batia1969 (batia1969) wrote,
batia1969
batia1969

Categories:

Тринадцать ((часть третея)

Маша сидела на подоконнике, дрыгала ногами и время от времени высовывала сквозь закрытое окно башку наружу. Ангел Алёша, который с какого-то хуя научил ебанашку просачивацца сквозь стены, вынужден был делать то же самое. Чтобы невнятная девочка хотя бы услышала следующий гениальный план, приходилось в точности отслеживать местоположение Машиных ушей. При этом он непрестанно задевал золоченным нимбом за шпингалеты и это его злило.

- Ты не могла бы невертецца? - Алёша наебнул девочку по костлявой заднице.
- Чо? - невнимательно дергая конечностями переспросила Маша.
- Невертись блять, - Ангел сделал серьёзное литсо, - ты всё поняла, что от тебя требуецца?
- Ага, - Маша опять высунулась по пояс в окно, хотела плюнуть, но это у ней хуй вышло, - делов-то, пробрацца в этого инструктора, дождацца пока все соберуцца и сосчитать до 13. Всё просто.
- Если опять не вмешаецца зло, - задумчиво сказал Алёша, - но я постараюсь его отвлечь.

Нарисовавшийся тут же Максим загадочно усмехнулся:
- Даже вмешивацца не буду сегодня, гавно ваш план, сами обсеретесь.
- Посмотрим, - ангел ознаменовал девочку крылом крест на крест, - Удачи, Машенька, ни пуха ни пера!
Девочка хотела сказать "к черту", но посмотрев на Максима буркнула:
- Нахуй!

Жопу уксусной кислотой жгла предыдущая неудача, и Маша не могла себе позволить объебацца повторно. В этот раз ей предстояло вызвать повальное эрегирование ни где-нибудь, а в самом, что ни на есть, кружке йоги, блять...

Вместилищем духа сегодня предстояло стать подтянутой 30-летней инструкторше по этой хитровыебаной дисциплине. Придроченная Маша, на этот раз, завоевала контроль над телом с меньшими потерями, и теперь ждала своих йогнутых подопечных.

Прибывшие адепты древнего искусства телозагибания повергли Машутку в шок и аццкий ахуй. Ангел, канешна, не наебал - их было ровно 13 особей, но, блять, возраст основного контингента гибкотуловищных наводил, сцуко, на панические, как уебывание кенийских бегунов от соперникаф, мысли. Какие-то, блядь, экологически лысые экземпляры прямоходящих старперов, протирающие ленолиум свисающей чешуей; все как один кокетливо подмигивают бельмами и похотливо тянут ахуевшие в артрите руки.

- Тушки наизготовку, йобанарот! - неуверенно скомандовала Маша и поправила облегающий то ли комбинезон, то ли хуйпаймичо - главное, он выгодно обтягивал все достоинства тела инструкторши, что немного успокаивало.

Бойкие пенсионеры резко приняли сидячее положение, что сопровождалось душещипательными скрипами, лязгами и "охтыйоптваюями". Маша из йоги знала только "позу лотоса" и "древний метод очищающей дефекации в сельских туалетах", поэтому ей оставалось лишь надеяца на моторную память экспроприируемого мяса. И оно не подвело... Хрусть, бля! - и Маша уже завернулась в какую-то, беспесды, футуристическую композицию из свисающих конечностей...

Дряхлые последователи, кто как усвоив упражнение, принялись яростно изголяца - кто во что горазд, хуле... Воздух наполнили некстати вылетевшие хрящики, протезы и ошметки костей. Сеанс продолжался и обещал стать еще более интересным и, блять, захватывающим...

Память инструкторши услужливо подбрасывала самые эротично загибулистые позы, и на обозрение старых ибланов представали самые сочные фрагменты молодого тела.Из под хитровыкрученной коленки непременно выглядывал кусочек аппетитной задницы, а из-за напряженного уха обязательно кокетливо свисала накачанная сиська.

В рядах престарелых экстрималов возникло нехуйское оживление, и, помимо ужосающих хрустов и скрежетаний, из недр их скелетов стал доносицца недвусмысленный треск восстающих хуйков. И похуй, што некоторые из бойцов в особо остросюжетных поворотах туловища переломали себе руки, ноги и другие внутренние органы - хуй являлся своенравной запчастью и вставал автономно от покореженного организма.

- Вы шеводня такая крашывая, Елена Владишлавовна! - восторжено прошепелявил самый галантный кавалер, высовывая лодыжку изо рта. - Прямо ахуеть!

- Да хуйня, я ещо и вот так могу! - зарделась Маша и встала в позу рака-гимнаста, выпятив округлую жёпь и слегка подёргивая клитором от напряжения. На ментальном радаре весело пульсировали 11 эрегированных стручков.

