взял, ага? Отдохнуть мне надо, пока он лежит. И это… У тебя на примете нет толкового психотерапевта - послушать, пока приём ведёт? А то у меня, кажется, депрессия начинается.

Другой Ангел грустно улыбнулся:
- Веришь, был. До вчерашнего дня. Мой. Очень хороший психоаналитик. На этой почве с глузду и двинулся со своими клиентами. Сегодня сам в психушку угодил.
- И что? Ты за трындюлями и новым назначением?
- Зачем? Вылечится. И сам открытие совершит в психиатрии, как и твой, пока в психушке. Ждать буду момента, когда подтолкнуть нужно. Там, в палате с Наполеоном, лежит один - специально под моего. Он-то и подтолкнёт к нужной мысли. Мой его вылечит - даром, что сам пациент, и на этой основе и совершит переворот в сознании.
- Мда-а-а-а… Неисповедимы пути Господни. Даже нам не понять. Ну, что? Тогда дедовским способом? По маленькой? Я тут бар неплохой знаю, мой захаживает.
- А наверх как передадим?
- Да ладно, чай, не казнят, поймут. Сами с ангелов начинали…


© Алексей Клёнов

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ

Вера устала. Хорошо лежать беззаботно в гробу и на всё забить, думала она. А вы там как хотите. Вон, вчера сапог прохудился, на Турцию опять хуй наскребу, да и хуй себе тоже не наскребу, шуба старая, морщины новые, это что ли жизнь? И ноготь сломался! Наложу-ка на себя руки, хоть что-то новенькое.
Вера нетерпеливо набрала номер службы экстренной психологической помощи.
– О, наконец! Я тут кончаю жизнь самоубийством! – недовольно уведомила она шарашку, спустя весьма длительное ожидание.
– Здравствуйте. Назовите ваш адрес. – после секундного замешательства ответил мягкий, располагающий мужской голос.
– Уже не успеете. Мосовощтранс, блин! – огрызнулась Вера.
– У меня окно нараспашку, я уже на подоконнике. Щас прыгну! – пообещала она, плеснула коньячку в кофе и плотнее запахнулась в халат.
– Судя по голосу вы красивая женщина. – вкрадчиво сказал переговорщик.

Вера растерялась. По голосу её нередко принимали за мужчину.
– Ну да, ничё так...
Она даже поправила запущенные рыжеватые локоны, но тут же раскусила уловку:
«А, сейчас начнет тележить: всё впереди, сходите на педикюр, схавайте торт с маргарином, как вы бабы любите, пошоптесь, короче – вспомните себя опять Зеной бля, королевой воинов. Знаем эту хуйню, седую как яйца мамонта. Уже не работает. Ну, за исключением тортика…».
Но вместо этого переговорщик бархатно промолвил: – Представьте себя лежащей внизу. Какой ваш этаж? Двенадцатый? Череп расколот, разлетевшиеся зубы, торчащие кости. Морг, следствие. Некрасиво...
– Фуу! – покривилась Вера и захлопнула форточку – из кустов сирени под окном потянуло мочой.
– Вот видите... – тепло проворковал переговорщик.
– Вы меня не отговорите. Да где эта веревка?! – приговаривала Вера, отыскивая в холодильнике сосиску. – О, вот она, верёвочка!
– Выпавший язык. – мягко констатировал профи на том конце линии. – Вы брюнетка? Натуральная платиновая блондинка? Оо! – глубоко, томно вздохнула трубка. У Веры потеплело в груди.
– Сизое лицо вам будет не к лицу, простите за каламбур. Как и невольно опорожненный кишечник. – доверительно и тепло сказала трубка.
Этот парень не зря получает бабки, отметила Вера. А здорово я ему про блондинку-то! Ц, надо бы сходить, покраситься. Любопытно, какой он на лицо?
– Значит я открою газ. – не сдавалась она.
– Искра. Обгорелый труп. Запах паленого мяса. Морг. Экспертизы. – интимно прогудели в ответ.
Какой у него завораживающий, обволакивающий баритон. Левитан бля. До мурашек! – отметила Вера характерное движение растительности на передке. Распахнула халат и помяла занывшую грудь. Женщине стало жарко. Этот «диктор» мог запросто выебать фразой «А теперь кратко о погоде...». Ему топом в ви-ай-пи еблю по телефону, а он психам шнурует.
– Тогда я…
– Нет. – мягко, но неукоснительно прервали Веру. – Примите ванну, уложите волосы, сделайте легкий макияж, наденьте платье построже, оставьте записку и выпейте горсть снотворного – всё! Только сначала назовите ваш адрес.
Верочка охуела от столь резкой смены вектора психологической помощи.
– Вы кто? Это служба психологической поддержки?..
– Черт! – явно огорчилась трубка и пробурчала. – Я думал клиент… Это похоронное бюро, шляпа. Смотри куда звонишь!
Умирать совершенно расхотелось.

