Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

МАРИНОВАННЫЕ

- Я в уборную. - Сказала Яна. Я лишь улыбнулся в ответ. Мне очень нравится её голос. Нежный и тихий, зарождающийся где-то в недрах её великолепной, упругой груди.
- Конечно, дорогая. – Ответил я, и привстав с дивана, (не в моих правилах сидеть, когда женщина стоит), нежно поцеловал её бледную и изящную руку. Она проплыла по коридору, в направлении ванной комнаты, и я вновь залюбовался её стройным станом. Затем, когда дверь за ней закрылась, я заломил руки и прошептал, обращаясь к кому-то там на небесах:
- Благодарю! Благодарю тебя за эту красоту, за нежность и теплоту наших чувств…
***
Я не договорил, потому что из сортира в этот момент раздался громкий и протяжный звук выпускаемых газов. И не просто каких-то там газов, а тех самых, хорошо известных, и горячо любимых, всеми нами. Да ещё получилось у Яны на этот раз, не просто протяжно, но надрывно, с продрисью. Я подбежал к двери в туалет, нагнулся ближе к ручке, (почему-то все думают, что так будет лучше слышно из-за двери), и заорал:
- Давай, Янка, жги!

И она отожгла. Отожгла так, что даже я, с моим опытом к срачке, и сопутствующими ей производными, поморщился. «Главное, чтобы унитаз выдержал», подумал я. Итальянская сантехника, достойно приняла жестокий выброс отработанных газов и каловых масс, и выстояла…
***
Яна вышла из уборной, словно Афродита, из пены морской. Я вновь припал к её руке, и увлек мою избранницу в спальню. Я люблю, чтобы всё было красиво. Не напыщенно и помпезно, а просто красиво. Приглушенный свет свечей, шелковое бельё, спокойная классическая музыка. И конечно, прелюдия. Этот жест доброй воли, рукопожатие при знакомстве, первый глоток прохладного напитка в жаркий полдень. И я, принялся, сначала медленно, затем, ускоряя темп, и снова, замедляя его, ласкать языком её прекрасное тело. Этим я доводил её до безумия, распалял в ней огонь нестерпимого желания отдаться мне. И она отдавалась, отдавалась всякий раз, доходя до самозабвения, до полного растворения во мне. Без остатка, без упрека и страха. Так будет и сейчас…
Read more...Collapse )
Tags:

...

Реакция иностранцев на российские конфеты "Птичье Молоко":
- У вас что, птиц доят?
- В России доят всех. Тут даже кабачки икру откладывают…

...

Моё первое и последнее занятие йогой закончилось следующим умозаключением:

Докторская колбаса никогда не свернётся в краковскую.
Tags:

Самый верный рецепт новогоднего салата

Кротов ехал медленно. Дворники еле справлялись с сырым колючим снегом, налипавшим на лобовое стекло, и водителю приходилось быть очень внимательным, чтобы ни в кого не влететь. На повороте к парковке образовался сугроб, машина забуксовала, но справилась. Свободное место пришлось искать минут пять. Гипермаркет выглядел как муравейник, только наоборот. Муравьи приехали сюда на своих машинах, но тащили еду не внутрь, а наружу.

Кротов разблокировал телефон, написал жене, что добрался, но не успел отправить сообщение. Батарея приказала долго жить.

Выскочив из нагретого салона, Кротов тут же прочувствовал на себе все минус четыре, порывистый ветер и игольчатый снег.

В дверях магазина его приятно окатила горячим воздухом тепловая пушка, снег растаял, и одежда вмиг стала мокрой. Кротов засунул руку в карман, потом в другой, в третий… Списка нигде не было. Он хотел было достать телефон и позвонить жене, но вспомнил, что тот впал в летаргию.

«Ладно, по памяти справлюсь», — успокоил себя Кротов и вклинился в мир людей, тележек и предновогоднего повышения цен.
Read more...Collapse )
Tags:

ОЧЕНЬ МАЖОРНЫЙ ОТПУСК

Оператор линии мороженого Ира была огорчена, узнав через пять месяцев работы, что отпуск на их хладокомбинате положен исключительно в феврале.

Зарплаты обычно хватало на оплату ипотеки, пропитание, мелкие расходы, а оставшиеся иногда в конце месяца деньги воспринимались не лишними, а скорее какими-то ненастоящими, возможно, даже случайно украденными. У Иры был выбор: Мальдивы, Шри-Ланка или Альпы. Она долго металась между теплыми морями и сногсшибательными горными пейзажами. Все эти фотообои смотрелись красиво и напоминали ей о временах, которых никогда не было.

Да, Ира собиралась потратить отпускные деньги на ремонт в своей квартире-студии.

— Ирунчик, а давай вместе двинем на курорт! — привязалась к ней в раздевалке странная особа по имени Юля, устроившаяся на комбинат в один день с Ирой.
Юлю на фабрике все побаивались. Эта девушка была какой-то не от мира сего: одевалась в пестрые наряды, вечно давила лыбу и ела мороженое даже в минус двадцать пять, хотя остальных работников от него тошнило круглый год.

— Юль, на какой еще курорт? У меня отпускных денег только на обои и линолеум хватает. Если получится, то еще штору с изображением Эйфелевой башни в ванную куплю.

— На горнолыжный, — блестя огромными, как две консервные банки, глазами, заявила Юлька. — Я тут нашла одно турагентство, у них там новые направления, еще не раскрученные, цены сказочные и ещё какие-то инновационные туристические развлечения. Ну и классические тоже есть: шведский стол, SPA, массаж, водные процедуры.

— Звучит как какой-то развод, — с сомнением покачала головой Ира.

— Развод там тоже есть. Говядину на стейки разводят, рыб, лошадей. Конные прогулки, гриль из свежих продуктов на открытом воздухе. Поверь, наших денег хватит на неделю. А если не хватит, у них есть система кешбэк.
Read more...Collapse )
Tags:

РОМАНТИКА

Анжела Петровна решила изменить мужу. Не то, чтобы он ее не удовлетворял физически — скорее, морально. Он приносил домой хорошую зарплату, любил детей и котика, увлекался кулинарией, и с упоением варил борщи. А в свободное время строил дом за городом. Своими руками. Хобби у него было такое. И все бы ничего, да не хватало Васе полета мысли и души. Неспособен он был на порыв, не умел так вот, чтобы женщина — ах! — и свалилась ему под ноги, как спелый плод. Пришел, увидел, победил — это было не про Васю.
— Ну укуси меня хоть, что ли, — иной раз от безнадежности просила Анжела Петровна.
— Акула я тебе? Или алабай какой? — Вася надувал пухлые щеки, и тяжело вздыхал, всем своим видом показывая: не может.
Он другим брал, заботой и лаской, что в свое время и подкупило Анжелу Петровну. В общем, Вася был уютен, как стоптанные тапки, и надежен, как березовое полено.

Между тем, Анжела Петровна была женщина больших страстей. Ей мечталось, чтобы — высокие страдания, «ах, оставьте граф!», «нет, графиня, вы моя!», взлеты, падения, и наконец желанная награда. В общем, Анжеле Петровне хотелось романтики, которой законный супруг дать не мог.
Однажды она решилась эту романтику получить. «Ну и что ж, измена? — уговаривала себя Анжела Петровна. — Если мне муж не дает желаемого, надо взять на стороне. Всего один разок, и никто не узнает. Хоть пойму, как это бывает, с романтичным мужчиной. А то до тридцати пяти дожила, и настоящей страсти не познала».
Для получения недостающей в организме романтики Анжела Петровна выбрала коллегу, Костика. Так его называли на работе, несмотря на подступающее сорокалетие. Костик был холост, весел и нечеловечески обаятелен. У дам перехватывало дыхание, когда Костик, высокий, голубоглазый, круглогодично загорелый, входил в офис и одаривал всех белозубой улыбкой. Летом он носил джинсы с клетчатыми ковбойскими рубахами, зимой — со свитерами крупной вязки, «под Хемингуэя».
Костик давно уже склонял Анжелу Петровну ко греху, и наконец, ярким апрельским днем, она склонилась.
— Это будет незабываемое свидание, — заговорщически прошептал он.
— Какое? — задохнулась от запретного желания Анжела Петровна.
— Сюрприз, — улыбнулся Костик.
Read more...Collapse )
Tags:

...

Я очень хороший повар.
Могу навешать лапшу,
заварить кашу, подлить масла в огонь:
в общем, умница-кудесница!

ДЮМА И СЮЖЕТ ПРО ПОВАРА

Приходит к Александру Дюма бойкий молодой человек и говорит. Послушайте, мэтр. Есть сюжет.

Вот, смотрите. Каторжник становится поваром нашего короля. А? Каково?! Сразу с козырей начнём. Захватим читателя, чтобы у него волосы дыбом встали во всех возможных и невозможных местах.

А потом – бам – он уже генерал и магистр тайного ордена наемных воинов-музыкантов, вы понимаете.

– Музыкантов, – спрашивает Дюма?

Да-да, воодушевляется юноша. Прямо целый боевой оркестр, вы понимаете. В левой руке скрипка. В правой, вместо смычка, здоровенная такая шпага.

И вот эти трубадуры-убийцы, их орден официально запрещен сразу несколькими законами Франции. Но финансируется напрямую из королевской казны, вы понимаете.

Дюма-отец вырывает из роскошной шевелюры первый за вечер клок.

Но и это, продолжает юноша, только начало. Дальше король вручает генерал-магистру, который каторжник, который повар, высшую французскую награду. Орден Святого Духа. За выдающиеся успехи в решении колониальных вопросов. Прямо в парадной зале Лувра, в присутствии дворянства, вы понимаете.

– Мон дьё, но как же… – Дюма

Ничего, ничего, смеется молодой человек. Потом начинается большая война. Наша любимая Франция выступает против, например, Фландрии. Разумеется, наш генерал-магистр, который повар, каторжник и кавалер ордена Святого Духа, принимает в этой заварухе деятельное участие.

Настолько деятельное, что у него, вот досада, заканчиваются люди. И тогда он набирает рекрутов в свой тайный и совершенно противозаконный орден по объявлениям.

– Пардон, месье?

По объявлениям, мэтр! Прямо на улицах городов расклеивают пергаменты с предложением вступить в тайный орден музыкантов-воинов. Сотни рекрутов устремляются туда! И каторжане тоже!

– Каторжане?

– Ну да, каторжане. Королевская канцелярия дает повару право набирать в бойцы осужденных разбойников. Хоть с соляных копей, хоть с галер, да хоть с самой Бастилии!

Пушки, мушкеты, кирасы, шпаги, добрые протазаны и табельные кувалды ордену предоставляет королевский арсенал, вы понимаете. Ядер в достаточном количестве, впрочем, ему не дают. И это становится поводом для множества прескверных пашквилей в адрес бедняги суперинтенданта.

Молодой человек вскакивает и в возбуждении начинает метаться по кабинету Дюма.

Магистр поднимает мятеж, – кричит он, - его оркестр колоннами идет на Париж. Орлеан захвачен без единого выстрела! Боевой слон застрял в цирке! Двор в панике! Гвардия безмолвствует!

И у Парижа, у самого Парижа, мэтр, они разворачиваются и уходят…

– Куда уходят? Почему уходят?

– В Испанию, разумеется. Под личные гарантии испанского короля. Предварительно заскочив в Лувр на небольшую тайную аудиенцию у его величества короля Франции.

А оттуда, из Испании, ассасины-оркестранты угрожают самочинно объявить войну Англии. Генерал, магистр, повар, мятежник и каторжник возвращается в Париж и является в полицейский участок, вы понимаете.

– Каяться? Сдаваться?

– Какое там сдаваться, мэтр. Он требует обратно изъятые у него при обыске мушкеты, наградные шпаги и доверху набитую золотом карету с вензелями.

– Отдают?

– Отдают! И донести помогают. Аж до границы с Испанией. В которой он пребывает недолго, ибо какая-то тайная, но неотложная необходимость призывает его во Францию. И здесь, на проселочной дороге, его карета разлетается в клочья. Не то керосиновый фонарь подвел, не то проклятые голландцы из загодя припрятанной в кустах пушки шарахнули, вы понимаете.

Двор в трауре. Похороны экс-каторжанина устраивают тайно, во избежание народных волнений. В Нидерландах объявлены праздник и всеобщие гуляния. Англия облегчено выдыхает. Ходят слухи, что в карете погиб двойник великого магистра. Выражение «гарантии испанского короля» становится крылатым.

А десятки тысяч оставшихся без своего генерала отборных вояк задумчиво озираются, и в руках у них вовсе даже не скрипочки, вы понимаете…

– Не понимаю, – перебивает Дюма. Как затейливый бред душевнобольного это имеет право на существование. Как литературный сюжет – нет. Даже мои невзыскательные читатели такое кушанье не переварят. Попробуйте к постмодернистам сходить, что ли…
(С)сеть
Tags:

Гороховый суп Бога Грома

В четверг меня моя подруга сердца пригласила в гости на ужин, на пару рюмок чая и на её новый фирменный гороховый суп, рецепт которого она вычитала в интернете недавно.

Ну, когда обоим по 33 годика, понятно, зачем и почему, благо она не замужем, я разведён. До супа не дошло, пораньше спать легли, тем более, что оба на работе уебались, а поужинать я успел ещё до приглашения. Так, хлопнули винишка и под сериальчик уснули.

Утречком она меня заботливо на работу собрала тем, что нагрузила вдогонку два полуторалитровых судочка (бабайка, контейнер, где как называют) этого самого горохового крем-супа. Ну, не пропадать же добру, одну порцию я бахнул на обед, вторую на ужин, ещё прямо на работе.
Супец оказался реально бомбический (вот только я ещё не знал насколько «бомбический»). Нежная кремовая гороховая текстура, всё разварено хорошенько в кашу, насыщенный вкус копчёностей и лёгкая нотка грибов. Ух бля! (спойлер).

Работать около 8 вечера закончил, пошли с мужиками с работы в спортбар пивка попить, пятница или не пятница?
Посидели до 10, я залупотребил полтора литра тёмного живого нефильтрованного, пообщались потом с мужиками… По ингредиентам съеденного и выпитого мною, чувствуете уже носом к чему идёт?

Угадайте слово русского языка в котором 6 согласных букв подряд? Правильный ответ – «Взбзднуть»

Началось всё в автобусе.
Ощущение, будто ты надуваешься как воздушный шар, а затем твоя задница тебе говорит практически человеческим голосом – «Вот теперь я не твоя задница, а гвардии сигнальный корнет-горнист кавалерийской роты Преображенского полка, ща подам сигнал к атаке, так чтоб слышала вся армия под Бородино!!».

Ехать мне 9 остановок, я протерпел 5.
После чего вышел, иначе бы мой пердак протрубил команду наступления и «лежала вся маршрутка».
Причём не от смеха, а тупо задыхаясь.
Read more...Collapse )
Tags:

...

– Какая нафиг разница, какие ноги? Главное чтобы борщ хороший умела готовить.
– Я умею борщ готовить!
– И я.
– Я тоже умею.
– Ну блин! Раз такие дела - показывайте сиськи, буду выбирать.