Category: происшествия

ей идет

В благополучной Швеции расистский скандал
Еврейская девушка пришла получать паспорт, сделала фото, а в местной полиции расисты прикрутили к фото огромный нос и в таком виде оставили в паспорте.Еврейка возмутилась и подала жалобу в полицию. Там заверили, что расследуют случившееся «серьезно». Но тут же сделали предположение, достойное российской полиции - на фото «просто неудачно упала тень»

13756881

Ладошка

Окурок, который я обнаружил на кухонном столе не мог попасть сюда. Во–первых, я не курю, во–вторых на нем были следы помады, а живу я один, в–третьих, окно было всегда закрыто.

Еще оставался вариант, что из Израиля в Москву срочно прилетела хозяйка квартиры, покурила, оставила бычок и мне ничего не сказала. Пожалуй, вариант с тем, что я накрасил губы, не помня себя выкурил сигарету и бросил окурок на столе, более реалистичен.

А про домовых, к тому же, склонных к вредным привычками, это вам любой сосед в трениках расскажет, если начнете выяснять, кто оставляет бычки и бутылки на лестницах.

Стояла поздняя осень, дождь за окном кажется шел вечно, а голые деревья не скрывали серого бетона соседних домов… Ну, вы понимаете… от скуки, я перед уходом на работу убрал этот окурок и выложил специально созданный мною (по старой памяти, ну да я когда–то курил) бычок «Морли».
Когда я вернулся вечером, его не было. Это мне показалось в несколько раз более странным, чем я думал. Надо было что–то делать. Слава богу, на дворе 21 век и техника рулит. Я притащил на кухню видеорегистратор с микрофоном. Опыт использования этих инструментов уже был на съемных квартирах, так что эти девайсы держал под рукой. Потом оставил окурок на этот раз «Red Apple».
Вечером я не нашел бычка, а просмотрев запись видео, обнаружил момент его исчезновения и тихие голоса.
– Какие … ты куришь? – спросил мужской голос.
– … бывают… мне все равно.
– только одну марку…
Collapse )

Исполнитель

Тусклый свет проникал в палату с внутреннего двора больницы, в центре которого стоял одинокий фонарный столб, освещающий это не самое приятное место. Мужчина на койке вздохнул и перевел взгляд на дверь, которая в этот момент тихо скрипнула и приоткрылась. На пороге возник силуэт. В полумраке было сложно различить его черты лица, но было видно, что он был одет в темный классический костюм, а на плечи был небрежно наброшен белый халат. Окинув взглядом палату, он подошел к больному и присел на стоящий рядом стул.

- Александр? - гость вопросительно посмотрел на мужчину.
- Да, а вы кто?
- Исполнитель, - мужчина достал из внутреннего кармана небольшую записную книжку и карандаш.
- Исполнитель чего? - напрягся больной.
- Исполнитель последних желаний, - сдержанно ответил гость, хотя по его реакции было видно, что подобный диалог он уже слышал не один раз.
- А... А зачем вы пришли? Еще и ночью? И почему последних? Как-то неприятно звучит.
- Приходить к людям - моя обязанность, - терпеливо ответил гость, - время визита, к сожалению, выбирать не могу, так как оно строго регламентировано - ровно за час до смерти. В процессе нашего разговора вы сможете отказаться от моих услуг, но я рекомендую ими воспользоваться, так как они абсолютно безвозмездны. Скажем так, это небольшая компенсация за некоторые неудобства, которые возникают при переходе.
- Подождите, вы сказали - за час до смерти? Я умру, что ли?
- Ну да, - пожал плечами Исполнитель, - через час.
- Откуда вы это знаете?
Collapse )

Ай тролляка, ай молодца!

В Нордрайн-Вестфален(Германия) при проведении полицией дорожного контроля водитель маленького транспортера сдал сперму вместо мочи.

Полицейские хотели проверить мужчину на употребление наркотиков и выдали ему стаканчик для мочи.

Как сообщает полиция, водитель взял стаканчик и удалился в кусты. Там он провел необычно долгое время и вернулся стыдливо со стаканчиком, в котором была сперма.

Полиция не смогла использовать данную жидкость для теста и провела тест слюны. Тест оказался отрицательным и водителя отпустили восвояси.

