Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

ПОКОЛЕНИЕ Z

— Наконец-то я поняла кем хочу стать, — неожиданно сказала за ужином Катя.
Зябликовы дружно перестали есть и посмотрели в её сторону.
Последней дочкиной идеей была покупка укулеле и запись собственных песен. С помощью которых она обещала завоевать мир и сделать его ярче.
Потом родители переглянулись и Зябликова осторожно поинтересовалась:
— Ты ж вроде хотела музыкантом, Катюш?
Катя покачала головой со свежими ярко-синими прядками:
— Я месяц пыталась написать супер-хит, пока не поняла, что всё уже написано. Этот подлый Бах давно всё за всех сочинил. К тому же мне жалко Нюру.
Их такса Нюра и в самом деле покупку укулеле не приветствовала. При первых же дочкиных аккордах она скуля заползала под диван зловеще и жутко оттуда взлаивая.
— Я уже записалась на курсы, — Катя посмотрела на родителей и прищурилась, — и хочу стать тату-мастером.
Зябликовы снова переглянулись.

Дочка на секунду задумалась и добавила:
— Думаю, я смогу сделать этот ваш серый мир ярче.
— А сколько это стоит? — вздохнув, поинтересовался Зябликов.
— Деньги не нужны, я смогу оплатить курсы, продав свою укулеле. Мне вообще сейчас от вас нужна только одна вещь.
— Какая, дочюля? — робко спросила Зябликова.
— Кожа, — кротко ответила дочка.
Несмотря на лапидарный характер высказывания Зябликовы отчётливо почувствовали некую исходившую от него угрозу.
— В наборе на курсах есть свиная кожа для тренировок, — пояснила Катя, — но это всё не то. Нужны живые люди - добровольцы.

Глава семьи отказался сразу. И никакие уговоры жены про помощь кровиночке на него не действовали.
— Я вам не папуас! — заявил Зябликов категорически, — И не вор-рецидивист! А человек с двумя высшими! Совсем уже укулеле!
Зябликова держалась несколько дольше.
Полчаса.
Спустя полчаса она сдалась, пообещав дочке что-нибудь придумать.
Впрочем, придумала она быстро.
— А ты позвони Витьке, — попросила она мужа, — может, ему надо, он же какой-то у вас уголовник.
Его одноклассник Витька Лапин ещё по молодости умудрился отсидеть полгода за какую-то мелочёвку, но слыл с той поры бывалым авторитетом.
— Это ты, Зяблик, — поднял он трубку, — чё хотел?
— Да просто звоню, — Зябликов притворно зевнул, — а вот ты скажи, Витёк, ты ж вроде срок мотал, а ни одного партака. Если хочешь я с дочкой поговорю, она как раз на курсы ходит, может тебе бесплатно чего набьёт.
Витька ответил не сразу, как-то замявшись.
— Понимаешь, я щас в одной нефтянке в охрану устраиваюсь, а у них там с тутурками строго. Кабы не это, я б весь в масть закатался, ты же меня знаешь...

Перед сном, когда Зябликовы уже лежали в кровати, супруга неуверенно сказала:
— Может, тогда мне лилию, на плечо, вот сюда...
— Как у миледи? — хохотнул Зябликов, — а оригинальней ничего не придумала?
— Просто я люблю лилии...
— А почему именно лилии, графиня?
— Потому что потому. Ничего ты не помнишь, — она отвернулась к стене и обиженно повторила, — ничего ты не помнишь...

Зябликов вспомнил на следующий день.
Так как это иногда бывает, вспомнил неожиданно и очень ярко. Сколько лет прошло, двадцать, двадцать пять с их летней геодезической практики на Урале? Память мгновенно вернула те жаркие солнечные дни и звёздные вечера у костра с Цоем и Летовым под гитару. И купленное в местном ларьке пойло "Три бочки", от которого наутро все умирали на маршрутах вдоль здешних рек - мелкой извилистой Шатки и мутной Пышмы с илистыми берегами и белыми водяными цветами в заводях, которые он нарвал подбившей его на ночное купание девчушке из соседней группы. И их первые несмелые и торопливые поцелуи в палатке, пахнущие горной клубникой, которую они собирали в темноте смеясь и подсвечивая себе фонариком.
Вечером, уже возвращаясь с работы, он сделал крюк и заехал во "Флору".

— Вот тебе лилии, — зайдя домой, протянул он супруге букет белоснежных цветов, завёрнутых в голубую бумагу с атласной лентой, — а те, что я тебе тогда рвал, были кувшинки, даже кубышки по-научному, мне в магазине объяснили.
В этот момент из своей комнаты вышла Катя:
— Ого, какие красивые, а что за праздник?
— Наш семейный праздник, день... кувшинок, — озорно рассмеялась Зябликова и как-то по-молодому взглянула на улыбающегося супруга.
— Что это с вами сегодня? — подняла брови Катя, — хотя ладно, я про другое... В общем, расслабьтесь, для тату вы мне больше не нужны.
— Почему, доча? — в голос выдохнули родители.
— Я поняла, что все вокруг уже исколоты дурацкими надписями и рисунками, ничего нового не придумать. И вообще, татуировка окончательно превратилась в маркер социальной второсортности.
— Иными словами... — недоверчиво начал Зябликов.
— Иными словами, я передумала быть тату-мастером.
— А кем-нибудь другим уже надумала? — нерешительно осведомилась Зябликова.
— Кажется да... — Катя чуть помедлила, — я хочу стать блогером-зоопсихологом, таких вроде ещё нет.
Зябликовы разом повернулись и посмотрели на лежавшую у дверей Нюру.
Нюра вскочила с коврика и на всякий случай приветливо помахала хвостом.

(С)robertyumen

Чудо

Один знакомый егерь, подкинул мне разрешение на оленя. Обычного северного оленя, которых развелось столько, что они вместо ягеля уже начали отгрызать друг другу копыта. Оно было ко времени, потому что я не знал, чем мне занять приехавшего ко мне родственника.
- На охоту поедешь? - поинтересовался на всякий случай я.
- На охоту? Да конечно поеду! - встрепенулся он и начал собираться.
- Да это завтра, завтра. Сегодня я прикину во что тебя одеть и где тебе найти рогатку.
- Какую рогатку? - не понял он.
- Ну не ружье же тебе давать, ты хоть обращаться с ним умеешь?
- Да конечно, я на соревнованиях по стрельбе призовые места брал. Правда из воздушки, - подумав добавил он.
Это внушало некий оптимизм. По утру «Буран» взревел и устремился в тундру. Родственник в тулупе и с одностволкой болтался в нартах, жизнерадостно подпрыгивая на буграх и кочках. В общем все было хорошо. До поры до времени. Поэтому саму охоту я пожалуй опущу, во избежание разборок с зелеными. Скажу только, не зря родственник призовые места занимал. Даже с воздушкой.
Все началось с того, что уже ближе к вечеру, движок на «Буране» сдох. И не так вот: «тах-тах-тах, тух-тух-тух, пф» а вот так: «у-э-у-Э, бздыньк!» Прям вот так «БЗДЫНЬК» и все. Я хоть и не моторист, но понял, что это реально кранты.
- Кранты! - так и произнес я, - сдох!
- Совсем сдох? - поинтересовался родственник. Осмотрев его озабоченный вид, я приложил палец к губам, требуя тишины. Он замолк, а я прислушался, наклонив ухо к двигателю.
- Совсем! - вынес я резюме.
- Ночевать я так понял придется здесь?! - без страха в глазах, а с каким-то даже комсомольским упорством, поинтересовался родственник. - Тогда я пожалуй иглу начну строить!
- Какую иглу?! - опешил я, хотя смутно догадывался о чем он.
- Ну это дом такой из снега, эскимосы в них живут, - деловито пояснил он, - снега у нас полно, мяса тоже, спички есть. В общем я буду строить, а ты постарайся найти дров. Надо чтобы она изнутри обледенела, да и оленину не сырую же есть.
То что мой родственник, помимо меня имел в родне еще каких-то эскимосов, я понял сразу, но где он с ними встречался? Этот вопрос, меня заинтересовал. Поэтому на всякий случай и спросил:
- Откуда столь глубокие познания в построении иглу?
- Книгу читал, - буркнул он и продолжая ломать довольно толстый наст. Дальше больше, пока я надев лыжи ходил к кромке горельника, за дровами, он расчистил по кругу снег и так же вкруговую накладывал наст, с каждым слоем сужая кверху. - Я когда снег убирал, голубику нашел, листочков насобирал и ягод несколько, заварим чай.
- Да у меня в принципе нормальный есть, в рюкзаке и сахар.
- Нет, этот тонизирующий, давай разжигай костер, я как раз вверх доложу, чайку вскипятим, а потом мяса пожарим. Дров надо бы еще принести, - я беспрекословно выполнял все его распоряжения. Смотрел как капает подтаивающий наст, убирая неровности, как родственник пригнул к земле, оттаявшие кусты голубики и багульника. Сбегал еще раз за дровами. Ел шашлык из оленины, пил чай, тонизирующий. И не находил слов. Потом, мы спали, постелив подогнанный ему мною тулуп, хотя он еще порывался снять шкуры с оленей.
- Пойду за трелевочником, - проснувшись произнес я.
- Далеко ведь, - потягиваясь, сказал он.
- Это до поселка далеко, а здесь километрах в трех-пяти, лесхоз лес заготавливает, через пару часов обернусь.
- А что же мы вчера не сходили? - привстал он.
- Понимаешь какое дело, тебе вот сколько лет?
- Шестнадцать будет скоро, а что?
- А мне уже за тридцать и я такое чудо как ты, в первый раз вижу. Я просто не мог себе отказать досмотреть все до конца. И хотя бы раз в жизни пожить в иглу. Может мне такое больше и не удастся.
Как в воду глядел, да и кто сейчас книги читает про эскимосов.