А. Болдырев

Психологическая травма

В далеком 1990 году, я, вдруг, согласился, что мне нужен массаж. Дело в том, что я купил за 27 рублей путевку в студенческий профилакторий.

Я, допустим, это сделал, чтобы посмотреть, а как это – жить в двухместном номере с балконом, а не на раскладушке в общежитии, из которого меня выгнали еще в начале 89-го, и есть пять раз в день, а не когда придется. Доктор при взгляде на меня понимал, что вот это надо кормить, а не лечить, но был на работе и был обязан что-то прописать.

Поэтому, кроме усиленного питания, прописал кислородный коктейль. Не спрашивайте меня что это, потому что какие-то технические неполадки так и не дали мне попробовать этот чудо-напиток. В качестве заместителя, мне порекомендовали выходить на балкон и там усиленно дышать. Я так и делал, потому что за курение в комнате грозились моментально выгнать из профилактория.

И массаж. О лечебном массаже, к тому времени мне было известно только из порнофильмов. Поэтому я спросил у доктора – женщина ли у нас массажист? А то я откажусь сразу лучше.Доктор подтвердил, что это женщина и зловеще захохотал. Я был молод, поэтому не придал значения этому звоночку в Царь-Колокол, а твердо решил ходить на массаж, где безумно красивая гурия будет втирать в меня ароматические масла и благовония под песню Kiss and Say Goodbуе от группы Manhattans.

В Тот Самый День я, пунцовея от собственных мыслей, вошел в кабинет физиотерапии, где, скучая, сидел величайший борец всех времен Александр Карелин в белом халате. Ну, то есть, женщина-массажист, не была толстой или там некрасивой. Она была вполне себе симпатичной и вполне себе при фигуре. Я даже думаю, ей было лет 35 всего. Просто она была неимоверно крепкой такой. И крупной. Таких Рубенс боялся рисовать, потому что было сразу понятно, что, если не понравится, убежать не получится.

— Узун? – спросила женщина.
Collapse )

«Настоящие чудовища»

- Костя…
- М…
- Костя, вставай, - Костик нехотя приоткрыл правый глаз и тут же его закрыл, потому что коварное солнце, бьющее в окно его спальни на девятом этаже, чуть не сожгло к чертям собачьим хрусталик.
- Рано еще. Дайте поспать, - простонал он, накрывая голову одеялом.
- Он прав. Вставай.
- Ладно. Встал, - хмуро буркнул Костик, отбрасывая одеяло и садясь в кровати. – Довольны?
- Да.
- И что теперь?
- А теперь злись за то, что так рано встал, - издевательски ответили ему, но на лице паренька появилась скептическая ухмылка. – Чего ты лыбишься?
- Вчера я торжественно поклялся, что не буду больше злиться, - сказал Костик и зевнул, чуть не вывихнув челюсть. Солнце, по-прежнему бьющее в окно, уже не казалось таким коварным и ослепительным. – И мне удалось вас обмануть, что я ленюсь вставать. Ха!
- Неправда, - со стороны двери в спальню раздался еще один голос. На этот раз заспанный. – Тебе просто лень злиться.
- Ничего не лень. Просто я не хочу, а вам не испортить мое настроение, - улыбнулся Костя, вставая с кровати и с хрустом потягиваясь. – Хорошо-то как.
- Ты еще скажи, что зарядкой займешься.
- Не сегодня, но займусь. Сам факт, что я встал в восемь утра, уже прекрасен.
- Ладно. Тогда иди в туалет. Там тебе Тимофей подарок оставил. Огромный, дымящийся и вонючий. Я убирать не буду. Мне лень.
- Тимофей – кот. Ему срать на роду написано.
- А вчера ты его отлупил за то, что он тебе кроссовок обоссал.
- Не наговаривай. Я его не лупил, а мордой чуть потыкал. Тимофей вроде и не против был, - пожал плечами Костя. – Но я уберу, понятно?
- Все равно ты был разгневан, - меланхолично ответили ему. – А разгневан ты был из-за того, что так и не решился подойти к Соколовой.
- Ага. А кто мне вчера всю плешь проел, что у меня не получится, что Ленка любит уверенных в себе парней и вообще отношения это слишком сложно?
- Ну я.
- Ну, ты, - передразнил Костик и, вздохнув, направился в ванную.
Collapse )

...


- Доктор, мне так грустно, такая депрессия, аж повеситься хочется. - Ну, повесьтесь, если вас это…