Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Дедурочка

В Израиле немало проблем. Есть тут проблемы с арабами, есть проблемы с евреями. Но самая большая из всех - это проблема с Дедом Морозом.
Ибо долог путь из Великого Устюга. Долог и никому ни на кой не сдался, кроме, конечно же, бедных еврейских деточек, на чью долю выпало родиться в «русских» семьях, и впитать с молоком матери пристрастие ко всему новогоднему.
В особенности - к подаркам.

А уж если ребёночка ещё угораздило и родиться первого января, как в нашем случае, то это такая радость для всех членов, такая, что каждый Новый год прям хоть заново вешайся!
Поскольку семья, повторюсь, «русская», менталитет и традиции «русские», и что самое не маловажное – водка тоже «русская», и даже, видимо, немножечко палёная, так как покупалась в «русском» же магазине, по жаркой рекомендации «русского» продавца, истинного знатока синей гжели и красной креплёной хохломы по ноль семьдесят пять - с горла.

И вот накануне праздника, решив продегустировать отрекомендованный нам напиток, мы с женой его немножечко пригубили, и супруга предложила вызвать Деда Мороза.
- В латексе и с плёткой? – поинтересовался я.
- Нет, - ответила она, - обычного.
- Что, прямо сейчас?!!
- Первого.
- А на кой нам, первого, Дед Мороз?
- Не нам, а детям.
- А детям он на кой?
- Для подарков.
- А ёлочка?
- И ёлочка.
- Что ёлочка?
- Тоже.
На том семейный совет и закончился. Жена принялась куда-то звонить, а я ещё немножечко подегустировав, вскоре ушёл спать лицом вниз.
Collapse )

Обман

Сначала-то Наташа решила напиться. Или даже уйти в запой. То есть, вот – по-настоящему. Хотя точно как это делается, она не знала. Но, на всякий случай, позвонила на работу, взяла отпуск за свой счёт на две недели. Потом надела дублёнку и пошла в магазин… Вернулась, потому что забыла накраситься…
Красилась, не снимая дублёнки, перед зеркалом в ванной. Вульгарно так, ярко, словно дело было вечером, а не в восемь часов утра, и собиралась она в какой-нибудь дешёвый ресторан. Накрасилась, стало быть, и – пошла. В магазин, который прямо в их доме, непосредственно под её квартирой, только тремя этажами ниже.
Ходила бессмысленно по магазину с корзиной, хотя ведь знала, чего хотела. Ходила, значит, в расстёгнутой дублёнке, и очень хотела поругаться с кем-нибудь. Но персонал, словно чувствуя её боевой настрой, вёл себя очень корректно и сдержанно и на её провокации не поддавался.
Наталья выбрала самое дорогое виски из того, что в магазине было. Взяла. Повертела в руках бутылку, вздохнула глубоко, будто отвечала на гамлетовский вопрос, и поставила обратно на полку. А сама подумала: «И чего выламываюсь-то? Русская же баба! А русские, как известно, с горя (да и с радости) пьют самогон. Но самогона у них тут не водится…»
Потому взяла бутылку самой дешёвой водки, чтоб наутро голова болела (сильно, до рвоты!), колбасы, «Докторской», конечно, и чёрного хлеба. Пакет брать не стала. Тоже – специально! Пусть все видят, какая она падшая и отвратительная… И домой пошла.
Прямо в сапогах и опять не снимая дублёнки, прошла на кухню, взяла чашку чайную с отбитой ручкой (зачем, спрашивается, её берегла? Видно, для этого именно случая…). Прямо на столе нарезала колбасу и хлеб и пить начала.
Collapse )

Апокалипсис

Когда наступил апокалипсис, мы пили водку. Бункер надежный, закуска имелась, воздух тоже, если его время от времени прогонять через фильтры. А главное – на работу больше не надо. Может быть там, в генштабе, кто-то еще и оставался в живых, но это вряд ли. А мы должны были обеспечивать бесперебойную трансляцию телеметрии. Данные еще поступали, но конечным пунктом их сбора оказался не просторный зал с кучей людей в погонах, а наша богом забытая железобетонная берлога, в целях безопасности отнесенная от генштаба на несколько десятков километров.
И вот сидим мы втроем: слесарь Василий, механик Геннадий, и я – программист Эдуард. Сгрудились вокруг старого монитора с выпуклым экраном, нахмурились, наблюдаем. Я переключаю каналы с данными, но смысла мы почти не улавливаем – цифры какие-то, слова закодированные, иногда карты и разноцветные отметки на них.
– Мда-а… – глубокомысленно резюмировал Василий и разлил на троих.
В подтверждение его слов наверху ухнуло, с потолка посыпалась штукатурка, да так, что пришлось прикрывать руками пластиковые стаканчики. Мы молча поддержали Васю, выпили.
– И вот ведь главное… – не унимался слесарь, целиком завладев нашим вниманием, – Чтобы так… А они же… Это понимать надо!
– Ну, – приободрил его механик, ожидая продолжения.
– И в чем тогда смысл жизни? – закончил, наконец, свою мысль Вася.
Геннадий не имел образования, чтобы грамотно объяснить другу глубину этой философской мысли, но его нецензурной формулировке позавидовали бы все Платоны с Аристотелями вместе взятые, да и прочие Конфуции тоже. Кажется, он хотел сказать, что смысл в продолжении рода.
Мы снова согласились, выпили. На мониторе появился район с точкой крупного города. К мегаполису, оставляя за собой пунктиры траекторий, двигались сразу несколько отметок. Каждый думал о своем…
– Я ей говорю – Зина, это на удочку деньги! Я специально отложил, – Гена с горечью смотрел на дно пустого стаканчика.
– А она?
– А она и деньги в подол, и старую удочку… Эх!
– А ты?
Гена в сердцах отмахнулся, утирая тайком слезу.
– Вот она – любовь! – многозначительно поднял палец вверх Василий.
Потом посмотрел на меня.
– Эдик. Ты умный парень, скажи…
– Есть ли жизнь на Марсе?
– Не… Хотя… А правда, есть? Вот прилетят они сюда, а у нас тут бум, бум!
Сверху снова утвердительно ухнуло, посыпалась штукатурка, мы прикрыли стаканы.
– Да. Найдут наш бункер, спустятся…
Василий вылил себе и нам остатки огненной воды, поднял стаканчик, осушил одним глотком.
– Найдут наши мумии, и… и даже водки не осталось, выпить за упокой!
– Наш?
– Не – цильви… цивизли… Ну скажи! – пихнул меня локтем.
– Цивилизации.
– Во!
Отметки одна за другой накрыли далекий мегаполис.
– А вот я думаю, – решил я приободрить друзей, – Что это, возможно, учения такие. Закрывают нас в бункере и инсценируют ядерную войну. Ну, чтобы проверить персонал на боеготовность, стрессоустойчивость!
Василий погладил щетину на подбородке, положил руку мне на плечо.
– Это только… Ик! Извини… Только в книжках твоих, фантастических, так бывает. Р-раз – и все благополучно разрешается. А у нас тут апокальписись.
– Апокалипсис, – тихо согласился я, понимая вдруг, что на мониторе не просто точки.

Александр Прялухин

...

При входе в магазин не разрешайте направлять термометр на ваш лоб, чтобы измерить температуру.
Они так стирают память.
Вчера я зашёл за хлебом и молоком, а вышел с пивом и рыбой...

...

- девушка, мне пожалуйста ящик шампанского, ящик водки, ящик коньяка. а лучше по два ящика.
- как здорово, готовитесь к новому году? много гостей будет?
- гостей? новый год?..

ПРИНЦ И БЕЛЫЙ КОНЬ

Если кому и делали такие шикарные подарки, на второй день близкого общения, то точно не мне и не моим знакомым. Однако!...

С Артёмом мы познакомились осенью на известном сайте. Заболтались, обменялись телефонами и понеслась банальная "не спать ночами". Нам за 30 обоим и титьки мять уже не в моде. Через неделю встретились, провели вместе целый день, поняли, что комфортно себя чувствуем и вечером отправились в увеселительное заведение.

Алкоголь в голове выдал сигнал, что расставаться не хочется. Пригласила его к себе, поскольку до меня путь был короче. По пути взяли ещё алкоголя и какую-то закуску. Я живу одна и готовить не для кого, к визиту мужчины готова не была. Но это и не проблема, особенно, когда желание сблизиться пересиливает голод. Взяли по шаурме, пока добирались до дома, запили пивом и ворвались в мою одинокую повеселевшую спальню.

Процесс пошёл не только в постели, но и в животе моего друга. Сначала начались длительные громкие звуки, потом, скрюченный от боли Артём, в позе богомола, помчал в туалет. Через пару тройку минут я сообразила, что надо найти аптечку. В общем, ночь у нас прошла с ароматами Франции, фанфарами гуда в сан трубу и постоянно включенным душем, который ну никак не спасал атмосферу.

Когда таблетки начали действовать, Артём, красный, как помидор, с опущенными глазами и поднятыми штанами молча удалился из гостей. Осталось горькое чувство разочарования и стойкий запах предательской шаурмы в переработке. Приняв на грудь покрепче, чем пиво, я рухнула спать. Но утро началось раньше, чем я хотела. В дверь усердно звонили, открывать не торопилась, но пришлось.

На пороге стоял вчерашний гость а рядом с ним-новый санфаянс, белее белого! А из него, из него выглядывал, отнюдь, нескромный букет ромашек. Так в мою жизнь ворвался принц на белом коне, который до усёру хотел продолжения отношений. Так мы стали счастливой парой.
(с) сеть

И улыбнулся

Году этак в восемьдесят третьем прошлого века Петька решил жениться и уговорил таки Эмму выйти за него замуж. Все верят, что молодого человека звали Петр, а его невесту его Эмма? И правильно. Ему даже милиция никогда не верила, когда он представлялся Петровым Петром Петровичем, а все потому, они думали, что Иванов Иван Иванович или, например, Сидоров Сидор Сидорович звучит не менее достоверно, чем даже Ильин Илья Ильич, не говоря уже о Петрове Петре Петровиче. А уж Эмма Францевна в качестве невесты вообще вызывающе выглядит. То есть выглядела, ведь мало того что Эмма Францевна так еще и была панком. А Петька - практически любером. Сейчас они почтенная семья двух докторов наук и двух кандидатов. Кандидатами им дети по малолетству служат.

Так вот эти двое недостоверных в милиции граждан организовали мальчишник и девичник вечером пятницы по городской традиции жениться в субботу. Их сокурсники поделились как положено: девочки пошли направо, а мальчики – налево, в баню. По-моему это были Строчановские бани, а может быть даже и Сандуны, хотя вряд ли.

В бане мальчики пили пиво и закусывали вяленой рыбой, привезенной «прям с Волги» с Ахтубы. Что пили девочки неизвестно, хотя судя по результату шампанским там не обошлось.
Collapse )