Кукла

Хороша Ульяна была. Не девка- загляденье! Высокая, статная, косища толщиной с руку. А уж на лицо красавица, каких поискать. Ну и, конечно, на абы кого не смотрела. В женихи выбрала самого красивого парня- Павла. Правда, не со своей, а с соседней деревни.

Поговаривали кумушки, что в Павла, в его родной деревни -то, была одна девица влюблена, Настасья, и хоть молодец ей взаимностью не отвечал, но она всё одно мечтала, что сможет его под венец свести.
Ну, то толки, кто ж на них внимание обращает. Вот и Ульяна значения не придала. Мало ли ,кто в кого влюблён. Не муж в конце концов! Семью, чай, не разбивает.

Ко времени сыграли Уля с Павлом свадьбу. Без шика, без многолюдства. Самые родные, почитай, и были. Идёт застолье, жена с мужем рука об руку, целуются, милуются, в глазах счастье светится.
Веселятся, по сторонам не глядят, да и чего смотреть на сторону, когда самое желанное перед тобой сидит!
А на сторону то меж тем и поглядеть бы! Чуть поодаль, за огородом заброшенным, да бурьяном поросшим у дерева девка стояла! Платок чёрный на голове, глазами сощуренными смотрит, а из них злоба лютая льётся. Стоит не шелохнётся, только губами что-то нашёптывает...

Порешили на свадьбе, что жить будут у невесты. Незачем лихо будить, коли в деревне жениха, на него другая виды имела.
Идут месяца, молодые не намилуются. И всё-то у них хорошо, всё ладно. Вскоре Ульяна понесла. Да только не смогла ребёночка выносить, на небольшом сроке потеряла. Малость погоревали, да ведь молоды ещё, какое их время, всё впереди. Ещё успеют и не одного народить. Главное, что в семье мир да согласие.

Следующая беременность, впрочем, закончилась так же. И последующая тоже. Поползло в молодую семью юркой змеёй разногласие и несчастье.
Ульяна с горя осунулась, на мужа не глядит, думает, он её винит, что деток ему родить не может. Да и как не думать, если свекровь, нет-нет, да и обронит словцо, что ой как внучат хочется, да что Павлуша её родненький такой молодой да статный, что ему полноценная семья с детками нужна.
Молчит Уля, ночами подушка от слёз мокрая. Хоть и ни словом Павел её не попрекнул, не обвинил, а всё ж думается, что во взгляде укор есть.
- Ну хватит, Уля!- строго сказал Павел. - Полно тебе на слова матери моей внимание обращать! Ты со мной живёшь, а не с ней! Есть у нас дети или нет, я тебя всё одно люблю, как и раньше!
- Ох, Павлуша, - отвечала Уля,- ты посмотри, как на меня соседи смотрят. Словно я проклятая!
- Дурёха ты, а не проклятая! -Улыбнулся Павел. - Нашла на кого равняться?! На кумушек, да сплетниц местных! -Сказал и обнял жену любимую.
Collapse )

Смерть, девушка и пирожки с вишнями

Смерть сидела, прислонившись к забору. Точильный камень ходил по лезвию косы. Старенький, но крепкий велосипед стоял рядом. На дереве напротив чирикали воробьи. Солнышко приятно грело.

«Чудесный вечер», — подумала Смерть, и отложила косу и камень в сторону. Потянулась за рюкзаком и пошарила там.

Обидно, но перекуса не осталось. Не то, чтобы Смерть была голодна. Но иногда ей нравилось выпить пол-кружки вина и съесть бутерброд.
Смерть вытряхнула крошки на руку и бросила воробьям.

— Хотите пирожков?

Смерть подняла голову. Напротив нее стояла девушка лет двадцати, с корзинкой в руках, и улыбалась.

Смерть посмотрела по сторонам. Никого больше рядом не было. Она уставилась на девушку:

— Ты мне?

— Вам.

— Ты меня видишь?

— Конечно вижу, — удивилась девушка, — А не должна?

