"Отвали", или три змеелова и ужиха

В уже далекие времена, когда я был очень любознательным и очень ушастым пацаном, мои летние каникулы иногда начинались с поездки в пионерский лагерь от строительного треста.

Эх, детство золотое! Массовки (на современном языке – дискотеки), ночные походы к соседям, чтобы измазать их пастой (предварительно нагретой в трусах), ловля раков в позе рака и побеги в военный госпиталь, где можно было отхватить то эмблему, то шеврон, то грандиозных люлей (если нарывался на офицера).

Классно было, но иногда скучно. Пионерский огонь в филейной части у меня тогда полыхал, как мартеновская печь. Всегда хотелось чего-то эдакого. Вот и летом 1983 года с мечтами о героическом времяпрепровождении я, насвистывая, вошел в свою десятиместную комнату, где уже неспешно распаковывались еще двое парней.

Только глянув друг на друга, мы сразу поняли – нашлись. Единомышленники, мгновенно ставшие друзьями: ваш покорный слуга, Игорь и Виталя. Всем по одиннадцать лет, примерно одинакового роста, телосложения и с таким задором в глазах, что вожатый по кличке ВС (от Валерий Сергеевич) лишь прошептал сквозь зубы:

– С этими мушкетерами покой нам будет только сниться.
– Не волнуйтесь! – хором вякнули мы. – Обещаем вести себя хорошо в пределах разумного.
– Разве что, пробегая через мосточек, – добавил Игорь.
– Ухватим кленовый листочек, – продолжил Виталя.
– Или два, – несмело предположил я.
– Вот этого и боюсь, – вздохнул вожатый. – И сдался мне этот пед, лучше бы в армию пошёл. Ой, дурак, ой, дурак!

Но, против ожидания, за четыре дня мы только измазали пастой девчонок, нарисовали кукиш на двери корпуса и ночью привязали к кровати командира отряда из активистов. То есть вели себя практически идеально. Поэтому на пятый день ВС, бдевший за нами, аки прапорщик за мылом, расслабился.

А зря. Как раз к этому моменту наша компания затосковала. Точнее, загоревала, ибо утром проснулась, густо измазанная пастой. Девчонки из отряда все-таки сумели взять реванш. И теперь, сидя за клубом, мы с самым мрачным настроением жевали чернику, собранную, естественно, за территорией лагеря.
Collapse )

Любовь зла – ответишь за козла

Начало мая 2001 года порадовало теплом, поэтому я рубил дровишки в форме одежды номер два: штаны, сапоги и голый торс. А что, солнышко светит, ветерок прохладный – почему бы и не позагорать? Позагорал, блин! Да так удачно, что через неделю оформлялся в больницу: пневмония.

КОЗЛИКИ

В палате нас обитало четверо: Игорь, Сергей, Валентин и я. Познакомились быстро, а с Игорем еще и стали друзьями. Кстати, несмотря на начало дачного сезона, основной контингент пульмонологии состоял почему–то из бабушек. Причем старушки были не просто лихими, а бесшабашными на всю голову.

Заметили мы это почти сразу. Вечером, после стандартной процедуры «мазнули ваткой – воткнули – ойкнул» каждый занимался своим делом. Кто-то читал, кто-то смотрел телевизор. Бабули же, перемигиваясь, сначала дрейфовали по коридору, а потом резко исчезли.

– Может, дрыхнут? – возвращаясь с Игорем из курилки, предположил я.
Тот лишь пожал плечами:
– Или на улице.
– Какие милые козлики!

Опа! Хором икнув от неожиданности, мы выпучили глаза на хихикающих у лестничного пролета «козочек» восьмидесятилетней выдержки. Вот и бабули нашлись. Глазки блестят, суставы похрустывают. И, главное, весело так, с задорным притопом и намёками. Явно хлебнули втихаря.

– Андрей, – выдохнул Игорь, – вон та, в пуховой шали, наручники вяжет. Сам видел.
– Не тыкай пальцем, решит, что понравилась, – зашипел я. – Ой, она подмигнула!
– И что это мы дрожим? – сложив губки бантиком, одна из «молодиц» многозначительно кивнула на бутылку. – Может, винца для храбрости?

Честное слово, мы рванули так, что обогнали тапки. Кажется, бежали даже по потолку. При этом губы тряслись, глаза слезились, а в ушах звенело удивленное:
– Ребята, вы куда?
Collapse )

Дедурочка

В Израиле немало проблем. Есть тут проблемы с арабами, есть проблемы с евреями. Но самая большая из всех - это проблема с Дедом Морозом.
Ибо долог путь из Великого Устюга. Долог и никому ни на кой не сдался, кроме, конечно же, бедных еврейских деточек, на чью долю выпало родиться в «русских» семьях, и впитать с молоком матери пристрастие ко всему новогоднему.
В особенности - к подаркам.

А уж если ребёночка ещё угораздило и родиться первого января, как в нашем случае, то это такая радость для всех членов, такая, что каждый Новый год прям хоть заново вешайся!
Поскольку семья, повторюсь, «русская», менталитет и традиции «русские», и что самое не маловажное – водка тоже «русская», и даже, видимо, немножечко палёная, так как покупалась в «русском» же магазине, по жаркой рекомендации «русского» продавца, истинного знатока синей гжели и красной креплёной хохломы по ноль семьдесят пять - с горла.

И вот накануне праздника, решив продегустировать отрекомендованный нам напиток, мы с женой его немножечко пригубили, и супруга предложила вызвать Деда Мороза.
- В латексе и с плёткой? – поинтересовался я.
- Нет, - ответила она, - обычного.
- Что, прямо сейчас?!!
- Первого.
- А на кой нам, первого, Дед Мороз?
- Не нам, а детям.
- А детям он на кой?
- Для подарков.
- А ёлочка?
- И ёлочка.
- Что ёлочка?
- Тоже.
На том семейный совет и закончился. Жена принялась куда-то звонить, а я ещё немножечко подегустировав, вскоре ушёл спать лицом вниз.
Collapse )