Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Сербия протягивает руку помощи России

Для всех страдающих от последствий запрета мата.
Сербия протягивает руку помощи России.

Для вас, любители филологии.
Сербский глагол, описывающий действие в рамках физиологии общения полов, очень близок русскому. Но то обилие смыслов, которое он несет, делает его основным словом сербского языка, особенно, когда речь идет о политике.

Jебати – надоедать кому–либо, не давать покоя, создавать проблемы. По правилу означает, что речь идет о насилии над психикой, а не над телом.

Изjeбати – чрезмерно достать, психически утомить человека, изнурить его разговорами, требованиями или просьбами.

Зајебати – обмануть. Он ме зајебао! — обманул, не выполнил обещания или дал заведомо ложное обещание. Если глагол используется по отношению к себе – ја сам се зајебао, то значит, что человек признает, что совершил ошибку. Отсюда слово зајеб – ошибка.

Прејебати – обмануть с особым цинизмом. Это не просто из области – не дал списать, а обманул так, что даже вставную челюсть тещи выманил и продал, жулик.

Зајебавати — дразнить. Крик, частый в школе: Учителица, он ме зајебава! – не говорит о ужасах, которые царят в системе сербского общего образования, а просто просьба учительнице обуздать чрезмерно язвительного школьника.

Подјебавати — насмехаться.

Сjeбати – не убежать, а наоборот — уничтожить, потратить до конца (идею, деньги, имущество и саму жизнь человека).

Најебати – претерпеть фиаско, крах, катастрофу. — Сади си ти најебао — сказал волк поросенку. Но в итоге најебао се только он сам.

Одjeбати – забыть, вычеркнуть из жизни, отказаться от общения с личностью.

С прилагательными/наречиями все тоже сложно:
Jeбен/–а/–о – может быть как восхищением, так и разочарованием. Может быть как јебено добро — очень хорошо, а может быть и јебено лоше или очень плохо.

Преjeбен – очень хороший, превосходный.

Преjeбан – хитрый, лукавый.

Ненадjeбив — супер–сверх–мега–пре и вообще пусечка единственная редкая в среде скучных человеков вульгарис.

Јебитачно – сильно, весомо, грубо, зримо.

Существительных с основой на данную речь много. Все не перечислю, дам два, которые мне нравятся:

Jeбада — вещь, которую сложно сделать, сложный процесс (например получение справки в каком–либо бюрократическом учреждении).

Јебиветар – нет, это не перверзия общения человека с ветром, а просто слово, характеризующее человека легкомысленного.

А когда речь идет о словосочетаниях јеби(га) и јебо(те)...то я в страхе прекращаю дозволенные речи, потому что они могут означать (в зависимости от контекста) что угодно от возмущения до восхищения и сочетаться в словами в немыслимом количестве вариантов:
јеботе те јеж (Хитлер, патак, сунце..) – это не пожелание вступить в неформальные отношения с ежом (Гитлером, уткой или солнцем), а возмущение, радость, умиление, восторг, негодование, разочарование и далее везде и несть числа смыслам и оттенкам.

Кстати, данные слова и их сочетания редко используются как ругательства, а просто являются эмоционально окрашенными словами без которых сербский язык не может обойтись и которые употребляют все от академика до плотника.
(с) сеть

Мир тесен

Петербургская классика – ночь, улица, фонарь… Из Коломны возвращаюсь в Купчино, по телефону заказываю такси. Подъезжает машина.

- На проспект Славы?

- Да, именно туда.

- Садитесь, поедем.

Водитель попался разговорчивый, я не возражал. Поговорили о погоде, о дорогах, а затем я упомянул флот рыбной промышленности. Оказалось, что водитель тоже из рыбаков.

- А где работали? – поинтересовался он.

- В основном Тихий океан, Перуанский и Чилийский районы.

- Я там тоже работал.

- Когда?

