Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

СУТЬ ЧЕЛОВЕКА

История из детства — она главная. Только по ней можно человека понять; неважно, какой он сейчас, что с ним происходит, — история все объяснит в человеке. Какой он.

Родственники в одной семье купили машину. «Запорожец». Это круто было — иметь машину. И эти дядя и тетя поехали на машине в кино. Они машину купили и поехали в кино — чтобы увеличить удовольствие. И мальчик шести лет тоже в кино попросился. А дядя ему сказал, что машина маленькая. Мальчик не влезет в нее. И билета только два. Ничего не получится. И мальчик, улыбаясь, сказал, что это ничего. Пустяки это. Просто машина очень, очень хорошая, очень красная, колеса такие, фары! И кино про индейцев. Он один раз уже видел это кино. И, если дядя не против, и тетя, он побежит за машиной до кинотеатра. Это будет считаться, что он почти прокатился, да ведь? И почти сходил в кино!

Мальчик быстренько надел чешки и бежал за машиной. Кинотеатр был недалеко, мальчик быстро-быстро бежал, стер все подошвы у чешек. И был очень счастлив. Это был в его жизни замечательный день. Можно сказать, прокатился и в кино сходил. Можно ведь так сказать? Можно. Я послушала, вышла замуж за этого мальчика, а дядю ни разу не пригласила в гости. Он же может под окнами постоять — это почти как в гости сходить. Не так ли? И не пожалела ни разу ни о том, ни о другом. Хотя всякое бывало, как в любой семье.

А одной девочке сшили кружевной белый фартук. Исключительно красивый. Был праздник — окончание первого класса. И эта девочка пошла на праздник в этом роскошном фартуке. В белых колготках и белых туфельках. Одна пошла. Тогда это было нормально. И увидела, как в Исети, в грязной нашей реке, тонет котенок. Он завяз в иле. Она полезла его доставать. И достала. Хотя с нее лились потоки грязи, жирной и густой. От фартука, колготок и туфель ничего не осталось. И в таком виде она пришла в школу — ее выгнали и наругали, конечно. И дома наругали. Тогда мало было хороших вещей. Но котенка разрешили оставить. Через много лет эта девочка-тетенька рассказала мне эту историю, смеясь. И я стала с ней дружить. И по сей день дружу. И ни разу не пожалела.

Потому что то, что человек рассказывает о детстве — это и есть правда. Это и есть — его душа. И писатель один сказал: все, что связано с детством, не может быть ложью. Истинная душа — в детстве. А потом мы закрываемся, усваиваем общие правила, приобретаем недостатки, умнеем, — да мало ли перемен происходит. Но душа не меняется. И в детских фотографиях наших больше правды, чем в наилучших взрослых. Поэтому иногда мы с такой тоской и умилением смотрим на них…
(с) СЕТЬ

Душевные люди

В молодости занесла меня нужда на оптовый склад, где я в итоге протрудился год. Помыкавшись по собеседованиям и почти везде получив отказ, я поведал своему другу Боре о печали. Тот хмыкнул, кому-то позвонил и сказал, что есть вакансия грузчика на оптовом складе, где он работал. Работа не пыльная: собирай по накладной паллет и отвози его на рохле в машину. Зарплата приличная, требование одно – не бухать по-черному. Я подумал и согласился.

Боря быстро свел меня с бригадиром, тот вкратце рассказал о рабочих обязанностях и сказал выходить на следующий день. На мой вопрос: «Нужна ли какая-нибудь сменная одежда», он лишь рукой махнул и усмехнулся, что «сбрую» мне найдут.

Сережа, бригадир, человеком был колоритным. Здоровый, пузатый, щеки румяные, кровь с молоком. А еще весь забит с ног до головы тюремными наколками. Но со мной он держался вежливо и на прощание рыкнул басом, что не потерпит у себя в бригаде алкашей и лентяев, но Боря его заверил, что в этом плане я надежен.

Свой первый рабочий день я провел в молчании. Сережа проводил меня в подсобку, представил мужикам, среди которых я был самым молодым, а потом куда-то умчался. Мужики пояснили, что за «сбруей» пошел. Так они называли спецодежду: серый комбинезон, тяжелые и прочные ботинки, серую бейсболку и стандартные для всех перчатки.
Collapse )

Спермограмма

Из книги Отцовский инстинкт или как мы детей делали.


Сделать ребёнка — дело нехитрое. Особенно когда ты об этом не задумываешься. Когда молод и в голове ветер.
А вот с возрастом понимаешь, что всё надо планировать. И к любому своему действию надо подходить ответственно. Особенно к появлению в твоей жизни маленького человечка. Твоей будущей дочки или сына.
Подошли к этому вопросу и мы с женой. Ответственно.
Обратились в Центр планирования семьи и репродукции. Чехия славится ими. С репродукцией тут всё хорошо.
Пришли в этот самый центр. Заполнили нужные бумаги. Сдали анализы.
Взяли у нас двоих кровь. А моей слабой половине ещё и УЗИ сделали.
Через недельку пришли на приём.
Пожилая врач посмотрела наши анализы. Одобрительно покивала головой. Она была среднего роста, пухленькая и в классическом белом халате.
— А где спермограмма? — вдруг так строго нас спросила.
— Какая спермограмма? — вопросом на вопрос ответил я.
— Анализ вашей спермы, — сказала доктор, — может быть, у вас там не всё в порядке.
— Всё у меня в порядке там, — почему-то краснею я, — всё работает как часы.
Доктор поморщилась.
— Через три дня в 9 утра придёте, сдадите сперму, до этого никаких половых контактов, — и опять строго так, но уже на мою жену: — Никаких, чтобы было достаточно материала.
— Хорошо, — соглашается жена, — материал будет. Раз надо.
— Будет, — поддакиваю я. — А куда приходить и как сдавать?
— Сюда же приходите, — улыбается мне доктор. — У нас есть специальная комната, в конце коридора. Утром в регистратуре отметитесь, вам дадут пузырёк и проводят в эту комнату. Полученный материал сдадите в 5 кабинет.
— Натощак? — спрашиваю я.
— Что натощак? — не понимает доктор.
— Анализы сдавать натощак? — поясняю я.
Женщина в белом халате несколько мгновений смотрит на меня. Оценивающе.
— Лучше позавтракайте, — наконец-то отвечает, — лёгкий завтрак не повредит.
— Хорошо, — киваю я.
Мы встаём. Прощаемся с доктором и уходим домой. Где три дня строго следуем предписаниям доктора.
В назначенное время я прихожу в отделение репродукции. Отделение представляет собой длинный коридор со стоящими вдоль него стульями. На стульях сидят парочки разных возрастов. Некоторые из женщин беременные. И остальные смотрят на них с тихой завистью. Парочки негромко переговариваются.
В начале коридора у входной двери расположена регистратура. Это большое стеклянное окно с окошком помельче для непосредственного общения с обслуживающим персоналом.
Подхожу к этому самому окошку.
Collapse )

О фильме Т-34

Однажды Иосиф Виссарионович Сталин и Адольф Алоизович Гитлер сидели в заштатном баре в Бирюлёво, ели хинкали и обсуждали российский блокбастер «Т-34».
Сталин заказал чачу, и Гитлер сдался. Нужно ему было хоть когда-то сдаться, а не оттягивать свой конец.

- В общем-то, красиво, - сказал Иосиф Виссарионович, выпивая бульон из хинкали. – Правда, слоу-мо слишком много. Вырежь всё слоу-мо, так фильм в 2 раза короче будет. И загадочен для меня уровень знаний сценаристов. Например, на танке советском «Пермь» написано. А Пермь вообще-то тогда называлась Молотов.
Они бы ещё Санкт-Петербург до кучи на броне написали, честно-то говоря. И прекрасный момент, когда избитый в кровь советский офицер говорит эсэсовцу - "Пошёл ты". Наши культурные советские офицеры никогда матом не ругаются, особенно при детях и СС.

- Это ещё хуета, - произнёс Адольф Алоизович, хрустя гурийской капустой. – Вот ты мне скажи, почему в 11-й танковой дивизии вермахта, которая штурмует деревню в Подмосковье, служат офицеры СС? Каким образом за 3 года плена русский младший лейтенант бежит 7 раз (!), и его всё время ловят, мило возвращают в лагерь, и гладят по головке, а не вешают в назидание остальным на плацу, как было бы в реальности?
Зачем от него 3 года с помощью жесточайших пыток, включая битьё кнутом, требуют назвать имя и звание? Чо, рейх без этого воевать не может? Это пиздец какая тайна, если армия фатерланда не разберётся в имени и звании одного младшего лейтенанта?
Но нет же, весь вермахт и СС просто в мыле, расследуют, спать не могут. Суют ему бочку варенья и корзину печенья – не поддаётся чувак.
Collapse )

«Одноглазый»

Пятеро их было. Лежали в коробке из-под микроволновки, скулили и шуршали коготками по плотному картону. Четверо нормальных и один одноглазый.

Трех забрали почти сразу, не успела старушка встать на углу и положить у коробки картонку - «Щенята в добрые руки». Забрали красивых, с рыже-белыми пятнами на боку и черной кляксой на лбу. Остался один серенький и один одноглазый. Так и лежали они, прижавшись друг к другу, ловя тепло, и дрожали, когда кто-то брал их на руки.
Серенького брали часто. Сюсюкались с ним, смотрели на зубы и зачем-то под хвост, спрашивали старушку, а та отвечала. Одноглазого не брал никто. А он скулил и шуршал коготками по плотному картону, потеряв теплый бок брата. И тотчас успокаивался, когда серого возвращали обратно.

- Звонкий, милок, - отвечала старушка на очередной вопрос и улыбалась, смотря, как елозит в чужих руках серенький.
- Большой будет?
- Большой, - отвечала она, вспоминая свою зеленоглазую Багрянку. Кивал прохожий, не замечая блеска в старых глазах.
- Злой? – спрашивал он.
- Как воспитаешь, милок. Все от тебя зависит. Либо друга в тебе он видеть будет, либо врага. Либо защитит, либо сбежит.
- А этого-то чего не утопила? – старушка поджала губы и улыбнулась, посмотрев на скулящего щенка, который дрожал в середине коробки. – Хворый же.
- Хворый, - соглашалась она. – И хворый найдет любящее сердце.
- Давай его другу возьму. Забавный он.
- Не дам, - отвечала старушка.
- Почему? – улыбался прохожий. – Кому он нужен? Хворый же.
- Нужен кому-то, но не другу твоему. Серенького бери, а этого не дам.
- Ладно. Давай серого, - согласился прохожий, и одноглазый остался один.
Collapse )

Про Вовочку

Вот бывают люди - недоразумения. Или люди - полный пиздец. Мой одноклассник Володя, был как раз таким недоразумением. Любил он попадать в разные нелепые ситуёвины, хлебом не корми.

Одиннадцатый класс. Заходим за нашей одноклассницей Верочкой с целью погулять. Верочка имеет дойки пятого размера и осиную талию. Естественно, у любого гражданина мужского пола и правильной ориентации её формы вызывают различные оправданные эрекции, простите, реакции. Стоим в прихожей и ведём светскую беседу с её мамой, пока Верочка наводит марафет. Через некоторое время в коридоре появляются груди, следом выплывает вся Верочка. В то время были модны свитера, украшенные всяческой стеклянной мишурой. Вот и Володе мишура понравилась.

- Ой, а какие у Верочки висюльки! - обрадовался Вовочка и направил указательный перст на Верин бюст.

Мама выпучила на него зеньки, как полковник Захарченко, когда ему показали девять ярдов в собственной квартире.
Collapse )

Легенда о Коловрате

Однажды Бату Джучиевич из рода чингизидов и Евпатий Львович Коловрат из рязанских бояр сидели в заштатном баре в Бирюлёво, и смотрели на ноутбуке фильм "Легенда о Коловрате".

- Да ёб твою мать, - откровенно сказал Бату Джучиевич, отхлебнув "скрюдрайвера". - Такого я не ожидал. Это что, такая изощрённая русская месть вообще, блядь? За моё нашествие? За наше монгольское в целом свинство: разобрали Рязань на запчасти, и сказали, что так и было?
- Хули сразу месть-то, - в смущении ответил Евпатий Львович врагу земли Русской - Это щас у нас кино такое снимают на бюджетное бабло. Пора бы уже привыкнуть.

Они вздохнули, и заказали суши с лососем.

- Но вот интересно, - не замолкал Бату Джучиевич. - Почему именно я похож на пидораса? Ты посмотри на меня! Я же на экране как баба, вышедшая из спа. Такой холёный, женственный и в косметике. Пилинг-шмилинг, маникюр, и все эти франкские заморочки. Весь такой, блядь, воздушный, к поцелуям зовущий. Я же монгол. Я скакал в седле сутками. Ты знаешь, как вообще от меня пахло?
Collapse )

На каком языке говорили в фильме «Кин-дза-дза»?

Фильм режиссера Георгия Данелия «Кин-дза-дза» оказал огромное влияние на русский язык. После просмотра картины зрители стали употреблять такие слова как «ку», «пацак», «чатланин», совершенно не задумываясь о том, что они означают. А язык, на котором говорят герои фильма, имеет очень интересную историю.
Начнем с необычного названия фильма. Кин-дза-дза – галактика, в которой находится загадочная планета Плюк, на которую неожиданно попали прораб дядя Вова и студент Гедеван. Сам режиссер вспоминал, что название появилось случайно. Однажды на съемки актер Евгений Леонов принес в портфеле зелень – кинзу. На вопрос Станислава Любшина, что это такое, ответил нараспев: «Кин-дза-дза». Необычное слово сначала стало рабочим названием сценария, а затем было утверждено официально.
Collapse )

Расстрел красного командира

Из детского сада я был изгнан без права на восстановление (конечно мама сняла, пожалев моих воспитателей и себя тоже). Из детсадовского периода помню несколько эпизодов.

Эпизод первый.

Гуляя на территории, я нашёл ветку. Ветка была знатная, примерно метр длиной, изогнутая и с утолщённым основанием. В общем, надёжная ветка. А накануне я насмотрелся какого-то художественного фильма, где красный командир, отважный и геройский водил в атаку своих кавалеристов красноармейцев. И рубили они белогвардейцев со всей пролетарской ненавистью. В фильме был сюжет, как командир беседовал с комиссаром сидя ночью у костра где-то в степи, мол, припасы заканчиваются, а бойцов кормить надо, и где бы нам еду добыть, товарищ комиссар.

Остальные сцены из памяти стёрлись. Но в тот день, судьба мне послала настоящую командирскую шашку в виде крепкой ветки. Я сразу заделался отчаянным командиром (плевать, что в шортах, сандалиях и панамке), проникся заботой к голодным красноармейцам и пошёл добывать еду воображаемому отряду.
Collapse )

ЗАЩИТНИК

Сержант Валентин Плотников был дедушкой. Не моим, а армейским. Первые самые сложные полгода службы он встал между мной и остальными дедами. Парни из его призыва говорили, что так не делается. Все молодые должны шуршать. Он не спорил, когда дело касалось уборки или нарядов, но чужую форму или носки стирать не позволял.

Если кому-то приходила в голову такая мысль, он вклинивался и молча отдавал вещи хозяину. Валентин вообще не очень любил говорить. Его двухметровая фигура и многозначительно демонстрируемые пудовые кулаки убеждали лучше слов. При этом я никогда не обращался к нему за помощью. Он появлялся в нужное время словно из-под земли.

Впервые наши пути пересеклись в штабе, куда нас вместе поставили в наряд. Молодых туда не направляли, но командир роты сделал исключение, потому, что в дороге мои очки разбились, а без них я был слеп как крот. Кроты же в караул не заступают.

Сержант Плотников был дежурным по штабу, а я – пустым местом. Если надо было что-то сделать, он говорил, все остальное время я для него не существовал. Часов в десять вечера он отправил меня спать на топчан в дежурке. Сон не шел. Обещание сержанта, что меня через два часа ожидает уборка и мытье полов во всем штабе сильно бодрило. Особенно пугала перспектива работать до утра, если с первого раза не получится идеальная чистота.

Сержант сидел за столом и что-то делал. Когда раздался то ли рык, то ли стон, я незаметно подсмотрел в чем дело. Он корпел над своим дембельским альбомом. Деревенский парень, никогда раньше не занимавшийся подобным, готов был рвать и метать.
Collapse )