batia1969 (batia1969) wrote,
batia1969
batia1969

Тринадцать ((Чясть первая)

Маша жила тихой спокойной жизнью и особо не выебывалась. За широкой спиной она имела 14-летний стаж утаптывания асфальта и утонченного мозгоёбства, предметом которого являлась маленькая ебанутая старушка, по нелепому пиздовывиху судьбы, являющаяся Маше бабушкой. Жили они мирно, пиздились редко и порядочно друг другу настоебали.

Бабуля жила своей нехитрой жизнью, отрешенно колупала бородавки на пизде, пекла пирожки с керамзитом и вертела весь этот мир на своей лысеющей макушке, ибо никаких революций в своем существовании не ожидала, по сему, время от времени, подгоняла напильником свою дряхлую тушку под размеры коробки из под холодильника. Тыксызыть, готовилась к отходу в мир иной. Но она и не подозревала, что внучка высечет искру каблучькаме значительно раньше неё.

Но не будем забегать слишком далеко вперёд, ибо можно с размаху не вписацца в очередной поворот сюжета и разъебать нахуй перетруженную голову об какой-нить хитровыебанный деепричастный оборот, блядь...

В тот ясный, погожий день Машенька наотрез отказалась перебирать ножками в сторону магазина из-за чего и вспыхнул вооруженный конфликт между родственниками. Конфликт был вооружен алюминевой кастрюлей бабули и железной логикой внучки соответственно.

- Внучечка, а не сходила бы ты за молоком, - восторженно порхая по кухне спросила бабушка, - я бы блинчиков напекла.
- Неохота, - ответила юная профурсетка, сравнивая отражение в зеркале со страничкой модного глянцевого журнала.
- Маша, - укоризненно потрясая кастрюлей из цветного металла старушка пошла на сближение, - бабушка старая, на улитсе скользко.
- С мучного - толстеют, - безапеляционно ответила внучка, втягивая на сколько возможно свой живот, - в песду блинчеги.
- Твой любимый доширак тоже делают из муки, - лихорадочно припомнила бабушка состав ингредиентов бомжпакета, - а блинчеги полезней.

Машенька не ругалась с бабушкой в цвет, но частенько в её светлую голову приходили буквосочетания типа "старая песда", "Йобаная карга" и "пашланахуй". Бабушка даже начальными навыками телепатии не владела, но Маша сегодня превзошла сама себя. Дваццать шестым жирным таймсроманом в режиме капслок она сформировала вышеперечисленные тезисы, но насладицца орфоартом так и не успела. Буквы сами собой рассыпались и перемешались в Машиной бестолковке. Бабуля кастрюлей владела мастерски.

Пуская задорные кровавые пузыри, Маша неспеша отсчитала невинным ебальничком ровно 44 ступеньки и проворно вывалилась из подъезда.

- Бам-бам-бигелоууу... - сдавленно простонала потерпевшая. Когда она попадала в беспесды стрессовые состояния, ее мозг генерировал настолько абсурдные и мощные колебания, што энергетическая оболочка Земли в ужосе трещала папесде, и где-то в далёкой Гваделупе умирали дети.

Отслоившись от гостеприимно вмятого асфальта, Маша жизнерадостно попиздякала куда глоза глядят. А так как глоза ее от всех этих эмоциональных, шоахуеть, коллапсов расфокусировались к ебеням, Манюня частенько запутывалась в своих ногах и красочно йобкалась оземь.

Девочка брела по безразличным к ее горю улицам и пыталась найти утешение в наступлении весны. Снег еще только начинал беспалева подтаивать. Самые экстримальные птички уже прилетели из отпуска и вяло поёбывались на пока еще голых ветвях деревьев. В грустных глозах кастрированного кота, переходящего дорогу, отчетливо просматривалась резонная для него мысль: "мож убицца нахуй об чей-нить радиатор, а?"

Маша, немного побродив по окрестностям, вернулась к своему дому, но в подъезд заходить не торопилась. У входа в её парадный кружком стояли пятеро уебанцев, которые пялились в мобилу и радостно гыгыкали. Чуть поодаль дворовый кобелёк Торзан флегматично обнюхивал вислоухую сучку. Девочка всердцах слепила невротйебенный снежок, и прикинув с какой стороны больших пиздюлин она отхватит в отместку, все же решила уебанцев пощадить.

Торзан, получив низкотеремпературный заряд по йайцам, обонятельные упражнения прекратил. И поджав хвост, сцелью защиты и обогрева чуть было не простуженной задницы, скуля скрылся за поворотом...

Внезапно на Машу што-то навалилось, такое тяжелое, гнетущее и неприятное... Оказалось - это ей с балкона на голову насрал местный йумарист и затейник Степаныч. Жизнеутверждающе помахав девчушке грязной сракой, шутник примирительно подмигнул ей, мельком показал залупу и с довольным гоготанием убежал обратно в квартиру.

Это было последней каплей. Последней здоровенной и вязкой, как подступающее безумие, каплей говна в Машиной жизни. Она напряглась всей своей хлипкой конструкцией, подняла забрызганное ебальце к небу и тоскливо запиздела на создателя:

- Боженька, ебать тебя поминальной свечькой! Какова хуя ты запостил в книгу судьбы такую откровенную хуйню, как "Беспантовая жизнь Маши Бодрячковой"? ЗАШТОБЛЯДЬ?!! - последние слова ащутимо колебнули ахуефший фундаменд здания, Степаныч, без неуместных понтов, сошел с ума и праибал кукушку, дядя Вася со второго этажа нечаянно загрыз люстру насмерть, старенький еврей Мойша из 27-ой квартиры откусил себе голову, а с козырька крыши...