- В восьмидесятых. Много было интересного. Вот помню летели мы как-то из Лимы домой в январе…

- Постойте, в январе 85-го? И прилетели в Ригу?

- Да, так и было. А что?

- Так в том самолете мы летели вместе!

Я хорошо помню это возвращение. Из жаркой январской Лимы летели в майках, припасенную теплую одежду сдали в багаж, рассчитывая переодеться в Шереметьево, где из самолета в аэропорт пассажиры переходили по трубе. Когда поздно вечером вместо Москвы приземлились в Риге, первое что увидели – косо летящий в лучах прожекторов снег, и пограничники в тулупах с поднятыми выше головы воротниками возле трапа. Незабываемое впечатление для легко одетых людей, которые полгода отработали в тропиках. Затем была на редкость придирчивая таможня, бессонная ночь в пустом аэропорту, и наутро долгая снежная дорога в автобусе с замерзшими стеклами. Домой попали через сутки после прилета.

Пока смеялись над совпадением, почти приехали. Я попытался подсказать дорогу без ухабов, но водитель меня прервал:

- Я знаю как проехать – вот в этом доме живет моя мать, а вот в эту школу я ходил…

- ЧТО??? В ЭТУ??? НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! Я ТОЖЕ!!!

Поговорили про школу, даже нашли общих учителей, пожелали друг другу всего хорошего, и дружески расстались.

Если учесть, что я уже давно не живу в Петербурге, и лишь иногда приезжаю навестить родственников, то остается только удивляться тому, насколько тесен бывает мир…


© Viratral

Тактический ход

Дождавшись, когда из аудитории выпадет тело очередного слушателя, капитан 3 ранга Савельев открыл дверь и чётким строевым шагом направился к столу экзаменационной комиссии:

- Товарищ контр-адмирал! - уверенным командным голосом произнёс он. - Капитан 3 ранга Савельев для сдачи экзамена по тактике Военно-Морского Флота прибыл!

- Хорошо-о... - по привычке протянул начальник кафедры.

Он уже хотел продолжить: «Тяните билет!», но не тут-то было.

- Есть «хорошо»! - бодро ответил Савельев, развернулся кругом и, тем же чётким шагом вышел из аудитории.

В классе наступила немая сцена... Народ у досок пытался не корчиться от смеха, а те, что сидели за столами, уткнулись лбом в столешницу, сотрясаемые беззвучными рыданиями.

Старший преподаватель недоумённо посмотрел на начальника кафедры и, разведя руками, спросил:

- И чего с ним будем делать?

- Как что? - последовал ответ мудрого адмирала. - Тактика, как дисциплина учит нас правильно оценивать обстановку и принимать грамотные решения... Он! Решение! Принял! Да и слово адмирала - это вам не крик попугая на ветке! Вписывайте в ведомость озвученную мной оценку.
(с) сеть

СТАРАЯ ШКОЛА!

На заправке чуть зависает касса. Все клиенты становятся зрителями. На сцене двое. Боевая бабушка…нет…язык не поворачивается ее так назвать. Взрослая мэм. Хорошая осанка, поставленный голос, уверенный взгляд. Судя по ауре – юность была крепкая, еще до 90-х, в которых она просто смеялась в лицо эпохе. С ней внук. Явно воспитываемый в японских традициях – слова «нет или нельзя» - запрещены. Но баловать – это не синоним «отсутствия требовательности».

Пацан лет 8. Немного смахивает замашками на героя О’Генри «Вождь краснорожих».

Касса висит. Все ждут. У бабушки легкий диалог-троллинг с внуком. Чтобы было понятно – ассоциативно:
Бабушка – крепкая блестящая рельса.
Внук – гибкий, юркий трос.

- Сходи в туалет.
- Может не надо?

- Может и не надо. Но останавливаться я не буду.
- А я в окно!
- Встречный ветер.
- Я открою окно в багажнике (видимо у бабули джип).
- Хорошо. Намочишь джинсы – сам постираешь и помоешь машину.
(пауза)
- Лааадно…
(пацан уходит…возвращается)
- Руки помыл?
- Да!
- Зачем врать?
- Как, бабуля????
- Манжеты сухие.
(пацан губами восхищенно переживывает то ли «твою мать», то ли «бл..ть»….уходит-приходит)
- Может я пойду покормлю голубей?
- Иди.
(пацан уходит, возвращается с возмущенным лицом)
- Там у входа два дяди курят.
- Выйди и скажи им, что на заправке курят дебилы отмороженные. Пусть затушат.
(он убегает со счастливым шкодным лицом…возвращается быстро….за ним двое….такие…сильные….уверенные…крепкие….демонстративно держащие сигареты в руках….я бы при встрече с ними - перешел на другую сторону улицы. Взгляд лениво вопросительный «…и…чо за…на». Дальше по сценарию. Бабушка видит их заход. Публика делится пополам. Одна достает телефоны и поп-корн. Вторая – в поисках аптечки. Охранник что-то сосредоточенно рассматривает за окном). Муха под потолком увлеченно потирает лапки.
- Если вы ищите кто послал мальчика – это ко мне. Если начнешь ругаться матом – я тебе свисток сумкой разобью.
- Слышь, мамаша…
(его перебивают, как в школе, когда учительница «накладывает» железным интонациями на глупые комментарии ученика-хулигана).
- Ты не охренел, пасынок? Какая я тебе – мамаша, полудурок ты аморфный. Если ты думаешь, что своим целлюлитом меня прессанешь, то дико облажался. Рот даже больше не открывай. Ты все уже себе наговорил. Не тяни ко дну свою долю, а то проотвечаешься.
(пацан не обращая внимания на происходящее невозмутимо выбирает колу…бабушка на секунду к нему, не меняя напора)
- Возьми лайт, там сахара меньше
(возвращается обратно в монолог)
- Затушили сигареты оба, и выкинули. Идиоты, умалишенцы, прости господи.
(как у Гоголя – немая сцена, даже муха притихла….один из парней вдруг хватается телефон, и с деловитым видом выходит….второй за ним…)
- Бабуля, а если я тоже буду курить?
- Если ты будешь подтягиваться 25 раз, и тебе нечем будет заняться, и некуда тратить деньги – обкурись. Только стул вытирай.
- Зачем?
- Никотин из попы будет сочиться.
- Бабуля, ты же старая – а как вы раньше переписывались, айпедов и телефонов не было!!!
- На бересте, бл.ть.
(слегка заканчивается ее терпение)

Пацан счастливо улыбается.

Кассирша: «Касса заработала».

Публика аплодирует.
(С) сеть

Не взрослейте, жизнь такая интересная

Сначала ты рождаешься и тебе все равно. Попа сухая и отлично! Складки симметричные, мама рядом — замечательно! И ты сама по себе лежишь, развиваешься и пахнешь молоком и какой-то вкусняшкой. Лежишь и растешь. Корней нет, а все равно растешь. В длину, в ширину и даже мозг. А все вокруг в постоянном восхищении и умилении. Ты — центр. Нет никого, кто лучше тебя, и кого лучше ты. Тебе всё равно. Ты — центр и ты в центре. Ты ни с кем себя не сравниваешь, ни с кем не соперничаешь, ни из-за чего не переживаешь. Ну разве что, о сухости попы и о маме. Ты просто есть и это счастье. Ты не думаешь, что о тебе подумают, что скажут, как посмотрят. Ты естественна до кончиков ресниц. Сама непосредственность и раскованность. Сама чистота. Чище не бывает. Чище только Бог.

Проходит время… Ты растешь. Еще больше! И в длину, и в ширину, и даже мозг. Тебя отдают в садик. А там Машка, Петька и Кирилл. И даже Захар и Василиса. А! И Милана! Без Миланы сейчас садик не садик, а так… флешмоб Насть и Сонь. Но не суть. Так вот, оказавшись в садике, ты тоже сначала ничего не понимаешь. Какие-то люди… режим… запеканка… Иногда утренники и тебе говорят: «Пой!» И ты поешь. Стараешься! Немножко стесняешься. И страшно. Особого удовольствия нет, но сказали «пой!» А ты послушная. Ты уже научилась быть послушной, тебе уже не все равно. И попа давно сухая. И мама на работе. И пахнет убежавшим молоком.

Поешь.
А хотела рисовать.
Еще, в садике, ты понимаешь, что есть школа. И начинаешь очень-очень туда хотеть! Как будто это не школа, а Диснейленд. Ты еще ничего не понимаешь, но уже хочешь. Потому что веришь. Ты еще очень доверчивая. Тебе рассказывают, и ты веришь. Всему! Что Земля круглая, вода мокрая, люди хорошие, а школа — это прекрасно. Только взрослые туда ходят! И тебе начинает жутко хотеться стать взрослой, но ты еще не понимаешь, что это — быть взрослой. Просто все говорят, что это здорово, и ты веришь.
Collapse )

Про учительницу без стыда

- Заходите! - громко сказал Павел Егорович.

В кабинет тихонько вошла молодая учительница биологии Ирина Игоревна. В кабинете помимо директора было еще два завуча, несколько учителей, женщина из РАЙОНО и незнакомый мужчина.

Павел Егорович тихонько стучал кончиком ручки по столу и смотрел на Ирину Игоревну, нагнетая обстановку.

- Так, - начал он, - вы наверняка догадываетесь о причине нашего собрания.

Ирина Игоревна кивнула головой и покраснела.

- Давайте, я начну, - сказал Павел Егорович и поднялся с кресла.

- Две недели назад мне поступил сигнал, что вы, Ирина Игоревна, пришли в школу в довольно не совсем подобающей блузке.

- Обычная блузка, - прошептала Ирина Игоревна, - сейчас все в таких ходят.

Женщина из РАЙОНО покачала головой, а Павел Егорович громко и с поучительной интонацией произнес:

- А вы не все, вы учительница, вы работаете в школе, а здесь дети. Думаете я зря сказал про блузку? Человек, который обратил внимание на ее неподобающий фасон, только вчера перестал посещать психолога.

Ирина Игоревна еще сильнее опустила голову.

- Продолжаем, - сказал Павел Егорович и взял со стола листок бумаги с текстом. - Недавно я зашел в ваш аккаунт в социальной сети и увидел там ...

Павел Егорович приподнял очки и оглядел присутствующих.

- И увидел там ваши фотографии в плавательном костюме.
Collapse )

ПРО УЧИТЕЛЬНИЦУ

Мне учительница влепила трояк в начале второго класса, когда я в тетради природоведения закрасила ящерицу коричневым карандашом.

У бабушки на даче, где я проводила лето, все ящерицы были светло-коричневыми, я их с удовольствием ловила, они от меня убегали иногда оставляя свой кровоточащий хвост в моих детских жестоких ручонках.

Ну так вот, влепила мне трояк сказав, что коричневых ящериц не бывает в природе, а бывают только зелёные.
Я ей ответила, что, может, и бывают зелёные, допускаю такую возможность, но я зелёных не видела, зато видела много коричневых.

Елена Владимировна на меня разозлилась, начала орать, что коричневых ящериц не существует. А они существуют. И я их видела.

Кароч, для меня, восьмилетней, было очень обидно, даже оскорбительно, что мне не верят и считают лгуньей.

Я ж тогда не понимала, что учительница просто тупая пизда.


***
На следующий год я привезла с бабушкиной дачи коричневую ящерицу и для доказательства своей правоты продемонстрировала ее учительнице со словами:
"Вот видите, Елена Владимировна, коричневая ящерица, я права - они существуют!"

Елена Владимировна скорчила рожу и начала с тех пор занижать мне оценки. И грамоты перестала давать. И благодарности не объявляла. И вообще игнорировала она меня знатно.
Вот так я впервые столкнулась с "Ты чо, самая умная?" и "Тебе чо, больше всех надо?" в действии.
А всего лишь ткнула тупую пизду моськой в ее глупость.


Ну я ж не знала, что так нельзя, я ж маленькая была, мне ж казалось, что правда и добро побеждают ложь и зло.

А училку потом автобусом по остановке расхуярило кишками наружу. Вот так ей и надо, нечего было отрицать существование КОРИЧНЕВЫХ ЯЩЕРИЦ!
(С) сеть

Мой последний урок. Вы все его запомните

— Учителей сейчас вообще ни во что не ставят, — русичка строго зыркнула поверх очков. — Я ведь когда-то такой же молоденькой была, наивно верила в свой авторитет. В девяностых тогда всем несладко жилось, но находились и кто понаглее, изворотливее прочих. Они-то, коммерсанты да бандиты, из грязи повылазили и давай права качать. Помню, учился у меня в классе сын одного такого. Ванечка. Ох, какой же паскудный малец, скажу я вам! Я только первую неделю в школе работала, а он уже успел набедокурить: Катеньке, отличнице нашей, косу ножиком срезал. Под корень. А у девочки коса добротная росла, в запястье толщиной, до самой попы доставала. Ей все завидовали, я и сама о таких волосах могла только мечтать. И вот вызываю я отца того Ванечки на беседу. По-хорошему объяснить хотела, мол, больше внимания надо пацаненку уделять, папаша. А то диким совсем растет. Да и с девочками, ну нельзя же так! И вот является боров такой, золотыми цепями обвешан, а от самого перегаром и потом за километр несет. Колхоз! Я перед ним и так и эдак распинаюсь, как дура последняя, а он в меня пальцем грязным тычет и говорит: ты вообще кто? У меня две точки на рынке, а ты по жизни кто? Училка? Ну так учи и не выделывайся, а с сыном своим я сам разберусь. Так если бы разобрался, а то мне урода этого еще четыре года пришлось терпеть. Сколько я ревела тогда, страшно вспоминать. Понарожают подонков, а нам разгребай. Быдло.

— И то правда. У нас чуть что, сразу школа виновата, — учительница физкультуры громко отхлебнула из кружки и повернулась к молодой коллеге. — Лена, чай остыл уже. Лена!

— Да не трогай ты её, — буркнула русичка, уткнувшись в журнал.
Collapse )

Диспансеризация

Вот как на пустом месте можно довести ребенка… В СССР младшие школьники проходили диспансеризацию хором. Вместо уроков класс гнали в поликлинику где и сдавали: флюорографию, рост, вес, коленный рефлекс, плоскостопие и т.п., и, конечно, анализы.
Накануне учительница предупреждала: – Внимание! Завтра все приносят в школу кал в спичечном коробке!
– Полный коробок не надо! – предостерегала она, наверное, отличников. – Трети достаточно. На коробке разборчиво ваша фамилия, имя. Ясно?
Фуясно. Да хоть фотокарточку с уголком, лишь бы не учиться! И назавтра все как один были с калом.
Прежде чем выдвигаться в поликлинику, гавно шмонали.
– Все принесли? – спрашивала училка, обводя класс указкой, что обрезом. – Ну-ка, показали мне коробочки!
Мы показали коробочки. А мой кореш Гена показал, что-то совсем из другой оперы… Мощности учительских очков не хватило рассмотреть, что он показывал, и она подошла вплотную.
– Что это, Сидоров? – спросила она про нечто на ладошке мальчугана.
– Анализы... – буркнул Генчик.
– Чьи?! – не понимала класснуха. Потому что вместо коробка у Гены совсем крошечная пластиковая баночка.
Если бы ебучим крысам вменялась диспансеризация, это б тянуло на анализ, но для четвероклассника, который хуярит в столовке макароны с хлебом… Мальчик с пальчик, и тот мог предложить поликлинике больше…
– Чьи?! – недоумевает учительница.
Кто-то из детишек громко выкрикнул: – Хомячка!
Вздрогнула школа. Класс лег! Училка сама едва не сдала всю мочу.
А просто, у Гены в доме не оказалось спичек, и маменька использовала баночку от супер клея, что шел в наборе из двух предметов: крючок и расческа с дыркой. Крючок клеился на стену клеем из этой баночки.
В поликлинике первым делом отдать в так называемое «Окно» анализы.
Когда Генчик «внес» свой «вклад» в дело диспансеризации, бабища на приемке протерла фары, чего никогда себе не позволяла, чтоб не ослепнуть блядь.
Она взяла Генкин «карбункул» двумя пальцами, повертела и воскликнула: – Какая прелесть, черт!
Collapse )