Через мгновение их стало 12 - один из особо увлекшихся долбоёбов слишком переусердствовал и застрял в жопе головой, но сейчас он наконец освободился, и одним глазом, выглядывающим из мод мошонки, с интересом наблюдал за происходящим. Вставший хуй задорно бил его по ресницам и намекал о том, што какая-то неблагодарная скотина сачкует...

***

Алёша не сводил восторженных ангельских глаз с Машеньки. Инструкторская йоганутая тушка шла ей шопесдец. Отсутствие базовых знаний в области телоскладывания Маша компенсировала элементами эквилибристики и жонглирования сиськаме.
- Умница, девочка! - ангел воодушевленно хлопал крыльями.
- Заметь, даже не вмешиваюсь, - Максим равнодушно смотрел на происходящее, - скучно тут у вас.
- Это пока!
- Конечно, веселье начнёцца минут через десять, - Максим стал поспешно собираться, - как раз к тому времени и успею. Дела, сорри...

Шепелявый дедушка тщетно пытался повторить кульбиты инструктора. Потом забив на всё это действие невставший еще хуёк, крикнул "эх, йаблочко!", подперднул от души и пустился в пляс. Седовласый танцор прислушивался к новым ощущением, когда в такт его движениям хуй, не стесненный спортивными кальсонами, молотил его по ляжкам и по лысеющему не первый год лобку.

Льющаяся из задроченной магнитолы музыка, под которую Митхун Чакроборти не раз передёргивал вялого, ничуть не смущала шепелявого дедушку. Приобретённая на сталеварном комбинате глухота прочно обосновалась в обоих старческих ушах, не забыв и про среднее. Яростно подскакивая на месте деда жог нипадеццке, задавая себе ритм хлопками в ладоши и постукиванием черепушки об пол.

Маша всячески старалась привлечь ускользающее внимание старца. В ход пошли оголённые мгновенно сосцы. Деду было похуй. Он прикрыл слезящиеся глоза и самозабвенно взлягивал ножкаме.

- Ебать! - Маша с мольбой обратилась к ангелу, - Сделай же что нибудь!
- А что я могу? - Алёша с тоской почесался в области нимба.
- Пусть смотрит на меня, казьол!
- Зрение ему вернуть чтоли? - ангел задумался на секунду.
- В пизду зрение! Хуй ему подними!

Алёша внимательно вглядывался в годовые кольца старого пня. Прикинув, что последний раз реально дед дрочил на улетающий в небо символ олимпиады-80, с отрешенностью сказал:
- Хорошо, я попробую.
- Быстрей давай, блять!
- Если я направлю кровь к пещеристым телам, - рассуждал ангел, - то в принципе должно сработать.
- Время! - орала Машенька, на ментальном радаре медленно стал увядать двенадцатый хуёк.
- Ну! С Богом!

Непонятно откуда оформившийся Максим предостерег:
- Я бы не советовал этого делать. Сосуды слабоваты.
- Пашол в пизду! - закричала Маша, - Давай, Лёха!

Ангел спикировал на танцующего дедушку. Мощный кровеносный поток по венам и артериям направился по маршруту "сердце - хуй". Морщинистая залупа старичка стала потихоньку наливацца...
- Осторожней! Убавь давление-то! - Максим заволновался.
- Нихуя! - продолжала кричать Маша, - не слушай его! Он спиццально!!!

Алёша наоборот прибавил напор. Дедушка остановился в прыжке, оглядел себя в области ширинки и неестественно йобнулся на половик. Затем неспеша перевернулся на спину, стянул с себя кальсоны и оглушительно взорвался в районе хуя.

Маленькие кусочки крайней плоти и залупы бездушными мотыльками запорхали под индийскую музычку. Особо резвые весело шлёпались об стены и ебанутыми улитками сползали к плинтусам.

Выкатившееся дедово левое яичко попало под ноги Машеньки и она с грохотом пизданулась в окрестностях магнитолы, не забыв при этом сломать глазницей торчащую антену.

- Пиздец, - прошептал Максим, - вы меня только что переплюнули своими добрыми делами, может к вам в отдел перебрацца? Интересней у вас беспесды! А, Алёша?
- Как же так? - растеряный ангел тоскливо глядел на конвульсирующее тело инструктора.
- Нихуя себе! - охуевшим голосом отозвалась Машенька, которая успела катапультировацца из тушки буквально за секунду перед тем, как антенна пробила ЦУП Елены Вячеславовны.
- Кстати, всё честно, как и обещал не вмешивацца, так и вышло, - Максим улыбнулся, - но позвольте один маленький штрих?
- Валяй, - устало отозвался ангел.

Дьявольски щелкнув пальцами Максим усилил содрогания инструкторского тела. С удовлетворением он заметил, как под ней растекаецца огромная лужа. Лужа неумолимо увеличивалась в размерах, своими берегами омывая скрюченые фигурки незадачливых йогов.
- И вот в этом месте - поставим жирную точку...

Магнитола, оправдывая своё корейское название, картинно йобнулась в саньё и радостно заискрила всеми своими амперами...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments