Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

ШПОРЫ

Это было ну не то чтоб уж совсем давно... Хотя нет, давно… Короче мой друг олигофреноидиот вадик уже тогда был с бронёй на лбу, как у российского танка т 90. Хуй пробьёшь типа. А я хоть и не танкист, но тоже подтанкисченный уже был. Ибо драп он ведь сука такой нах…

Ну вот. Был (и наверное есть) у нас парк такой не парк, сквер не сквер, да только там нормальные люди ссат даже днём ходить, страх и ненависть в лас вегасе. джонни депп помните? Ну такая же хуйня в общем. Легко там можно было на засаду какую напороться или там пизды получить, что в общем то одно и тоже.

А мы типа с вадиком дунули уже и идем ржём чё то, к парку этому подходим, а там хуяк такая лошадь стоит. Не, ну, настоящая лошадь - типа тыгыдыктыгыдык, и девка юная при ней. Прям перед входом где парк этот засадный.

Говорит типа - а не дадите ли немножко денег лошадке на прокорм? Угу, а я блять как раз об этом и думал с утра, как бы лошадь какую накормить досыта.

Ну там слово за слово, денег нету.

А тут этот альбинос вадик гонит что-то - а яб хотел на ней прокатиться. Ну на лошадке то есть. Ну девка ни в какую - мол только за деньги. А у нас то драпа ещё было, ну типа в парке как раз хотели ещё забить, ну я и говорю, что мол с деньгамито жопо (прикольное словосочетание, резкое как японский), а вот дунуть дадим, хули.

Ну девка то жопу сморщила, но ненадолго правда, говорит типа - а хуй с ним катайтесь только недолго нах. Ну и в глазах еёных читается острое желаннее накуриться нахаляву.

Не, ну мне то лошадь похуй как-то, а вадик сука сам не свой, говорит - я герой-кавалерист, без боевой лошадиной скачки не могу существовать. Ща зажгу типа.

Ну забили конечно... Девка дала добро.
Collapse )

Ветерания или синдром Степашки

Когда я служил в армии, возле нашей части тусовался товарищ с отклонениями, звали его Вася. Абсолютно безобидный дурачок, обожавший вышагивать рядом со строем или отдавать воинскую честь маршировавшим солдатам.

Внешне – пухлик неопределённого возраста, в очках, с постоянной улыбкой на лице и удостоверением инвалида детства в кармане. Иногда Вася бормотал что-то невнятное, а иногда превращался в отставного офицера, комиссованного по ранению. Рассказывал, что путь от рядового до майора прошёл в составе спецгруппы «Боевые колобки», позывной «Степашка».

- Куда бежишь?
- В штаб, готовится наступление.

Мы его не давали в обиду и частенько угощали сигаретой, получая взамен интереснейшую беседу.
- Покурим?
- Давай покурим. Ты, сынок, пороху-то не нюхал, а я…

И начинались «воспоминания» о том, как Вася освобождал Верхненижниск и Нижневерховск.

- Правда, ни медалей, ни орденов нет, - сокрушался герой, - крысы штабные только себя награждали. Ну да Бог им судья, я воевал не за железки на кителе.

А больше всего мы любили историю о том, как Вася, прикрывая отход товарищей, был ранен, взят в плен и подвергнут нечеловеческим пыткам. Заканчивалась она словами:
- И потом меня расстреляли.

Прошло десять лет.

Как-то после работы отмечали в кафе день рождения сотрудника отдела. Выпили, пошли беседы «за жизнь». И в ходе разговора коллега выдал фразу:
Collapse )

Бесы

- Здорово, ребятки!
Егор Саныч Сенин, ефрейтор, старожил батальона, прошагавший в его рядах весь путь с самого первого дня войны, подошел к кучке молодых бойцов из недавнего пополнения, которые с интересом рассматривали что-то, сбившись в тесный кружок.
- Чего вы там интересного накопали? - с забавным южно-русским акцентом спросил он.
- Да вот, Егор Саныч, немцы нам приглашения шлют, говорят - приходите в гости, мы вас накормим, напоим и спать уложим.

Рядовой Алексей Краснов, уже успевший подружиться с Сениным, протянул ему пропагандистскую листовку.
- А-а-а... - хмыкнул ефрейтор, - такое приглашение? Ну и чего? Есть желающие?
Он внимательно пробежался взглядом по лицам бойцов.
- А что, Егор Саныч, неужели на кого-то эти бумажки действуют? Неужто можно поверить, что они нас хлебом и солью там встречать будут?
- А это, ребятки, зависит уже от того, пролезет ли эта бумажка в душевную дырочку солдатика.

Бойцы переглянулись, не понимая - шутит Сенин или говорит серьезно.
- В какую еще дырочку, Егор Саныч? - нахмурился Краснов.
- А дайте-ка мне огоньку, ребятки, я вам и расскажу, - усаживаясь на землю, крякнул Сенин.
Прикурив от протянутой спички и крепко затянувшись, он продолжил:
- Это история диковинная, конечно. Мне ее бабка рассказывала, когда я еще совсем пацаненком был. Я раньше в нее тоже не верил, но вот живу на свете уже, считай, полвека, и начинает мне казаться, что есть в ней какая-то правда.
Collapse )

Дмитрий Глуховский. "Оппенгеймер".

— Снимай штаны, сучонок, — Саид расправил борцовские плечи и, смачно почесавшись, взялся за пряжку своего ремня.

— Ты че? — попятился от него Серега. — Ты че?..

— Будешь моей дочкой, — почти ласково сказал Саид. — Тебе ведь нужен здесь папа, да? Как ты тут без папы, в тайге? Медведи съедят.

— Ты че, Саид? — Серега осип от волнения, от ужаса. — Я пацанам… Я полковнику…

— Ты, сучонок, попробуй, — Саид осклабился, оголил белые волчьи клыки. — Нам ведь с тобой послезавтра на дежурство вместе, на шахту. На неделю. Ты, я и Дауд. А твои пацаны тут останутся. И товарищ полковник тут. А мы Новый год втроем встречать поедем.

— Ты че, Саид, — отчаянно повторил Серега.

— Я с тобой, сучонок, хотел подружиться заранее, — Саид медленно, тягуче сплюнул бурым на бетонный пол. — Лучше мы с тобой туда друзьями бы поехали, — он расстегнул пряжку.

Серега мотнул головой и, коротко размахнувшись, ткнул могучему дагестанцу кулаком в синюю щетинистую щеку: по утрам тот брился, а уже к полудню снова отрастало.

Стукнул неловко, неумело: в Питере жил в самом центре, отец — учитель истории, мать — биологичка; не детство, а инкубатор. Были бы деньги — откупились бы от армии обязательно. Но не наскребли.

Саид даже не пошатнулся. Разом выхватил из портков ремень, небрежным ударом сокрушил щуплого Серегу, обвил его кадыкастую тощую шею черной простроченной кожей. И стал наворачивать ремень на кулак.

— Хана тебе, сучонок, — зашептал он горячо — громче, чем Серега хрипел.

Тут фанерная зеленая дверь, кое-как прикрывающая грязное хлебало солдатского сортира, отлетела в сторону и шваркнулась о стену.

— Магомедов! — сквозь отдающую гашишом дымовую завесу грозно долетело от входа. — Здесь?

— Тут, товарищ майор, — лениво откликнулся Саид. — Так тошно.

— Поди, разговор есть! — майор оставался на пороге и внутрь соваться не собирался.

Саид выпустил задохшегося Серегу из петли, пнул в живот и шепнул:

— Молчи, понял? Что скажешь ему — ночью с братвой тебя повесим. Молчи.

* * *
Collapse )

Извращенцы

Возвращение короля! Компания «Балтика» представила вчера зубодробительную новинку – крепкий лагер «Балтика 9. Вишневое». То есть в легендарную девятку накидали вишни.

Зачем? Почему? Видимо, хотят своим крепышом валить с ног не только мужчин-пролетариев, но и их боевых подруг. Чтобы было не только крепко, но и «вкусненько». Впрочем, градус чуть понизили: если в оригинале было 8% алкоголя, то в вишневой версии всего 7%. Попробовавшие утверждают, что вишня химическая, а алкоголь во вкусе шибает сразу же! ????

Как меня в армию забирали

— В военкомате здоров любой призывник! — торжественно выдал мужичок, пока я курил у входа в это замечательное заведение. — Так что не кривляйся. Не прокатит.
— Да я…
— Осади, зелёный. Лучше срочно выдели мне полтинник за дельный совет.
Мужик был весьма подозрительный. Всё в его облике говорило о загадочной русской душе, а особенно, содержимое огромного пакета, в котором натурально лежала голова быка или лошади.
— Нету, — говорю, — полтинника.
Я вернулся в военкомат для дальнейшего прохождения медицинской комиссии. Небольшой коридор вмещал множество юношей преимущественно в одних трусах.
— Ты к хирургу занимал за мной? — спросил лысый паренёк.
— Да.
— Сейчас я, а потом ты.
Раздеваться до трусов я не стал, ибо уже который год исправно посещал именно этого врача во время призывной комиссии. Сломанная нога серией ежегодных снимков незатейливо говорила о том, что была сломана во всяких разных местах больше одного раза и вид имела исключительно непрезентабельный. Каждый призыв я увольнялся с работы, чтобы меня забрали в армию: весна, осень, весна, осень… Но меня не забирали. И вот опять.
Врачи никак не могли определиться, что со мной делать. Это бесило меня, вызывало негодование у моих родителей и справедливые вопросы работодателей. Мол, чувак, тебе почти 22 года, а военного билета у тебя нет. Падазрительно. Надо было срочно что-то решать, потому как менять работу каждые полгода нехорошо, как и сидеть на шее у мамы с папой.
— Козёл, сука, блять… — вышел от хирурга лысый, кажется, немного расстроенный.
В кабинет просочился я.
— Здрасьте. Вот.
Я сунул ему на стол рентгеновский снимок моей ноги.
— Почему одетый? — спросил врач. — Раздевайся.
— Не буду. Снимок посмотрите. Я к вам каждые полгода хожу. Запомнить пора.
— Раздевайся до трусов, я сказал. Иди в коридор и зайди, как положено.
— Никуда я не пойду! Вот я! Вот снимок ноги! Не надо прикидываться, что не помните меня. К чему эти формальности? Нога была два раза в одном и том же месте сломана, срослась. Я к вам уже в четвёртый раз прихожу. Не надо ломать комедию, и гадать, брать или не брать в армию. Решайте сейчас!
— Я не понял призывник! Что за разговоры?!
— Мужские разговоры.
Я открыл дверь в коридор и позвал отца на совещание.
— Пап, зайди…
Батяня ввалился в кабинет к хирургу.
— Добрый день, — сказал он так, словно достал из авоськи дезерт игл. — В армию берёте его или нет?
Врач запустил программу перезагрузки мозга и сделал лицо неподвижным. Потом лениво взял снимок со стола и посмотрел его на свету чуда лампы.
— Давно снимок сделан?
— Весной. Но ещё один поход к рентгенологу, и я к ноге примотаю счётчик Гейгера.
Врач тяжело вздохнул, взял личное дело и сделал запись.
— Свободны.
«Годен!», — прочитал я уже в коридоре. Следующим врачом оказался психиатр. Я зашёл к нему в кабинет, а там другой призывник.
Collapse )

Ваня урук-хай

Ванечка - добродушный молодой человек 25 лет от роду. Чуть больше 2 метров ростом, по габаритам напоминает что-то среднее между теленком-переростком и Михаилом Беляевым из сборной КВН Пятигорска (помните, был там такой огромный кадр). По призванию Ванечка - художник. Даже в свое время в школу художественную ходил, да и до сих пор рисует довольно прилично.

Ещё Ванечка - ролевик. Раньше мы таких называли "толкинутыми", но теперь это считается не политкорректным. Смысл в том, что периодически взрослые и не очень дядьки и тетки собираются где-нибудь в лесу на поляне, наряжаются в эльфов, гномов и т.п., и носятся друг за другом, размахивая дубинками. Ванечка в этом сброде играет за урук хаев (кто не знаком с "Властелином колец" - это такая разновидность орков). Играет основательно, поэтому в экипировке имеется настоящая кираса, шлем и двуручный меч. Меч вообще представляет особую гордость: в его дол ("канавка" посреди лезвия) уложена пропитанная воском веревка, которая в случае ночных баталий поджигается. В темноте выглядит потрясающе, особенно когда этот горящий меч отражается в блестящей кирасе. У кирасы, собственно говоря, один недостаток: надевать ее достаточно тяжело, поэтому Ванечка одевается еще дома, а дабы по пути к месту встречи его не остановили (не каждый же день по российским улицам бродят великаны в блестящих кирасах) - связал себе огромных размеров свитер, который и напяливает поверх кирасы. После чего его сходство с добродушным теленком становится еще больше.

А еще Ванечка работает в психушке. Кем - точно не знаю (на мою попытку пошутить, что с его габаритами ему только санитаром для буйных работать, Ваня обиделся и больше этот вопрос обсуждать отказывался). В общем-то, довольно предсказуемо: где же еще работать художнику, по выходным превращающемуся в урук хая. Есть у меня подозрение, что он специально туда пошел, чтобы если вдруг не сможет превратиться из орка обратно в человека - коллеги подсобили. Правда, сам Ванечка утверждает, что выбирал по принципу "чтобы от дома недалеко", ибо с его габаритами передвигаться на общественном транспорте достаточно проблематично, а водить грузовик он не умеет.
Collapse )

Позвоните в Москву!

– Командир, тебя в штаб!

– Зачем?

– Придешь – узнаешь, – это Серега Силаев, заместитель командира роты по ВДС.

Старший лейтенант Матвеев нехотя поднялся со стула.

– Я ведь утром разговаривал с комбатом. Доложил ему, что буду заниматься пристрелкой БМП-2.

Быстрым шагом, перескакивая через лужи, Матвеев направился к полуразрушенному зданию, где располагался штаб. При входе солдат, несший службу по охране входа, отдал приветствие.

– Где комбат?

– Комбат в шестой роте. Здесь начальник штаба.

Начальник штаба, майор Михаил Джунушев, находился в своем кабинете.

– Разрешите, товарищ майор! Старший лейтенант Матвеев по вашему приказанию прибыл!

Джунушев молча кивнул на стул. Матвеев сел.

– Ну что, Матвей. Твоя рота поступает в распоряжение Ахмат Шаха Масуда.

Толик чуть не грохнулся со стула.

– Не понял. Это что еще за новости?

– Ты на переговорах был? Был. Обстановку знаешь. Мы получили задачу сдать населенный пункт Руха Ахмат Шаху. Сами уйдем в Гульбахор. Перед уходом необходимо разминировать местность и передать ее духам. Слава Селютин, начальник инженерной службы, со своими кротами будет вести разминирование, а ты его охранять.
Collapse )

ДЕМБЕЛЬСКИЙ АККОРД

- Товарищи солдаты! Вы опустились ниже канализации!!!

Произнеся своё традиционное приветствие, капитан Езепчук прошелся перед строем заложив руки за спину и глядя на носки своих сапог, что свидетельствовало о его крайне неблагоприятном расположении духа.

- Канализация, товарищи солдаты, - продолжал он, - это система утилизации отходов жизнедеятельности человека!

Огромный как шкаф, под два метра ростом, крупными чертами лица и пышными усами напоминающий Петра Первого из советских фильмов, Езепчук говорил короткими, рублеными фразами, вколачивая их в головы личного состава. Его раскатистое «эр» проникало в мозг как сверло перфоратора в кирпичную стену.

- Устроена эта система, товарищи солдаты, следующим образом. Поступая в канализацию, продукты жизнедеятельности под действием силы тяжести выводятся за пределы среды обитания человека, где подвергаются окончательной утилизации. Все вы, товарищи солдаты, знакомы с этой системой, потому что регулярно ею пользуетесь. Но вряд ли кто из вас хоть раз в жизни задумывался о том, что испытывают эти самые продукты жизнедеятельности, покидая ваш организм и попадая в систему канализации.

Тут Капитан Езепчук сделал паузу и обвёл взглядом строй, чтобы удостовериться, до всех ли доходит смысл его слов.

- Так вот! Вчера несколько военнослужащих нашего подразделения решили на собственном опыте выяснить, что испытывают отходы жизнедеятельности человека, когда непреодолимая сила стремительным потоком уносит их в неизвестном направлении!

Капитан Езепчук снова прошел туда-сюда перед строем и продолжил.

- Итак! Позавчера шесть военнослужащих, которым до увольнения в запас оставалось десять дней, и фамилии которых я называть не хочу, настолько они мне отвратительны, получили простое задание - задерновать участок территории вокруг спортивного городка. Для чего?! Для того чтобы солдат во время занятий физической подготовкой мог испытывать не только физические нагрузки, но и эстетическое удовольствие. Задача состояла в следующем. Получить у старшины лопаты, носилки, пойти за территорию части, найти там подходящий участок, отделить слой дёрна от остальной почвы, нарезать дёрн аккуратными ровными квадратами, доставить его с помощью носилок в расположении части, и аккуратно выложить этим дёрном территорию вокруг спортивного городка. Всё! Задание настолько простое по своей сути, что с ним легко справилось бы не только племя неандертальцев, а даже стая хорошо обученных бабуинов! Но только не группа военнослужащих, которые два года несли боевое дежурство в составе стратегических сил! Шесть долбойогов со средним, а кое-кто и среднетехническим образованием, шесть отличников боевой и политической подготовки, которым Родина не побоялась доверить самое мощное, самое страшное в мире оружие, эти шесть уникальных военных решили, что их интеллекта в сумме недостаточно для решения такой задачи. Поэтому они взяли себе в помощь десять молодых бойцов, и выпросили в хозвзводе телегу. Телегу они просили вместе с лошадью, но лошадь им к счастью не дали. Почему к счастью? Потому что долбойогов в нашей части полтысячи, а лошадь только одна!
Collapse )

"А е**нём-ка..."

Продолжение "мемуаров" бывалого служивого ИББ
Стиль, правописание и пунктуация сохранены 100%
Понеслась!
...

Зашел тут в одном пиздабольном околонаучном чатике спор за саперное дело…. И навеял воспоминания. Да такие, што повествований, под общим лозунгом «А ебанем ка», будет целая череда. И так, серия первая…
Однажды, когда я еще служил изо всех сил, произошло событие.
Комдив вышел утром на развод дивизиона с хмурым литсом и задумчивым взглядом. Мы как то все насторожились. Ибо такие его мимические изыски обычно заканчивались какими ни будь свежими идеями, затеями и начинаниями, с неизбежным фееричным пиздецом на финише.
Увы, этот раз не стал исключением.
-Товарищи аффицеры, мичманы и прапорщики! Грустную весть принес я вам всем, не взирая на чины и звания! Но грядет в скорости неизбежное сокращение нашего героического дивизиона, с полным евонным расформированием. И оно уже не за горами! А что оно несет нам кроме радости возвращения в цивилизацию? К автобусам, асфальту и разливному пиву?

Правильно! Оно несет нам неисчислимые беды и горести, связанные с этим ибучим сокращением/расформированием. Первая – регенерация………
Мы призадумались. Беда и горесть, сука, реально была неисчислимой. Ибо хуй знает кто считал те штабели ящиков с регенеративными кассетами, лежавшими у нас на случай войны. В мирное и военное время эти кассеты, содержащие какую то злоебучую химическую поебень, используются бравыми героями подводниками. Из за своей химической злоебучести, начинка этих кассет поглощает выдохнутую и выперженную в прочном корпусе лодки окись углерода. В замен выделяя экологически чистый кислород. Что позволяет внутри лодки обитать человекам, трюмным, мотористам и даже грызунам, насекомым и прочей биофауне.
Collapse )