Годы золотые студенческие, или экзамен на пятом курсе

Когда пришло время самой первой сессии, помню жутко нервничал. Сдавать надо было своими силами, денег на “подарки” не было, да и время все-таки было слегка иное, не факт был что преподы возьмут, особенно у какого-то хрена с бугра, студента без знакомых на кафедре.

Идя с консультации, на лестнице столкнулся с парочкой старшекурсников, и стал свидетелем обрывка их разговора:
- Сдал?
- Конечно.
- А что поставили?
- О, точно, надо же посмотреть оценку.

За точность цитат не поручусь, но смысл передан верно: сдал, а оценки не знает. Для меня, зеленого первоклашки первокурсника это было настолько неожиданно, что я малость охуел сильно удивился. Ну как можно не знать свою оценку??

Шло время, ужасы сессий первых курсов остались позади, экзамены сдавались с намного меньшим напрягом чем раньше.
На пятом курсе писали какую-то контрольную, результаты которой должны были идти куда-то повыше, то ли в министерство, то ли еще куда. Я в этой кухне не разбираюсь, а вот преподов наших трясло. Контрольные написали заранее, по заранее розданным билетам, и спокойно пошли бухать готовиться к новым лекциям.

Утром у меня зазвонил телефон. Домашний. Тогда это было очевидно, а сейчас даже как-то странно. Звонил один из преподов, который слегка заплетающимся дрожащим от нервного напряжения голосом, попросил срочно приехать в институт и переписать контрольную, потому что он каким-то образом проебал потерял сумку с нашими вчерашними каракулями.

Надо так надо, почему бы не помочь преподу, у которого скоро экзамен сдавать? Контрольную успешно переписали, препод намекнул что за его экзамен можно не беспокоиться.
И вот настал час Х. Подходим к аудитории где надо сдавать экзамен. Время - девять утра. Под аудиторией мнутся первокурсники, на лицах хорошо знакомое выражения - приближающегося пиздеца излишнего нервного напряжения.
- А у нас тут экзамен, - робко сказал самый смелый из них, когда мы уверенно начали заходить в пока пустую аудиторию.
- А когда? - Спросил я
- В 9-15
- А, ну мы успеем.
И под охуевшие удивленные взгляды взгляды молодняка мы зашли внутрь
Препод говорит
- Значит так, все пятерки я поставить не могу, будет несколько четверок, у тех кто не идет на красный диплом. Никто не против?
- Против никого не было, он быстро расписался в зачетках и мы вышли чтобы обсудить где отметить это событие подготовку к следующему экзамену.

- Кстати, тебе что поставили? - Спросил один из одногруппников
И тут мне вспомнилась нереальная сцена увиденная на первом курсе.
- О точно, надо посмотреть, - ответил я и полез в зачетку.



@Арет