© Андрей1963

Это гениально!!

Мужчина провёл иностранцев по просёлочным дорогам, затем они обошли озёра, а «на всякий случай» мошенник взял с собой лодку.

24-летний гражданин одной из стран СНГ поставил в лесу под Выборгом лжестолбы и за деньги якобы перевёл в Финляндию четверых уроженцев Азии в возрасте от 18 до 32 лет. Об этом пишет Gazeta.Spb.

Мошенник согласился перевести их через границу за 10 тысяч евро, но не хотел рисковать, поэтому решил имитировать нарушение границы. В лесу он поставил якобы пограничные столбы, а группу вёл по просёлочным дорогам и вдоль озёр. «На всякий случай» мошенник даже взял с собой надувную лодку. За свои услуги он получил аванс, а оставшиеся деньги ему должны были передать после пересечения границы.

Чтобы не упустить таких «ценных» клиентов, назвавшийся проводником гражданин решил имитировать нарушение границы, тем самым получить «лёгкие деньги» без реального оказания помощи.

Мужская клятва

Засуровел бровями Петр Иванович после энной рюмки на дне рождения любимой супруги и, крепко стукнув кулаком по столу, изрек в присутствии четы Свистуновых: – Не я буду, коли не возьму в следующую субботу жену на рыбалку!

И, заплакав от восхищения собой, упал в объятия именинницы. Подвыпивший Свистунов прослезился и, не менее твердо хряпнув по тому же столу, изъявил полное согласие и взаимопонимание, чем сразил свою супругу, не выезжавшую за город в течение десяти лет. Дело было сделано: порозовевшие женщины переглянулись, и колесо истории закрутилось.

Ближе к выходным выяснилось, что у Свистуновых почему-то сломалась машина. Женщины мужественно вызвались ехать на общественном транспорте. Не было червей, и жена Петра Ивановича, преодолев брезгливость, сама вооружилась лопатой. А, накопав червей, собственноручно и поштучно протерла каждого чистым медицинским спиртом, от чего несчастные животные пришли в изумление и скоропостижно скончались. И мужчины капитулировали…

«А может, это и к лучшему, – рассуждал Петр Иванович, – нарыбачишься за день-то, вымокнешь, а жена, глядишь, на берегу и стопочку поднесет. А у костерка тепло, картошечка с тушеночкой побулькивает. Вот радость-то где!.. Возьму, обещал ведь».

– Как ты, а? – вопрошал Петр Иванович жирного кота Кабздоха, на что кот вежливо муркал:

– Возьми-и, старина, возьми-и, да мне м-м-ясца не забудь оставить!

В субботу утром в квартире Петра Ивановича заверещал звонок.

– Ах! – сказала супруга Петра Ивановича, прикрываясь, – не готовая еще ведь я, Петенька, открой!
Collapse )

...

Однажды, Егор Крид спросил у Байкала:
— Кто самый лучший исполнитель в России?
Озеро ему ответило:
— Конечно же ты, Егор Крид.

Это был пиздёж чистой воды.

Тайный поклонник

Баба-Яга, улыбаясь, зашла в избушку, прижимая к груди конверт.

- Что там? - поинтересовался Баюн, - Опять письмо?

Яга молча кивнула, села в кресло и начала читать. Закончив, она мечтательно вздохнула.

- Как романтично, - пробормотала она, - Какие слова!
- Ты уже узнала, кто это пишет?
- Нет, и не собираюсь. Придёт время, и он сам скажет. Будешь рыбку?

Баюн согласно кивнул. Яга, витая в облаках, выдала ему самую большую рыбу.