— Эммм… — озадачилась Смерть, — Ну честно сказать, не знаю пока... Теоретически не должна, я еще не смотрела следующего клиента, но если видишь... то... От пирожков не откажусь.
Collapse )

Вспомнилось

Вася.. Вася в нашей компании был уникальным кексом.
Судьба нас раскидала и даже не знаю, жив он сейчас или нет. Сколько лет прошло, а до сих пор вспоминаем в компании как он чудил.

Вася, кстати, это его реальное имя.

Заезжаю как-то к своему знакомому. Знакомый с Васей сидят на кухне и что-то обсуждают.

- О, здоров 4iLiSH, ты как раз вовремя! Мы тут решили поросёнка забить, а у меня что-то спину прихватило, а Вася один не справится..

- Да не вопрос, помогу если нужно.

Вася тут же оживился.

- Бойцам - по сто грамм! Наливай давай, не скупись! Обычай такой!!!

Знакомый с кряхтением водрузил на стол бутылку.
На все мои попытки отмазаться, типа я за рулем, вот зарежем, тогда под свеженину и выпьем, у Васи были железные аргументы.

- Обычай такой! А обычаи, сам понимаешь, нарушать нельзя!!! А машина.. Да что машина, не переживай, отправим мы тебя домой в лучшем виде!!!

Деваться было некуда.
Выпили по рюмке, по второй, по третьей.. Допив бутылку, вышли покурить, ну и заодно посмотреть на кабанчика, которого нам предстояло забить.

Мы с Васей молча переводили взгляд с поросёночка на Алексеича и обратно.
На нас же, в свою очередь, с любопытством смотрел здоровущий кабан с яйцами, весом килограмм за двести с лишним.

- Алексеич, это точно и есть тот самый поросёночек, которого нам заколоть предстоит? - Ехидно поинтересовался Вася.
Collapse )

Мужик и Волк

Повредил как-то зимой Волк лапу. Попробовал идти и не смог. Проклял злую судьбу и понял, что пришла его погибель.

Лёг Волк на снег, закрыл глаза и, что бы не думать о смерти, стал вспоминать детство и былые охоты. Время идёт, смеркается. Подмораживать стало, а он уже так озяб, что холода не чувствует.
Забылся сном бедняга и не увидел, как вышел из чащи Охотник. Заметил замерзающего Волка, пожалел, взвалил на плечи, да и отнёс к себе в избушку.
Там укрыл Серого тулпучиком, напоил горячим отваром и барсучьим салом растёр.

Две недели ухаживал за Волком и вылечил. Ожил Серый, не знает, как Охотника благодарить.
Пока тот на охоте, Волк воды натаскает, посуду помоет, полы подметёт, обед приготовит и сидит на крылечке ждёт, скучает. Вернётся Охотник, они щец поедят, и друг другу всякие истории рассказывают.

Так бы они и до весны спокойно дожили, но…

Отправился как-то Охотник к друзьям в гости. Выпивает с приятелями, закусывает и беседует о том, о сём.
И угораздило же его ляпнуть.
— А со мной, братцы, в избушке Волк живёт.
— Ах ты бестолочь, — повскакали с лавок другие охотники. – Да кто ж тебя надоумил? А знаешь ли ты, что, сколько Волка не корми, он всё равно в лес смотрит?
— Ну и пусть смотрит, — отмахивается от них Охотник.
— Вот, помяни наше слово, добром это не кончится.

Возвращается он домой, глядит, на крыльце его Волк ждёт, скучает.
— А чего ты в лес-то смотришь? — подозрительно спрашивает Охотник.
— Куда же ещё? – простодушно отвечает Волк. – Избушка то твоя посреди леса стоит.
— Тоже верно, — согласился тот.
Но призадумался.

На следующий день идёт с охоты, да не по привычной тропинке, а заходит сзади дома. Выглядывает из-за угла, а Волк, как всегда на крыльце и в лес таращится.
Collapse )

ТОЛЯ-СЕКЬЮРИТИ

— Хлопцы, — сказал он, — я только с Кеннеди, третий день под бордвоком ночую. Може у вас для меня какая работа знайдется?

— Откуда ты?

— С пад Минска.

На вид ему было лет тридцать. Одет, не смотря на три дня бездомной жизни, довольно чисто, и всем своим видом вызывал у меня ностальгическую симпатию.

— Голодный?

— Паеу бы чаго.

— Видишь кафе через дорогу. Сходи к ним, скажи что ты от нас, они тебя покормят. Вернешься, поговорим о работе.

— Что ты умеешь? — спросил я.

— Все могу, столярку знаю, электрику, шить умею, сети вязать...

— У нас музыкальный магазин и книжный.

— Не, с этим не очень.

— Хорошо, сказал я, попробуем тебя в секьюрити.

— Это что?

— Смотреть, чтобы не воровали.

Наш магазин стоял на Брайтоне уже год. Его приметили местные воры, и мы несли потери.

— Я дам тебе шесть долларов в час и за каждого пойманного вора дополнительно десять долларов.

— Кормить тебя будут в кафе через дорогу бесплатно, спать будешь в магазине. Тебя как зовут?

— Толик.

В первый же день он поймал двух черных подростков.

Подвел он их ко мне, удерживая как котов за шиворот, — у них в штанах.

— Давай выкладывай, — сказал я подросткам. Они подчинились.

— Что с ними рабиць, — спросил Толя, — выписать пиздюлей?

— Нельзя, — сказал я. — Во первых — это черные, а во вторых — это дети.

— Нифига себе дети. Да у этих детей у черных яйцах черные дети пищат.

— Толя, выведи их за дверь и отпусти.

— Ну, хоть поджопника.

На другой день за стойкой, где выставлен был русский рок, я услушал звук тяжелой оплеухи.

Я выскочил из за стойки и увидел на полу средних лет господина и склонившегося над ним Толю.

— Ты что, ударил его?

— Какое ударил, чуть погладил. Да ты не бойся это наш, русский. Смотри, что украл — и Толя предъявил вещдок — концертный тройник Крематория.

— Слушай, — спросил я у вора, который уже пришел в себя после оплехухи, но боялся поднятся с пола, — ты любишь группу Крематорий?

— Да ну, — пояснил Толя, — что красти ему похер. Он брал самое толстое.

— Выведи на улицу и отпусти, — сказал я.
Collapse )

Всё будет хорошо

Хруст сухой ветки под своей ногой Ванька даже не услышал. Просто весь мир разом перевернулся и завертелся в его глазах цветным калейдоскопом, а через секунду разлетелся на миллионы ярких звездочек, которые тут же собрались воедино в левой руке чуть выше локтя.

- Ай... - Ванька схватился за поврежденную руку и тут же взвыл от боли.
- Ваня! - его подружка Сашка тут же метнулась к мальчику и с разбега упала перед ним на колени, - больно?
- Нет, блин, приятно! - морщась и поскуливая, выдавил из себя он.
Сашка протянула ладонь и аккуратно коснулась плеча Ваньки.
- Да убери! - неожиданно жестко выкрикнул он, сверкнув глазами, - больно же! Не трогай меня!

Ваньке было вдвойне обидно. Во-первых, судя по всему, он сломал руку и ближайший месяц проведет не самым интересным образом, терпя насмешки друзей над неминуемым гипсом. Во-вторых, он сам, по собственной воле полез на это дерево, желая продемонстрировать Сашке всю свою ловкость, силу и молодецкую удаль. И если с первой причиной своей обиды еще можно было смириться, то вторая просто выводила его из себя. Мало того, что он опозорился перед этой девчонкой, так она теперь еще и пытается его пожалеть! Ну уж нет... Вскочив на ноги и придерживая повисшую как плеть руку, Ванька решительным шагом направился в сторону больницы.

- Ваня, не переживай, Вань! - Сашка семенила рядом с ним, всячески пытаясь приободрить и успокоить своего друга, - все будет хорошо, Ваня! Все будет хорошо!
- Да отстань ты от меня, - он остановился и, смерив ее презрительным взглядом, сплюнул на землю, - что хорошо будет? Я руку сломал, не понимаешь что ли? Дурная совсем? Иди домой, достала уже!
С этими словами он, не оборачиваясь, зашагал по тротуару, оставив свою подругу хлопать огромными серо-зелеными глазами и шептать одни и те же слова:
- Все будет хорошо, Ваня... Все будет хорошо...

***
Collapse )</lj-