Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

ИБАЦИРАПТОР

На наш заводик, приехал из Москвы инвестор, а с ним команда: риск - менеджер, финансовый аналитик, юрист, и еще пара пидарасов уникального профиля.
Хуй знает, что ребята окончили, но один был узкий специалист по отхожим местам – не знаю, как это правильно называется, никогда не сталкивался.
Он с ходу прошел в заводской туалет, придирчиво осмотрел, и отметил, что не хватает: сушилки для рук, и мыла, и туалетной бумаги нет, и жирно навалено мимо дырок. Последнее ему особенно не понравилось.
Заснял все, и тут же звонит главному своему: «Культура производства ниже закритичного уровня. Придется всех переучивать».
Наши, кто был рядом, ахнули – срать будут переучивать!
Ладно. А другой, – ну тут вообще напалм. Ходил инкогнито по всем-всем кабинетам, закуткам, и палил кто пьет чай в рабочее время. Несчастный, не успев захавать заварки, резко оказывался за проходной, и уже пил чай «по собственному желанию», т.е. когда душа захочет.

Вызвал меня директор и говорит: «Фома, есть дело. Мы с инвестором в баню, – дела обсудить, а ты свези ихнего риск-менеджера на экстрим. Этот малый баню не любит, а любит пощекотать нервы – должность обязывает, как я понимаю, сечешь?»
Мы оба не секли, о чём это, но виду не подавали, и я сказал:
– Пусть сходит в пивную «Чебурашка», на автовокзале. И совсем не дорого за такое резкое повышение квалификации.
– Не думаю, что он торопится оформить инвалидность. – озадаченно промолвил начальник. – Нужно иное: сплав по реке, восхождение на скалу, поход на худой конец.
– Куда-куда поход?! Он что, из «этих»?
– Да не о том! – отмахнулся он. – Нет у нас нихуя, вот в чем дело. А ты зимней рыбалкой увлекаешься, а это тоже экстрим. Выручай! Завтра в обед, жди его у гостиницы и организуй рыбалку. Сделай все хорошо – от этого придурка многое зависит.
Ладно, приказы не обсуждаются.
Collapse )

ШПОРЫ

Это было ну не то чтоб уж совсем давно... Хотя нет, давно… Короче мой друг олигофреноидиот вадик уже тогда был с бронёй на лбу, как у российского танка т 90. Хуй пробьёшь типа. А я хоть и не танкист, но тоже подтанкисченный уже был. Ибо драп он ведь сука такой нах…

Ну вот. Был (и наверное есть) у нас парк такой не парк, сквер не сквер, да только там нормальные люди ссат даже днём ходить, страх и ненависть в лас вегасе. джонни депп помните? Ну такая же хуйня в общем. Легко там можно было на засаду какую напороться или там пизды получить, что в общем то одно и тоже.

А мы типа с вадиком дунули уже и идем ржём чё то, к парку этому подходим, а там хуяк такая лошадь стоит. Не, ну, настоящая лошадь - типа тыгыдыктыгыдык, и девка юная при ней. Прям перед входом где парк этот засадный.

Говорит типа - а не дадите ли немножко денег лошадке на прокорм? Угу, а я блять как раз об этом и думал с утра, как бы лошадь какую накормить досыта.

Ну там слово за слово, денег нету.

А тут этот альбинос вадик гонит что-то - а яб хотел на ней прокатиться. Ну на лошадке то есть. Ну девка ни в какую - мол только за деньги. А у нас то драпа ещё было, ну типа в парке как раз хотели ещё забить, ну я и говорю, что мол с деньгамито жопо (прикольное словосочетание, резкое как японский), а вот дунуть дадим, хули.

Ну девка то жопу сморщила, но ненадолго правда, говорит типа - а хуй с ним катайтесь только недолго нах. Ну и в глазах еёных читается острое желаннее накуриться нахаляву.

Не, ну мне то лошадь похуй как-то, а вадик сука сам не свой, говорит - я герой-кавалерист, без боевой лошадиной скачки не могу существовать. Ща зажгу типа.

Ну забили конечно... Девка дала добро.
Collapse )

...

Ссориться с девушкой - это как критиковать Рамзана Кадырова. Вот ты уверен в своей правоте, а вот ты извиняешься.

Как мы с Вовкой. Про цветной телевизор.

Что ж. Давно забытое возвращается...

— До поезда ещё пять часов. Может зайдём к тёте Лизе? — предложила мама. — Давно не виделись.

Мы с Вовкой переглянулись и нам показалось, что речь идёт о той самой тёте, к которой мы заходили с бабкой и которая нас на свою голову решила сводить в цирк. Честно говоря, я сомневался, что тётя Лиза будет рада нашему неожиданному возвращению.

— Это которая сестра твоей матери? — уточнил папа. — Ну хорошо. Я сдам вещи в камеру хранения и зайдём. Чайку попьём перед дорогой.

Пока папа относил чемоданы в камеру хранения я пытался придумать что-нибудь, лишь бы не ходить к тёте Лизе. В тот раз она смирилась с тем, что мы дети и взять с нас нечего. А брать что-то с бабки ей видимо было не удобно. Как никак родственница. Сестра. И вот сейчас, мы заявимся с нашими родителями, и она обязательно в этот раз что-нибудь возьмёт с нас. Или, что более вероятно, с наших родителей. Мы хоть и родственники, но не такие близкие.

— Мам, а может не пойдём? — попытался я остановить процесс возврата долгов. — Может мы на вокзале чай попьём? Или в кафе сходим.

— Я б тоже от кафе не отказался, — вступился Вовка.

— Нечего и думать. Я тётю Лизу давно уже не видела. Мы должны обязательно её навестить. Да и на вас пусть посмотрит. Вон уже как вымахали.
Collapse )

НЕВИДИМЫЕ ГЕРОИ ИЛИ ЛУЧШИЙ ПОДАРОК ЛЮБОВНИЦЕ

Если кто-нибудь скажет вам, что профессия «охранник» скучна, то не верьте ему. Беда в том, что работа сутки-двое не позволяет парням сесть за компьютер и написать о своей нелёгкой жизни. Оттого и в литературе невидимые подвиги этих железных борцов с неразгаданными сканвордами не воспеты. А зря. На кого равняться молодому поколению боксёров, борцов, шахматистов (ну, это если уж совсем не повезёт)? Ну, не на блоггеров же со стилистами. Спортсмену после окончания карьеры, если он в топы не вышел, два пути – в охрану или в рэперы. Или в охрану рэперов. В общем, хрен редьки не слаще.

Напрасно литераторы пренебрегают темами, которые бы вознесли профессию эту, скажем честно, не очень престижную, на должный уровень. И пока они, эти самые литераторы, не очухались, пока сценаристы и копирайтеры не принялись переносить образы тружеников свистка и табуретки на голубые (тьфу-тьфу) экраны, взвалю я на плечи свои сей труд и «да пребудет со мной Сила».

Collapse )

ВСТРЕЧА С БЛОГЕРОМ

Вчера первый раз в жизни видел живого блогера. Реально.
Я никогда не был в макдональдсе, не ел суши, и не видел живого блогера.
Теперь один пункт можно вычёркивать.

Вчера иду по улице, мимо торгового центра, а навстречу мужик, с палкой на телефоне.
Тьфу, с телефоном на палке! Ну вы поняли короче.
Вот и я сразу понял. Что это блогер.
Так бывает, что ты чего-то никогда не видел, а когда увидел, то сразу понимаешь, что это вот оно самое и есть.

Так вот. Добротно одетый мужик с телефоном на палке шел навстречу, и что самое главное - целил телефоном чотко в меня.

В голове лихорадочно заметалась мысль, какой вид лучше принять, залихвацки-дураковатый, или задумчиво-ебанутый?
Я ещё даже не успел определиться, когда мужик прошел мимо, продолжая бормотать что-то сам себе под нос. Только тут до меня дошло, что мужик снимает вовсе не меня, а себя. Идёт, снимает себя, и разговаривает со своим телефоном. И для него в принципе больше вокруг ничего не существует.

Знаете, странное печатление произвёл на меня вид живого блогера. Когда смотришь ролики на ютубе, оно выглядит вроде довольно органично. А тут просто какой-то разрыв с реальностью. И я когда из ступора вышел, я стал к себе прислушиваться на предмет какие же эмоции вызвал во мне вид живого блогера, И понял, что единственная эмоция, которую вызвал у меня человек с палкой на телефоне, это желание дать ему хорошую затрещину, и потом ещё отвесить не менее хорошего поджопника со словами:
- Иди работать, долбоёб!

А ведь это очень неправильно. Бить людей нельзя, ни в коем случае. Я вообще противник всяческого насилия, я даже котят топлю без особого удовольствия. Поэтому я думаю что людей, которые вызывают непреодолимое желание применить к ним физическое насилие, их надо изолировать от общества. Построить какое нибудь поселение, где нибудь в Сибири, как для этих, коронавирусовых, и всех блогеров переселить туда. Создать им все условия, вай-фай там бесплатный, всем телефоны раздать, сделать отдельный ютуб, и пусть они там ходят, за периметром, снимают свои ролики, сами смотрят, общаются там, лайкают, ну и все прочие дела. И охранять это всё собаками и росгвардией.

А если кто провинится, у того отбирать телефон, и заставлять смотреть телевизор, строго первый и второй канал, Соловьёва и Малахова.
Ну в принципе и всё. Осталось только суши с роллами попробовать, а про макдональдс я наврал. Я там был один раз, меня Наивный туда обманным путём заманил.

© Ракетчик

Бабушка Яга восьмого

Вечерело. Баба Яга сняла бесполезный праздничный макияж карболкой и увлажняла лицо формалином, когда в избу постучали.
– Кто?
– Пони экспресс, кто…
Это была нехитрая шутка службы лесной доставки. За дверью стоял заяц с черной коробкой.
– Яга. – сказал откровенно косой по ярой весне заяц. – Яга, велено тебя поздравить с восьмым марта и вручить подарок. На! – и протянул коробку.
«Очередной кастет? Коробка разрывных патронов?» – безразлично подумала Баба Яга.
– От кого? – спросила она.
– Не велено сказывать.
– Жопу тобой подтереть? – пошутила ведьма, и заяц испарился, не подписав накладной.
Яга вернулась в избу. В углу громоздились подарки на женский день восьмое марта. От Кощея гудок с предсмертными хрипами Стаса Михайлов для ступы. Для метлы спортивный руль от Кота Баюна. От Водяного отборный рак, копошащийся в утопленнике. Ржавая нацистская каска в домашнюю экспозицию в духе «1941-1945. Смерть фашизму!», ортопедическая обувка «испанский сапожок» для костяной ноги и т.п. И нихуя, нихуюшеньки для души, как всегда.
– Хоть бы кто цветочек сраненький подарил!.. – в сердцах простонала Яга. – Не видят во мне женщину совершенно! Суки грязные, черным же по белому – Баба! Уж потом Яга...
С этими невеселыми мыслями ведьма открыла коробку.
Трупные пятна на ее лице порозовели.
– Аахуеть!.. – присвистнула нечисть и помассировала бельма. Нет! – действительно пеньюар. Бирюзовый, с кружевом, пухом, ушатанный стразами. Достойный самого пародиста Эдиты Пьехи Пескова. Яга схватила сорочку, встряхнула – засранная изба осветилась, попрятались тараканы.
– Мать моя ебучий Гитлер! Да от кого ж этакая прелесть?! – задалась очень волнующим вопросом Яга.
Кто-то в весеннем лесу недвусмысленно двигал фаберже к её доисторической сковородке. От грязных мыслей сладко заныла сухая нога и геморрой. В животе словно выпустили горсть бодрых опарышей.
– Кто? Кто? Кто?.. – нервно и кособоко мерила помещение Яга.
– Кощей? Но у него эта соска Василиса. Или потянуло на бальзак плюс плюс? Нет уж, – женатые впизду!
– Горыныч? Этот хуй с тремя головами? Вот если бы наоборот…
Яга в большом волнении покусывала кончик крючковатого носа.
– Кто? Кто?... Ахти, неужто Леший?! – всплеснула руками.
Ну, точно! Этот дьявол что-то зачастил последнее время. Разотри поясницу звездочкой, да разотри, старая пизда. А чё, он мужик ласковый, хозяйственный...
Лицо Яги осветила мечтательная улыбка. На сердце стало непривычно тепло. Волнующие пасторальные виды замелькали в голове: вот поклеили обои в избе, вот солят лягушек, ночь, то сё…
В дверь постучали. За дверью стоял давешний косой заяц.
– Ошибочка вышла, Яга. Не тебе коробочка-то. Кикиморе. – повинился ушастый курьер.
– От кого?.. – упавшим голосом спросила Яга, вытягивая из под бесформенной юбки ржавый, но безотказный ТТ из раскопа.
Спорить с двумя знаковыми пушками косой не решился и признался:
– От лешего.
Яга указала стволом на пеньюар: – Пакуй и проваливай…
– Разотри его блядь звездочкой… Я тебя разотру! Я тебе покажу пеньюары шлюхам! Я тебе поставлю будильник на полшестого! Я тебе… – приговаривала Яга, вспарывая лягушек, летучих мышей и отправлял их внутренности и ежиный кал и прочие снадобья в котел...

А. Болдырев

Метод

Роман не был фанатом ночных клубов, но иногда всё же позволял себе погрузиться в атмосферу ревущей музыки, алкоголя и кокетливых взглядов местных обитательниц. Ему казалось, что таким образом он приводил в порядок свои мозги, уставшие от работы, бытовых проблем и просто тяжелых мыслей. В тот субботний вечер он отправился туда именно за этим - отвлечься и немного расслабиться.

Заняв место у стойки, он приветливо кивнул бармену. Тот в ответ махнул рукой и, не задавая вопросов, тут же поставил перед Романом стакан с его любимым напитком. Отхлебнув из него, Роман осмотрелся по сторонам. На танцполе лениво пританцовывали несколько девушек, стреляя по сторонам взглядами, в углу что-то шумно отмечала большая компания молодых людей весьма недоброй наружности, влюбленная парочка сидела в другом конце заведения - парень что-то громко кричал на ухо смущающейся девушке, видимо, признавался в любви, пытаясь перекричать музыку. За барной стойкой кроме него расположился еще один мужчина в потертой кожаной куртке. Подперев небритую щеку ладонью, он то и дело присасывался к бутылке с минеральной водой, периодически прикладывая ее ко лбу. Судя по всему, пятница у него удалась.

Роман бросил взгляд на свои часы. Пятнадцать минут двенадцатого.
«Рановато я сегодня», - подумал он и снова отхлебнул из своего стакана.

К половине первого клуб заполнился почти до отказа. Свободных столиков совсем не осталось, пустовали лишь пара мест у барной стойки. Впрочем, и они скоро оказались занятыми. Роман допивал уже третий стакан и разговаривал о какой-то ерунде с девушкой, сидящей рядом с ним, когда страдающий от похмельного синдрома мужчина за стойкой поднялся со своего места и, пошатываясь, направился прямиком к нему.

- Валил бы ты отсюда, братан, - дыша перегаром прямо ему в лицо, произнес страдалец.
- Что? - не расслышал Роман.
- Я говорю - вали отсюда по добру, по здорову.
- А ты кто такой, чтобы мне тут указывать? - возразил Роман.
- Да я так... Мимо проходил.
- Ну вот и проходи дальше.
- Значит, не свалишь? - печально вздохнул мужик.
- Только после тебя.
Collapse )

Сосед

- Загадочные люди эти соседи! - возмущался Изя. - Когда у меня всего раз переночевала Сарочка, так все соседи оказались в курсе! А как обнесли мою квартиру, так все соседи крепко спали!

Однажды меня укусил клещ.

Дело было на даче, вечером вернулся с рыбалки, а обнаружил паразита уже далеко заполночь, собираясь ко сну.

Впился клещ очень неудобно, в тыльную сторону плеча. Так, что я его не то что вытащить, а и рассмотреть толком не мог.

Что делать? Соседи спят. До утра ждать мочи нету. Тогда я достал из рыбацкого ящика охотничий нож, хирургический зажим, и стоя перед зеркалом вырезал мерзавца вместе с изрядным куском собственного организма.

Потом достал из загашника бутылку водки, щедро обработал рану снаружи и внутри, кой-как перебинтовал, и только после этого смог спокойно заснуть.

Утром, заметив на огороде соседа, попросил его помочь с перевязкой. Всё таки перевязывать себе плечо одной рукой очень неудобно.

Накладывая повязку сосед естественно поинтересовался, где мне удалось получить такое колото-резаное ранение. На что я красочно и подробно поведал ему о ночном происшествии.

- И что ж ты меня не разбудил? - спросил сосед.

- Да постеснялся беспокоить.

Сосед посмотрел на меня удивлённо, и переспросил.

- Постеснялся?!

- Ну а чего людей среди ночи будить из-за всякой ерунды.

- Ерунды? - уже с нотками возмущения снова переспросил сосед.

- Ну, подумаешь, клещ! - промямлил я, готовясь выслушать лекцию об опасностях, грозящих от встречи с паразитом.

- Господи, да при чем тут клещ?!

Сосед воздел руки к небу, и обращаясь к кому-то там наверху возмущенно воскликнул.

- Он постеснялся, видите ли! У него была ЦЕЛАЯ БУТЫЛКА ВОДКИ, и он постеснялся!

Закончил перевязку и ушел, продолжая бухтеть:

- Что с людьми творится, а?! Бутылка водки им уже ерунда и не повод разбудить соседа среди ночи!


© Ракетчик

Пончик и Сиропчик.

Тут приятель ездил на поезде куда-то. Рассказывает. Вечер, вокзал, захожу в купе, там уже бабушка с внуком обживаются. Напержено. Вэлкам, короче.
– Здравствуйте, будем соседями. – впрочем, вежливо говорит старуха, и пацану:
– Витенька, поздоровайся с дядей.
– Здравствуй, дядя. – прогудел Витя, как слон.
– Здравствуй, Виктор. – говорю, потому что психологи настаивают, что сопляков нужно всячески уважать, но главным образом потому что малец не на много меня легче. Упитан как песдюк пингвина.
Бабуля стала выкладывать на стол продукты, чтоб перекусить. Я глянул, – с такими запасами можно доехать пешком от Москвы до Владика. Хотя, как пацан набросился на еду, я засомневался, что хватит и до Новосибирска.
Копченое сало, вареные яйца, сладкая сырковая масса, беляши и мультифруктовый нектар исчезали в Вите и обещали, что ночь будет душной… Еще и старуха подливала масла в огнь.
– Кушай-кушай. – приговаривала она, хотя пацан и так без тормозов и АБС. Наверное, у всех бабушек такой безусловный рефлекс на любимых внучат.
– Кушай. Не то дядя скажет, какой нехороший мальчик этот Витя. Так плохо кушает, ай-ай-ай! И не уступит нам свою нижнюю полку, да?..
Я нихуя не понял, кому адресован вопрос, но улыбалась перечница именно мне.
Решил, что это шутка такая, но Витя перестал ворочать челюстями и вопросительно уставился на меня. Немигающий взгляд, изо рта пугающе выглядывал фарш.
Отжимать такими методами нижние полки этой парочке не впервой, понял я. Охуев и не зная как реагировать, поскорей покинул купе и отправился в вагон ресторан проветриться.
Я вернулся через две бутылки пива и несколько станций, на которых флегматичные аборигены пассивно торговали еще прошлогодними пирожками.
Я испугался, вдруг Витёк захочет специалитет и тогда одна искра, и жена опознает только мои закопченные коронки, найденные далеко от искореженного взрывом вагона.
Опасения были не напрасны, – попутчики вкушали эклеры с натуральным маргарином. После сала и беляшей… Пиздец, тут точно готовился теракт на общественном транспорте. Я сильно пожалел, что не отправился в свою пердь на яндекс такси, хотя и боюсь ихних резких погонщиков в связи с последними громкими эксцессами.
Дышалось уже с трудом, я вежливо предложил опустить окно. Тем более, снаружи практически аномальная весна.
– Конечно-конечно! – с готовностью соглашается бабка. – Но не слишком широко. Мы боимся сквозняков.
И виновато указывает базедами на Витю. Пердеть, значит, вы не боитесь, а глотка свежего воздуха, боитесь. Ну, народ блядь.
Не доверяя мне, бабка сама открыла окно. В зазор комар ебало не просунет, не то что сквозняк. Я не знал, смеяться или плакать и обменял свою нижнюю полку на верхнюю, чтобы быть ближе к какому-никакому, а источнику воздуха. Поскольку четвертый пассажир не появился, я занял место над бабушкой, чтоб не размазало о потолок.
Немного подышав и погрустив в коридоре, вернулся в нумер, чтобы спать. Залез наверх, накрыл лицо смоченным платком, чтоб не дать дубаря сразу, потому что теплый, если можно так выразиться блядь воздух, стремится вверх.
Проснулся я оттого, что едва не обоссался. Снилось, что мне маленькому мамаша спустила штанишки и просит: пись-пись-пись.
– Спите-спите... – успокаивающе шепчет снизу из мрака бабка. – Мы тут писаем. Пись-пись-пись, Витя.
А я ж сука тоже Витя, еще чуть и было бы Рыбинское водохранилище.
Понятно, говорю и валюсь на полку. Судя по звуку, Витя дует в пачку от нектара. Так вот ты какое, безотходное производство. Могли бы и в толчке, чай не стоим.
Опять проснулся. Уже от удушья. Поезд стоит. Станция.
– Спите-спите! – ласково шепчет из мрака бабка. – Мы тут писаем. Спите же...
Да, говорю, а что это за знакомая вонь? Глядь, – Витек спит, а бабушка оседлала его горшок.
Я конечно страшно охуел от таких «рекламных» видов РЖД, и больше в поезда ни ногой, но прикинулся, что ничего не понял и типа заснул. Хотя это было непросто, признаюсь. Не стал тревожить старушку, мало с кем не бывает, какие еще сами будем. Но при одном звуке паровоза меня теперь полощет о пиздец…

А. Болдырев