Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

ХOPOШAЯ ДEВOЧКA

Cамoe yжacное, чтo мoгут cделать poдители для своей дочери — вocпитать её «хорошей девочкой». Я не говорю сейчас порядочной, умнoй или ответственной. Я гoворю — хорошей. «Хорошесть» — это привычкa opиентироваться нa чужие оценки, боязнь обидеть любую сволочь, стремление разглядеть лучшее в каждой какашечке. Быть хорошей — читай, удобной — этo тяжeлый груз, от которого многие не могут избавиться всю жизнь.

Хороших девочек оeнь любят взрослые. Воспитатели в детском садике, родители, учителя начальных классов. Скажешь хорошей девочке доедать до конца суп или кашу — она доедает, давясь, лишь бы не расстроить взрослых. А потом, во взрослой жизни, не понимают, откуда у них лишний вес и привычка есть больше, чем нужно телу. Да не слышит она свое тело, не приучена. Приучена заглядывать в глаза воспитательнице: я сыта, или ещё нет?

Хорошая девочка не дерзит взрослым. Не говорит с ними грубо, и даже на равных не говорит: только улыбается, поддакивает, слушается. А когда в 14-15 лет к ней с похотливой ухмылочкой начинает прижиматься взрослый дядя, девочка даже не может ответить — не имеет навыка. Так и терпит в ужасе, и много еще будет терпеть там, где надо твердо и громко сказать: убери руки быстро!

Хорошая девочка учится на одни пятерки. Четверка для неё — трагедия. За годы учебы она так пpивыкает ориентироваться на оценки других, что и дальше по привычке живет в нервном ожидании: как меня оценивают? Что обо мнe говорят? Все ли считают меня хорошей? Девочка хочет получать от мира пятерки, как в школе. Но взрослый мир устроен иначе, он скyп на похвалу и щедр на тумаки. Девочка страдает и пьет успокоитeльные, если не что-то покрепче.

Хорошая девочка старается быть удобной для окружающих, самой удобной, удобнее, чем разношенные домашние тапочки. Угождает, заботится, жертвует собой. Вот только жертвы эти часто не только не ценят, но и считают признаком слабости. И пользуются ими, не стесняясь, что уж тут говорить. Сколько хороших, порядочных девочек, воспитанных в идеалах жертвенности, получают в мужья бездельников, тунеядцев и альфонсов. А те, не стесняясь, едут на женах, да ещё и кнутом погоняют.

Хорошая девочка приучена терпеть. Не отвлекать взрослых от их важных дел своими пустяковыми проблемами. Послушно ждать, когда на неё обратят внимание. Она так привыкает терпеть, что это становится её второй натурой, образом жизни — находить страдание даже там, где его нет. Даже диван себе новый купить девочка не может годами, просто не замечает того, как ноет у нее спина и шея от неудобного спального места. Просто свыклась со страданием, как с необходимостью.

Имeть хороших детей — очень удобно для взрослых. Хорошие дети, как цвeты в горшках, расставленные по подоконникам, радуют глаз. Но для жизни быть «хорошим», увы, очень плохо. От «хорошести» потом приходится долго и с усилием избавляться. Так что лучше пусть уж они не будут удобными. Зато будут смелыми, умеющими за себя постоять, знaющими свои желания, потребности и границы. Пусть привыкают оцeнивать себя сами, а нe заглядывать в глаза учителям. Пусть, если нужнo, гpyбят и дaют сдaчи. Пycть не будут хopошими. Пусть будут cчаcтливыми...

Морена Морана

СТАРАЯ ШКОЛА!

На заправке чуть зависает касса. Все клиенты становятся зрителями. На сцене двое. Боевая бабушка…нет…язык не поворачивается ее так назвать. Взрослая мэм. Хорошая осанка, поставленный голос, уверенный взгляд. Судя по ауре – юность была крепкая, еще до 90-х, в которых она просто смеялась в лицо эпохе. С ней внук. Явно воспитываемый в японских традициях – слова «нет или нельзя» - запрещены. Но баловать – это не синоним «отсутствия требовательности».

Пацан лет 8. Немного смахивает замашками на героя О’Генри «Вождь краснорожих».

Касса висит. Все ждут. У бабушки легкий диалог-троллинг с внуком. Чтобы было понятно – ассоциативно:
Бабушка – крепкая блестящая рельса.
Внук – гибкий, юркий трос.

- Сходи в туалет.
- Может не надо?

- Может и не надо. Но останавливаться я не буду.
- А я в окно!
- Встречный ветер.
- Я открою окно в багажнике (видимо у бабули джип).
- Хорошо. Намочишь джинсы – сам постираешь и помоешь машину.
(пауза)
- Лааадно…
(пацан уходит…возвращается)
- Руки помыл?
- Да!
- Зачем врать?
- Как, бабуля????
- Манжеты сухие.
(пацан губами восхищенно переживывает то ли «твою мать», то ли «бл..ть»….уходит-приходит)
- Может я пойду покормлю голубей?
- Иди.
(пацан уходит, возвращается с возмущенным лицом)
- Там у входа два дяди курят.
- Выйди и скажи им, что на заправке курят дебилы отмороженные. Пусть затушат.
(он убегает со счастливым шкодным лицом…возвращается быстро….за ним двое….такие…сильные….уверенные…крепкие….демонстративно держащие сигареты в руках….я бы при встрече с ними - перешел на другую сторону улицы. Взгляд лениво вопросительный «…и…чо за…на». Дальше по сценарию. Бабушка видит их заход. Публика делится пополам. Одна достает телефоны и поп-корн. Вторая – в поисках аптечки. Охранник что-то сосредоточенно рассматривает за окном). Муха под потолком увлеченно потирает лапки.
- Если вы ищите кто послал мальчика – это ко мне. Если начнешь ругаться матом – я тебе свисток сумкой разобью.
- Слышь, мамаша…
(его перебивают, как в школе, когда учительница «накладывает» железным интонациями на глупые комментарии ученика-хулигана).
- Ты не охренел, пасынок? Какая я тебе – мамаша, полудурок ты аморфный. Если ты думаешь, что своим целлюлитом меня прессанешь, то дико облажался. Рот даже больше не открывай. Ты все уже себе наговорил. Не тяни ко дну свою долю, а то проотвечаешься.
(пацан не обращая внимания на происходящее невозмутимо выбирает колу…бабушка на секунду к нему, не меняя напора)
- Возьми лайт, там сахара меньше
(возвращается обратно в монолог)
- Затушили сигареты оба, и выкинули. Идиоты, умалишенцы, прости господи.
(как у Гоголя – немая сцена, даже муха притихла….один из парней вдруг хватается телефон, и с деловитым видом выходит….второй за ним…)
- Бабуля, а если я тоже буду курить?
- Если ты будешь подтягиваться 25 раз, и тебе нечем будет заняться, и некуда тратить деньги – обкурись. Только стул вытирай.
- Зачем?
- Никотин из попы будет сочиться.
- Бабуля, ты же старая – а как вы раньше переписывались, айпедов и телефонов не было!!!
- На бересте, бл.ть.
(слегка заканчивается ее терпение)

Пацан счастливо улыбается.

Кассирша: «Касса заработала».

Публика аплодирует.
(С)сеть

Анализ го*на

Я человек очень чувствительный к красоте и великолепию. Все-то мне восхитительное подавай, чтоб глаз радовало и сердце согревало. Я эстет, хули. С детства у меня такое.

Ежели что-то вокруг эстетически не удовлетворяет мою тонкую натуру, пиши пропало. Начинаю капризничать, проявлять нетолерантность и говорить нехорошие слова. Могу даже в обморок упасть или кому-нибудь в сердцах руку сломать. Такой уж я человек. Потом стыдно, конечно, но ничего уж не попишешь.

Но я не виноват. Это во мне генетически развито. А против природы, как говорится, хуй попрешь. Слово "хуй" я сейчас написал не случайно, увидел в окно, как птичка посрала. Возмущен был и напуган. Вот и накатило. Извините.

Так вот, любовь к красоте и эстетике у меня от мамы. Такая она была женщина. Душевная организация тянуло ее к креативу и украшению действительности. Слово "творчество" ее второе имя.

Но иногда всё это приводит к непредсказуемым последствиям.
Однажды, когда я учился во втором классе, в школе нам сказали принести говно. Извините за резкий переход к реалистичному повествованию.
Пришла наша медсестра в класс и громко сказала:
-Дети, завтра обязательно принесите свой кал. Не забудьте. Кто не принесет, пойдет домой за этим самым калом. Короче, чтоб без него в школу не приходили.
Мой друг и сосед по парте Владик поднял руку и спросил:
-А сколько вам надо этого кала? Я если что могу дедушку попросить и папу тоже. На всех хватит!
-А я Джульбарса могу попросить!- крикнул с последней парты Андрей Ковалев- Он у меня знаете как много срет?! Ого-го! Даже владиков папа так не сможет!
-Фу, Ковалев! Что за слова такие?- возмутилась медсестра- Прекрати говорить слово "срет", надо говорит "какает"! И не надо никого просить, ребята. Просто нужно маленький кусочек и именно вашего кала. Для анализов. Надо проверить нет ли у вас яйце-глиста. А из чужого кала такой информации мы не получим, знаете ли!
-Прям так именно из нашего? Очень жаль, у Джульбарса кала этого намного больше. И у Гены тоже. Это мой старший брат.
-Именно вашего, дети!- строго сказала медсестра и вышла из класса- И прекратите пререкаться! завтра всех жду именно с вашим калом! И чтоб никаких пап и Джульбарсов!
Collapse )

...

Запись учителя в школьном дневнике Дарьи Донцовой: "Ваша дочь подготовила доклад по биологии. Читаю уже третью неделю. Надеюсь, что убийца не зебра."

ЧТО ДЛЯ МЕНЯ ЗНАЧИТ СССР? 10 ПУНКТОВ ДЛЯ ОСМЫСЛЕНИЯ

Я родился и вырос в СССР. Что для меня значит СССР – Союз Советских социалистических республик? Буду перечислять по пунктам:

1. Это моя Родина. Она была, есть и будет всегда моей Родиной. Говорят, что в 1991 году СССР распался, а как же тогда народный референдум? В референдуме, состоявшемся 17 марта 1991 г., из 185,6 миллиона (80 %) граждан СССР с правом голоса приняли участие 148,5 миллиона (79,5 %); из них 113,5 миллиона (76,43 %), ответив «Да», высказались за сохранение СССР. По закону референдум имеет высшую законодательную силу. Ельцин и его команда грубо нарушили закон, игнорировали результаты референдума и просто захватили власть, объявив, что СССР распался.

2. СССР для меня – это советская школа, где мне дали образование, воспитали во мне ответственность. У меня были прекрасные учителя – требовательные и справедливые. Мне не надо было сдавать ЕГЭ, я шёл со спокойным сердцем в 10 классе на школьные экзамены (а их было около семи!), так как не боялся, что «провалюсь». И так же спокойно готовился к экзаменам в ВУЗ (4 экзамена). В школе во мне воспитали коллективистский дух и предоставили мне кружки и секции (бесплатно) для моего развития. Вокруг школ в СССР не было железных заборов, как сейчас, не было охранников на входе – СВОБОДНО мог зайти любой человек.

3. СССР для меня – это высшее образование в Коми государственном педагогическом институте. Незабываемые студенческие дни и стипендия 40 руб в месяц, которой хватало на питание (а с супругой – студенткой СГУ – целых 80 руб.) Правда, когда родился ребёнок, пришлось немного подрабатывать дворником, сторожем, но это не сказалось на учёбе. Советский ВУЗ – это стройотряды, это «картошка», это работа пионервожатым в детском лагере, это песни у костра, это выступления на сцене, это КОМСОМОЛ!

4. СССР для меня – это моя первая работа учителем в школе №1 г. Сыктывкара и моя первая зарплата 157 руб., с которой я чувствовал себя богачом. Проработал я два месяца – забрали в армию.
Collapse )

Вот такая история

В общем, приведу историю, имевшую место быть в совковом детстве одного знакомого Коли.
Эта Коля был тихий, прилежный мальчик, заядлый книгочей без вредных привычек. Он единственный из третьего «Б» частенько околачивался в школьной библиотеке. Да и из всей школы, пожалуй, единственный. Замудохал библиотекаршу и мышей с несварением от «Детгиза».
Родители же не могли на сына нарадоваться, и отвели ему тихий уголок: превратили кладовку в однушке в крошечную, но уютную детскую. Там аккурат поместились обои, маленький диванчик и тумбочка. Очень тихо, очень тепло. То что надо для малыша и браги.
Разумеется, ребенка не посвящали, что в той тридцатилитровой бочке из нержавейки. Коля сам этим заинтересовался, потому что откровенно заёбся штурмовать цистерну – бочка перекрывала проход.
Открутить тугую железную пробку, завинченную отцом он не смог, но через дырочку в пробке недурно попахивало. Три трехлитровые банки «задумавшегося» клубничного компота, засахарившееся кизиловое варенье, толика ванили и щепотка дрожжей уже вовсю давали себя знать.
Почитав перед сном и пожелав родителям доброй ночи, Коля запустил жало в жестянку. Пойло так пришлось по вкусу, что малыш пожалел, что в дырочку не лезет шланг от душа, а лишь соломинка. В маленькое охуевшее горло текло что-то пикантное, что бодрило и вместе растекалось теплом в недоразвитой голове и теле.
Хорошенько приложившись, Коля заснул как никогда быстро и в одежде…
Спустя два дня на третий, за завтраком мать с тревогой взяла сынишку за отяжелевший подбородок, и изрекла что-то вроде: мертвецки дрыхнешь, малыш. Не могу тебя добудиться. Не захворал ты, кроха? Прав папа, – надо записать тебя в спортивную секцию, закаляться.
По пиздюку плакала секция анонимных алкоголиков, а не физкультура, но бедняжке было невдомек. Насморк сковал ей нос, а папа рано уходил на завод и не имел привычки на прощанье обнюхивать сына.
Collapse )

КАРТОШКА, БАРЫШНЯ И ХУЛИГАН

Слово «картошка» у меня в первую очередь ассоциируется не с драниками или фри, а с поездками в совхоз. Заставшие СССР помнят: была такая практика — помощь подшефным хозяйствам с уборкой урожая. Это так и называлось — «поехать на картошку». Особенно активно использовались в страду студенты.
Конец 80-х. Я перешла на второй курс. В сентябре нас собрали и объявили: мы, как самый распиздяйский и недисциплинированный факультет, наказаны поездкой в Семеновку. Почему наказаны, мы так и не поняли.
И только оказавшись на месте, стали прозревать. Семеновка находилась очень далеко от райцентра, и прочих центров цивилизации. Рядом стеной стояла глухая тайга. Из развлечений имелись только магазин-сельпо, танцы по выходным в клубе (не ночном, а сельском) и… студенты.

Студентов деревенские почему-то не любили, но каждую осень ждали с нетерпением. Дело в том, что у местных парней была добрая традиция. В первую ночь после заезда студентов в лагерь, молодые семёновцы являлись бить городских. Шло время, местные ребята взрослели, остепенялись, на их место приходили новые, а традиция жила годами. Но мы ничего этого, конечно, не знали.
Привезли нас вечером в лагерь — два древних, облезлых барака с комнатами на шесть человек. Заселившись в комнату, мы с подругами обнаружили: входная дверь не закрывается. Защелка была вырвана с мясом, и висела на одной петле. При попытке ее задвинуть совсем отвалилась.
Пока размышляли, что делать, в лагере погас свет: кто-то выключил рубильник. В коридоре раздался тяжелый топот и крики. Ночные гости пинком выносили хлипкие двери и выволакивали студентов на расправу. У семеновцев имелся свой кодекс чести: девочек они не трогали. Но и этого мы тогда не знали.
Судя по звукам, в коридоре уже активно пиздили студентов, продвигаясь к нашей двери. Было страшно.
— Что делать? Сейчас ведь и до нас доберутся, — перешептывались девчонки.
Я приоткрыла дверь и высунулась, чтобы понять происходящее. В этот момент включился свет — видимо, кто-то из преподов добрался до рубильника. Представшая глазам картина оптимизма не добавляла: по коридору ко мне шли пятеро местных, возглавляемых двухметровым парнем борцовского телосложения. Позади них оставалась «выжженная земля»: стонущие мальчишки и даже один бородатый препод с подбитым глазом.
Решив, что хуже уже не будет, я шагнула навстречу предводителю семеновских команчей, и вежливо сказала:
— Ой, вы не могли бы помочь? У нас вот дверь не закрывается…
Огромный хулиган споткнулся. Растерялся. И замер, сверху вниз рассматривая хрупкую городскую барышню, которая на ладошке доверчиво протягивала ему оторванную защелку. За его спиной изумленно сопела банда, за моей — испуганно попискивали девчонки.
— Так это…Того… Инструмент нужен, — пробасил атаман, бережно принимая у меня защелку.
— А у вас нет? Как жаль. Теперь спать страшно, — вздохнула я.
Парень ответить не успел, завыла сирена: преподы вызвали милицию.
— Мы того… Увидимся еще, короче, — сказал главарь, прошел через нашу комнату и выпрыгнул в окошко. Банда последовала за ним.
Семеновская милиция, сквозь пальцы смотревшая на развлечения молодежи, обошла лагерь и отбыла. Мы улеглись спать. А посреди ночи в окно осторожно постучали. Вернулся атаман с инструментами, в два счета прикрутил к двери защёлку, под наш радостный щебет и слова благодарности.
Атамана звали Коля Сузуки — в честь его «фирменной» толстовки с надписью «Suzuki». Коля был белобрыс, могуч, и по местным меркам чрезвычайно авторитетен.
На следующий день, часов в двенадцать, когда мы изнывали под жарким солнцем посреди картофельного поля, на дороге завихрилось и стало быстро приближаться облако пыли. Скоро из него показались парни на мопедах, хулиганы привезли нам с девчонками гостинцы: парное молоко, свежий хлеб, домашнее масло. Да еще извинились за доставленное беспокойство.
А вечером нас пригласили кататься по деревне. На берегу реки мы в костре пекли картошку и запивали местным ядреным самогоном. В выходные отправились в клуб на танцы. «Картофельный» месяц прошел очень весело.
Удивительно, но с нами хулиганы вели себя по-джентльменски. Особо не приставали — так, целовались только под луной. Видимо, им хватало того, что на зависть всем гуляли с городскими. Правда, образовалась другая угроза: на танцах нас несколько раз хотели отлупить семеновские девчонки, за то, что женихов отбиваем. Но обошлось.
Больше наш курс в Семеновку не возвращался. Традиция бить студентов не прервалась. Но судя по рассказам, местные стали обходиться бескровными акциями, больше запугивали городских парней, демонстрируя молодецкую удаль, а сами интересовались барышнями.
Через несколько лет я встретила Колю Сузуки во Владивостоке.
— Вот, окончил мореходку, работаю, в Японию хожу, — похвастался он. — А еще женился на студентке. Недавно сын родился…
— Больше никого не бьешь?
— Да ну, — смутился Коля. — Какой там бить? Деньги на семью надо зарабатывать.
Иногда даже хулиган чудесным образом преображается ради любви. Главное, найти свою барышню. Жаль, такое случается нечасто.

© Диана Удовиченко.

...

- Еще раз, сука, назовешь меня интеллигентным человеком и до конца жизни будешь ссать кровью. Хорошо понятно, гнида?
- Петр Алексанро… Алексеевич, что вы говорите, вы же профессор…
- Это я здесь, тварь, профессор, в этих гнилых стенах, а вот сейчас я возьму тебя за шкирку, мы покинем аудиторию, выйдем на свежий воздух и - оп, бля - я уже не на работе, а ты - не мой студент, а всего лишь говноед на тонких ножках. И ничто, придурок, не помешает мне вырвать тебе кадык и засунуть в твою тощую задницу…
Профессор презрительно сплюнул, вернул лицо в нормальное состояние и посмотрел на студента. Студент Архипкин стучал зубами и молчал.
Профессор вздохнул:
- Видит Бог - я сделал все, что мог. Либо вы мне сейчас расскажете - что такое когнитивный диссонанс, либо я не смогу вам поставить даже тройку. Думайте, Архипкин, думайте… Соотносите увиденное и пережитое с моим вопросом.

...

Мы с женой составили списки из 5 человек, с которыми нам разрешено переспать если у них когда-нибудь появится такая возможность.
Она выбрала: Брэда Питта, Криса Хемсворта, Дэвида Бекхэма, Ченнинга Татума и Брэдли Купера.
Я выбрал: её сестру, её двоюродную сестру, её лучшую подругу, нашу соседку и учительницу третьего класса нашего сына.