- Ого! - удивился Баюн, обхватывая рыбу двумя лапами, - Какая щедрость.
- Настроение хорошее, - Яга не переставала улыбаться, - Я, возможно, наивна не по годам, но мне кажется, что мы с ним очень похожи. Будто знаем друг друга сто лет.
- Может так и есть? - предположил Баюн, жуя хвост, - Может это Кощей пишет.
- Куда ему. Он слов-то таких не знает. Да и почерк не похож совсем.
Collapse )

Борька-Счастливчик

Борьку на районе знали все. Знали, кому надо и кто любил выпить. У Борьки был капитальный гараж. Но это был не просто гараж. Это было место, где спорили до крика, до хрипоты, почти до драки. Спорили, потом, как в кино наступала тишина, в момент этой тишины разливали по 50 грамм. Выпивали, молчали, морщились, кряхтели…

И внезапно, будто по чьей команде спор возобновлялся снова, на том самом месте – на котором и замирал.

У Борьки был автомобиль "Москвич — 412", который он выгонял на улицу часов в пять вечера. Это был знак. Борька готов к приему гостей. Он залезал в смотровую яму, и открывал дверь в погреб. Доставал пару банок соленых огурцов, либо снимал с гвоздя копченого леща, которого поймал в прошлую субботу. На верстаке раскладывал в качестве скатерти газету «Правда» Газета выполняла функцию скатерти. Причем здесь была уже традиция – газета «Правда» была скатертью по будням. По пятницам был » Советский спорт», а в выходные » Неделя». Для больших литературных праздников, вроде дня рождения Александра Сергеевича Пушкина была запасена » Литературная газета». Скатерти часто были поводом для тостов или споров, точнее материалы, опубликованные в этих газетах.
Collapse )

Дева в беде

Людоед зарычал, поднял дубину и бросился вперед. Сэр Роланд увернулся и дубина с треском опустилась на каменный пол пещеры, не задев рыцаря. Он плашмя ударил людоеда мечом по спине.

— Ай! — воскликнул людоед. — Ты что, больно же!

Он развернулся и снова кинулся к рыцарю. Сэр Роланд ушел от удара и пнул людоеда под колено. Ноги у того подогнулись, он упал лицом вперед и перекатился на спину. Выставив огромные волосатые руки перед собой, он вскричал:

— Нет, только не мечом!

Сэр Роланд улыбнулся ослепительной белозубой улыбкой. Меч он занес вверх, готовясь отрубить чудовищу голову.

— Умри, гнусный…

— Это у тебя звенит?.. — вдруг перебил его людоед.

Рыцарь остановился. Откуда-то издалека доносился мелодичный звон.

— О, — сказал сэр Роланд. — Да, похоже, у меня. Прервемся на минутку?

— Конечно! — с облегчением выдохнул людоед. — Сколько угодно.

Рыцарь выбрался из пещеры. К тощей рябинке, росшей у входа, был привязан вороной жеребец. Звон доносился из переметной сумки.

— Да где же оно! — рыцарь порылся в недрах сумки. — Какой беспорядок, ничего не найдешь…
Collapse )

Просто пятничная история

Был я тут недавно на рыбалке. Ну был и был, дело в общем не в этом. Только вот погода в этом году, ну мягко говоря, своеобразная. И когда моя бедная Нива, разбрызгивая моря жидкой грязи, выбиралась с берега реки на более-менее пристойную дорогу, вспомнилась мне одна околорыболовная история, которую я хочу вам поведать. Сразу скажу, за правдивость не ручаюсь, ибо рассказана эта история была летчиком. А для летчика красиво спизднуть, это тоже фигура пилотажа. Букоф будет много, да и чукча опять же не писатель, ну да ладно.
Collapse )

Убить дракона

- Эй! Дракон! Подлый змей! Выходи, смерть твоя пришла! – кричал рыцарь перед логовом чудовища.
Из пещеры высунулась удивленная морда дракона, змей, приложив лапу ко лбу, принялся вглядываться в небеса.
- Где?
- Здесь! Я здесь!
- Ты-то здесь, а смерть где? Всегда хотел на нее посмотреть. Знаешь ли, легенды гласят, будто драконья смерть – это огромный скелет в черном плаще...
- С косой?
- Зачем ей коса? У нее каждый зуб, как коса. И прилетает она всегда с севера.
- Почему с севера?
- Ну, не знаю. Может жары не любит? А может из-за стены?
- Из-за какой стены?
- Ну из-за той, из-за какой все пакости приходят. Ты, случайно, не оттуда?
- Я - твоя смерть, глупый дракон! Я пришел убить тебя и спасти прекрасную принцессу Эстэр Златовласую, которую ты коварно похитил!
- А! Так значит про «смерть» - это была метафора?
- Не заговаривай мне зубы, подлая гадина! Меня предупреждали, что ты двуязычен и весьма хитер!
- Да? Некоторые утверждают, будто я весьма мудр.
- Я не дам тебе обмануть меня! Я пришел убить тебя и спасти прекрасную принцессу Эстэр Златовласую, которую ты коварно похитил!
Collapse )