На секунду представьте, што вы пиздатая такая сосулька. Висите вы, значит, никаво не трогаете, флиртуете с рядом висящими сосулями и не представляете никакой угрозы социуму, нах. И тут снизу начинает орать какая-то охуелая по всем пунктам образина с художественной говнолепниной на всю голаву. И орет она так громко, как-будто ее в жопу валенком без наркоза ебут. Ну и што вы сделаете? Гневно надломитесь у основания и устремитесь к этой визжащей падле, дабы нафсигда запечатать ее поганую клоаку нахуй.

... а с козырька крыши сорвалась гламурная жирная сосулька и со всей, сука, демонической скорости пробило нахуй бедное создание по имени Маша. И пробило настолько удачно, что Машутке можно только пазавидовать. Ледяная хуибола сначала вошла в услужливо распахнутую пасть девачьки, заглушив ее ёбаный динамик нафсигда. Потом расталкала надоедливые внутренние органы и с любопыством высунулась в окрестностях Машиной песды.

Не было киношных всхлипов, выбежавшей и раскаивающейся бабушки, последнего: "Йа пращаю тибя, бабуля. Ебись канём и танцуй буги. Мне заебок...". Нихуя! Фсио произошло быстро и трагичьно, как удар молота по удивленному еблищу любопытной макаки - Маша покачалась из стороны в сторону негнущимся от холодного стержня внутри тельцем, тупо завалилась набок, неуклюже пукнула ледяныме кубиками и... И, немного переживая за рваные в области пезды колготы, кинула последний взгляд на блюющих возле её тельца уебанцев, ракетой земля-небо уебала за стратосферу.


***

... Маша, к огромному удивлению, обнаружила себя в небольшой уютной комнатке, посреди которой стоял красивый резной стол. За столом сидели двое: хуевато-мрачноватый мужичок с рогами и хвостом и гламурно-блестящий франт с фосфорицирующим нимбом над котелком, красивыми белыми крыльями и в трусах с микке-маусаме.

- Как Вам образчик? - услышала Маша голос крылатого хуя, - чистая и непорочная душа, прямая дорога в рай.
- В хуяй! - ответил мрачноватый, - Ад и ниибёт!
- Позвольте несогласицца, коллега.
- Ни о каких райских садах не может быть и речи, - рогатый встал из-за стола и кисточкой хвоста пощекотал себе пах, - Тупа, ленива, из интересов только - раскрасить своё ебальце, пафтыкать телик и паибацца.

Маша, услышав так сладко щекочащее многострадальный клиторок слово, зарделась и с интересом слушала. То что в её присутствии говорили о ней в таком ключе, ей было похуй.
- Какое ебацца? Вы о чем? - человек-крылья тоже поднялся, поправляя гламурные трусы, - Она же девственница!
- Хуевственница, - передразнил хуеватый, - посмотри-ка на эту развороченную пиздищу! У ней там или РГД-5 сдетонировала, или её хором ебли двенадцать апостолов золочёными хуями... ну или парочка гопников, например.
- Предвзятое отношение к поколению "Пепси", коллега, а заодно и неприкрытый наезд на столпов небесной канцелярии - сказал крылатый, разглядывая остатки девственной плевы на ляжках Машеньки.
- Опустим формальности, - мрачноватый достал печать с надписью "В АД".
- Не торопитесь, ради Бога, - ангел заслонил Машеньку своими крыльями, - мы ей и слова не дадим получаецца?
- Вот любишь ты под конец рабочего дня нагрузить, - хвостатый дыхнул на печать, - ну хорошо, зададим пару-тройку вопросов. Бреешь? Глотаешь? Хуй в руках держала?

Девочка потупилась, все вопросы поставили её в тупик:
- Не-е-е, - еле слышно прошептала Маша.
- Вот видите! - ангел воодушевленно захлопал крыльями по жеппе, - чиста как...
- Вижу, - перебил рогатый, - ответы на первые два вопроса вполне подходят для бессрочной путёвки в наш жаркий край.
- Хуй! - раздался чуть слышный голос.
- Что-что? - удивились оба.
- Я про хуй, - чуть смелее сказала Маша, - Не держала я никогда. И не видела даже. Хуй. Вот.
- Тогда, - крылатый улыбнулся педофильной улыбкой и извлек из трусов свою печать, - милости просим в Рай.
Мрачноватый щелкнул хвостом:
- Подожди! Это действительно так, дитя моё?
- Ху-у-уй! - мечтательно повторила Маша, потом смутившись поправилась, - Да, блядь!
- Не кажецца ли тебе, что это скажем так, - рогатый скривился, - не по-божески сука?
- Всмысле?
- Забирать в рай нихуя не видавшую ни хуя?
- А в ад значит можно? - хитро улыбнулся ангел.
- Стоп! Давай пари.
- Что Вы предлагаете? - ангел заметно нервничал.
- Дать ей шанс.
- Увидеть хуй?
- Именно так.
- Так покажи ей сейчас свой и дело с концом!

Рогатый засмеялся:
- Один маловато, как насчет цифры...
- Двенадцать? - ангел в ужасе прикрыл рот крылышком.
- Ни туда, ни сюда, - мрачноватый почесал между рогов, - тринадцать давай.
- Тринадцать хуёв, - задумчиво прошептала Машенька.
- Именно тринадцать, - подтвердил рогатый, - тринадцать эррегированных половых хуёв. Удастся, пиздуй в рай, хуй с тобой, неудасцца - необессудь.
- Можно по-очереди, - вставил ангел, пытаясь облегчить Машеньке задачу.
- Хуй! Сразу! Чтобы одновременно стояли ровно 13 хуёв в радиусе десяти метров!
- Срок - неделя, - ангел по-отечески положил на плечо Маши крыло.
- Три дня! - дьявол был непреклонным.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments