batia1969 (batia1969) wrote,
batia1969
batia1969

Categories:

СВАДЬБА

Было начало июня. Моему брату приспичило жениться. Во второй раз. Зачем, неизвестно никому, и ему, в первую очередь.
Жених он завидный - большой бизнес, здоровый, симпатичный амбал, у него неплохой автопарк и до хера квартир. Все это слегка омрачалось наличием трех детей и бывшей женой, дамой истеричной и противной. Его избранница отличалась от первой супруги только тем, что была моложе и была на порядок жаднее.
Свадьба обещала быть шикарной, торжество решили провести в известном пансионате, где гостей очень ждали. Еще б они не ждали - только для родственников со стороны жениха был снят целый корпус.

В день Х, я, облаченная в длинное, узкое платье с открытой спиной, длинными разрезами, и в босоножках на офигенно высоких каблуках, стояла у дома и, потягивая джин-тоник, наблюдала, как наряжают машины.
В голове приятно шумело, и я пыталась настроить себя на то, что буду вести себя хорошо, не смотря на то, что не питала к невесте никаких теплых чувств. Она отвечала мне тем же, и брат по секрету сообщил мне, что она опасается, как бы я чего не выкинула на свадьбе. Я дала ему слово, что буду вести себя очень хорошо. Как потом выяснилось, слово свое держать я не умею.


Мы расселись по машинам и поехали выкупать невесту. По приезде выяснилось, что выкуп задуман серьезный, подружки невесты оккупировали подъезд, и придумали задания, чуть ли не на каждую ступеньку. Я отловила телохранителя (по совместительству и водителя) брата и попросила его принести мне шампанского.
- Бокал? - спросил он меня.
- Бутылку, ептыть, а то ты мне будешь бокалы каждые две минуты таскать.
Он пожал плечами, но бутылку принес, присовокупив к ней бокал и коробку конфет, которые оказались с ромом.
Выкуп был в самом разгаре, я стояла на улице с водителями, выпивала и травила пошлые анекдоты. Многих я знала, потому что одно время работала вместе с братом. Мужики меня обожали за мою демократичность и доброту, тем более выпито вместе было не одно ведро водки.
- Лелька, - спросил меня один из них, - а ты чего на выкуп не пошла?
- А нах? - удивилась я, - мое присутствие уже ничего не решит, все равно он на ней женится.
- Лелечка! - из подъезда выбежала мама. - Ну, ты что? Родная сестра, а на выкупе тебя нет. Разговоры пойдут.
- Мама, - заканючила я, - еще больше разговоров будет, если я буду там.
- Ничего не хочу слышать, - мама потянула меня в подъезд.
Процессия продвинулась уже до четвертого этажа. Все толпились на лестнице. На площадке между этажами стоял столик с вином и шашлыками.
- Правильно, - пробормотала я, - выкуп до утра будет идти, надо было полевую кухню сюда пригнать, чтобы всех горячим завтраком накормить.

Мама пихнула меня в бок. Я подхватила бокал с красным вином и шашлык. Махая им, как рапирой, я просила всех посторониться. Толпа передо мной расступалась, как море перед изгнанными иудеями. Я добралась до брата. Он выглядел затраханным и злым, потому что не любил такие мероприятия, но старался смандячить веселое лицо.
- Зашиваешься? - прошептала я ему на ухо.
- Пиздец, - прошипел он. - Выручай. Регистрация через полчаса, а у нас еще целый этаж впереди.
- Господа, пропустите меня, - вежливо попросила я.
- Леля, ты же знаешь, что нельзя, - укоризненно ответила сестра невесты, девица рыхлого телосложения с лицом человека, страдающего синдромом Дауна.
Ее я тоже не любила, отчасти потому, что она была сестрой невесты, а более того за ее имя. Имя-то было нормальное - Милана, но в их семействе ее любя называли Милашка, что стойко у ме-ня ассоциировалось с кличкой свиньи, которая была у моей бабули. О чем я и сказала Милашке при первом же знакомстве.
- Милашка, - после имени я тихонько хрюкнула, зная, что это ее бесит, - мне по срочному делу.
- Твое дело потерпит, - высокомерно заявила она.
- Не потерпит, - рявкнула я, - я ссать хочу! - при этом я навела на нее шампур с мясом, как заправский мушкетер. - Если ты меня не пропустишь, я сяду, прям здесь!
Милашка отчего-то смутилась и посторонилась, пропуская меня. Гости тихо хихикали, один жених ржал, как конь.

Я поднялась в квартиру, и пошла на голоса. В гостиной счастливая невеста шушукалась со своей маменькой.
- Лелька! - ахнула она. - Уже дошли?
- С такими дурами, как твои подружки, они дойдут сюда к следующей неделе. Собирайся, мы едем в ЗАГС.
- Но они же не дошли... - начала она.
- Леля! - передо мной встала ее мать, молодящаяся бабешка с лицом, конкретно побитым жизнью. - Пока выкуп не пройдет, никто никуда не поедет.
- У вас есть во что переодеться?- спросила я. - Если нет, то я не буду плескать в вас вином. До регистрации полчаса, а нам ехать через весь город, не забываем про пробки, - я повернулась к невесте. - Если ты сейчас же не выйдешь, то я сниму мясо с шампура твоим платьем. Ты знаешь, что я так и сделаю.
- Но выкуп...
- Хорошо, - я повернулась к маменьке, - пойдите и скажите им, что жених досрочно допущен к дверям. Давайте только быстро, время на самом деле поджимает.
Маменька метнулась в подъезд. Невеста с ненавистью смотрела на меня.
- Дорогая, я могу на все насрать, и уехать сразу в пансионат, и буду там жировать месяц одна, потому что вы туда не приедете. А не приедете по очень глупой причине, вы опоздаете на регистрацию, брат разозлится и ты не получишь доступ к его деньгам, это я тебе гарантирую.
Мои доводы ее быстро убедили и она, широко улыбаясь, направилась к дверям.
Выкуп закончился через пять минут и все спешно расселись по машинам. Брат крепко пожал мне руку, велев телохранителю подкинуть в машину, в которой ехала я, пару бутылок шампанского.

На регистрацию мы подъехали минута в минуту. Отстояв церемонию, закидав при выходе молодоженов рисом и монетками, все решили, что на объезд всяких памятников уже нет времени. Поехали сразу в пансионат. Впереди было семьдесят километров дороги. Мне было велено сесть во второй лимузин, где собрались братья и сестры жениха. Дорога обещала быть веселой.
Просто так ехать было скучно. Светка (жена моего двоюродного брата), была со мной солидарна. Все лениво тянули шампанское. Мы со Светкой, быстро всосав бутылку в две каски, полезли в люк. В нашей захудалой провинции свадьба с лимузином - событие. А свадьба с двумя лимузинами и колонной, состоящей из одних иномарок - ажиотаж. Мы орали, махали руками и свистели, позируя на светофорах всем, кто пытался снять такое на свои мобильники. Перед выездом из города нас спешно втянули внутрь, впереди был пост ГАИ.

Неожиданно одну из машин в колонне остановили. Припарковавшись, все вывалились из машин. Я, покачиваясь на километровых каблуках, подхватив Светку под руку, поковыляла к гайцам, обступившим машину. Олег, один из приглашенных гостей, приехавший из другого города, был бледен. Один из продавцов волшебных палочек, обыскивал его. И тут влезла я.

- У вас есть санкция прокурора на обыск? - поинтересовалась я.
Обыскивающий удивленно уставился на меня. Я попыталась изобразить на лице свою самую ослепительную улыбку. Он был сражен на месте. Я, решив его добить, повернулась боком, и чуть отставила ножку, чтобы в разрезе было видно край кружевного чулка.
- Здрасть, - продолжала улыбаться я. - Так как? Есть? И можно мне ручку и бумажку?
Один из гайцев, щерясь не меньше меня, вынул из кармана блокнот, вырвал лист и протянул мне вместе с карандашом. Я, покачиваясь, подошла к обыскивающему вплотную, и сосредоточенно стала списывать номер с его бляхи.
- Вы пока мне санкцию приготовьте, - вполголоса попросила я, вкладывая в интонацию побольше сексуальности.
Он сосредоточенно сопел, стараясь не заглядывать в декольте.
Второй, осклабившись, сунул мне под нос листовку из серии "Их разыскивает милиция". С нее на меня смотрела морда лица Олега. В розыске, вооружен и опасен, успела прочитать я до того, как мужик убрал бумажку.
- И что? - удивилась я, - дайте мне 10 минут, и компьютер, и весь ваш пост будет в таком же розыске. И я не забуду приписать, что при сопротивлении можно стрелять без предупреждения.

Все стояли молча, разглагольствовала только я.
- Лелька, - сдавленно выдавил Олег, - не лезь. Сейчас разберемся, и все будет нормально.
- Ничего не будет, - отмахнулась я, - без санкции они тебя не могут даже попросить карманы вывернуть, не то, что обыскивать. Так что садись и поехали.
В это время, под шумок, первый постовой нырнул в салон машины, покопался там и, присвистнув, вытащил на свет пистолет. Все ахнули, второй гаец лихо нагнул Олега на капот, завел руки за спину и защелкнул наручники. Олег молчал, весь его вид показывал на то, что он в шоке.
- Да это же наебка! - заржала я. - Это не ПМ, это - Байкал пневматический! Кто придумал такой глупый розыгрыш?
Первым не выдержал брат, начавший ржать, и я поняла, что разводка была его иде-ей.
- Лелька, ты - сволочь, - ржал он. - Ребята, надо было в кобуру пистолет запихать, тогда бы она не увидела, что на стволе написано.

Гайцы все равно были довольны. Сценарий пошел не по тому пути. Брат знал, что я, идейный борец за справедливость, обязательно нарвусь, и тогда меня бы тоже нарядили в браслеты. Посмеявшись (по началу только Олегу было не до смеха), мы решили ехать дальше. У лимузина меня догнал один из постовых и протянул бумажку.
- Там это... - мялся он, - телефончик, будет желание, позвони.
Из окна машины высунулась огромная лапа моего супруга и взяла бумажку. Следом в окно вылезла его голова.
- Она позвонит, уважаемый, - пробасила голова, - только не скоро.
Гаец растерянно взял под козырек и молча ушел. Мы поехали дальше.

Через сорок километров решили сделать небольшую остановку. С этого места начались все мои беды.

ПыСы: Листовка, подаренная гайцами Олегу, была потом отксерокопирована и роздана всем желающим. У Олега она висит в рамке на рабочем месте.
До пансионата оставалось около тридцати километров. Свернув с магистральной трассы, свадебный кортеж остановился. Поворот венчала большая растяжка с очень неудачной фотографией молодоженов.
Но это никого не волновало. Все щемились в ближайший лесок, чтобы бездарно слить все, что было выпито по дороге. Я решила не отставать от народа.
Пробираясь по узкой тропинке, влажной после только что прошедшего дождика, и тихо матерясь, я высматривала удобное местечко. Каблуки проваливались в сырую землю, но мне было плевать, потому что шампанское плескалось уже в голове. Или не шампанское? По херу. Я увидела довольно привлекательное дерево, из-за которого меня не должно было быть видно, и, расслабившись, забыла посмотреть под ноги.
Нога скользнула и я, итак неустойчивая, повалилась на бок. Рука почти по локоть провалилась в жидкое месиво, колено залезло туда же. Послышался треск рвущейся ткани. Чудом я не ткнулась в эту грязь лицом. Не в силах подняться, я ржала на весь лесок. В туалет от этого не расхотелось. Послышался треск веток, и на меня наткнулся супруг.
- Лелька, ты чего? - удивился он, двигаясь ко мне.
Только я собралась ответить, как он, поскользнувшись, с громким матом, повалился на колени. От хохота меня повело в сторону, и я влезла в грязь второй рукой.
Выбравшись из кустов, мы представляли ужасное зрелище. В грязи было все - брюки и руки мужа, я, измазанная по локти, щеголяла грязными коленями и разрезом на платье, доходящим почти до талии. Из разреза стыдливо выглядывал пояс и чулок. Молодая жена безуспешно пыталась спрятать в глазах злорадство, мужики так же безуспешно отводили похотливые взгляды. Всех поражал наш гогот, никто не понимал, по какому поводу мы с мужем заливаемся.

- Вы что, - ахала мама, поливая мне руки минералкой, - не могли другое время выбрать?
- Если бы я знала, что упаду, сроду бы не полезла в эти кусты, за машиной какой-нибудь присела, - оправдывалась я.
- Так ты упала? - удивилась мама.
- А ты что подумала? - офигела я. - Что мы в лес трахаться ломанулись?
Мама сосредоточенно пыталась придать платью более пристойный вид.
- Ну, - пробормотала она, - мало ли что тебе в голову могло придти.
- Лучше бы трахаться пошли, а не ссать, - ворчал рядом муж разглядывая брюки.
Дождавшись, пока грязь подсохнет, попив шампанского, все расселись по машинам и тронулись. Впереди было два небольших городка, а там пятнадцать минут до пункта назначения.

Весь оставшийся путь мы со Светкой провели в люке, радуя машины, которые ехали навстречу, и тех, кто ехал за нами. Встречный ветер трепал прически, пыль летела в глаза и в рот, но мы продолжали орать, свистеть и махать всем, кто обращал на нас внимание. Думаю, что обыватели тех городков долго помнили весь кортеж и двух пьяных и лохматых девиц, торчащих из люка и орущих, что у них свадьба.

У ресторана в пансионате нас встречали тамада и куча зевак. Выпав из машины, мы со Светкой побежали в туалет. Сделав свои дела, я остановилась перед зеркалом. То, что я увидела, меня как-то не порадовало.
- Пиздец прическе, - просипела я сорванным голосом.
То, что выбилось из зачесанных назад и забранных в узел волос, торчало строго по направлению назад. Лицо было серым от пыли, которая еще и на зубах поскрипывала. Светка ржала надо мной, пока не посмотрела на себя.
Насрав на церемонию приветствия молодых, с традиционным откусыванием хлеба (я знала наверняка, что молодая откусит больше в силу своей жадности и довольно-таки рабочего хлебальника), я унеслась в номер. Попросив у консьержки двести граммов чистого мартини и ниток с иголкой, я наживую прихватила порванный разрез. Смыв с морды пыль вместе с макияжем, отчего я стала выглядеть свежее и намного моложе, и еле прочесав волосы, оставив их распущенными, я направилась к ресторану. По дороге я задержалась в баре, догналась водкой, послала на хер какого-то приставучего типчика и ввалилась в банкетный зал.
- Лелька! - Светка отчаянно махала руками, - Иди к нам, мы тебе место заняли!
- Постойте, вы кто? - поинтересовалась у меня пухлявая тетка-тамада.
- Сестра жениха, - пробормотала я. Стоять на ногах было уже трудно. Но разговаривала я пока внятно.
- Вам сюда, - тамада подхватила меня под локоток и подвела к месту, где на столе стояла табличка с моим именем. - Садитесь, Ольга Михайловна.
- Ебаный в рот, - охнула я, присаживаясь, - светский раут, бля. Не хочу я тут си...
Подняв глаза, я заткнулась. Напротив меня сидел мужик, которого через день показывают в местных новостях. Особа, приближенная к императору губернатору (далее К.), с интересом рассматривал меня.
- Здрасть, - кивнула я ему. - Здрасть, - кивнула его жене. - Здрасть, - кивок Пете, директору одного предприятия, с которым как-то сталкивалась по работе. - Короче, всем салют, бля.
К. хрюкнул и поинтересовался, что будет пить Ольга Михайловна.
- Водку, - ответила я, элегантно выплевывая жвачку на салфетку. - Не знаете, здесь можно курить?
- Леля, - подала голос Петина жена, - здесь не курят.

Я ее терпеть не могла. Они с Петей пытались подать на меня в суд, обвиняя в хищениях в особо крупных размерах, но не смогли ничего доказать, за что были внесены в мой черный список без права помилования.
- Я вам не Леля, милочка, - ответила я, - а Ольга Михайловна. Это я Петечке - Леля, и то, только в особо интимные моменты. Да же, Петечка?
Муж, сидевший рядом, хрюкнул, но продолжал сосредоточенно поедать какой-то салат. Петечка покраснел, а его жена заткнулась.
На другом конце стола, где было большое скопление моих родственников, приехавших из деревни, царило оживленное веселье. Я им жутко завидовала и ждала подходящего момента, чтобы свалить туда. Лихо опрокинув стопку, я захрустела яблоком, налила себе еще, и снова выпила. К. уже не сводил с меня глаз.
- Нуте-с, - я сложила локти на стол, подалась чуть вперед, чтобы он мог увидеть в декольте, чуть больше, чем видят все, - рассказывайте, милейший, как продвигается ваша карьера? И, если не трудно, налейте мне еще.
К. покраснел, но налить водки не забыл.
- Леля, ты бы закусывала, - выдал Петя.
- Петечка, ну сейчас же не особо интимный момент, так что называй меня как положено, - тут же среагировала я.
- Ольга Михайловна, - пробасил мой муж, - Петечка прав, покушай немного. - Потом он положил мне на плечо руку и добавил, - Леля. Я думаю, можно тебя так назвать, потому что сейчас немного интимный момент, - он чмокнул меня в плечо, - Лелечка, - его рука скользнула по спине, - Любимая, - прошептал он на ухо, приобнимая меня, но сам не выдержал и заржал. - Короче, закусывай, а то напьешься и все пропустишь.
Сидящие напротив отводили глаза, и делали вид, что ничего не происходит.
- Ну, так что там с вашей карьерой? - снова обратилась я к К.
- Ну... Э-э-э...
- Все ясно, - перебила я его, - я пошла курить.

Подошло время дарить подарки. К. толкал речь минут десять, за это время я успела познакомиться с его женой, тоже Олей, и выпить с ней пару раз за знакомство. К. закончив тост и крикнув "Горько!" уселся на место. Я, пропустив его речь мимо ушей, поинте-ресовалась, что он подарил.
- Ну, я предложил вашему брату выбрать себе корову в одном из колхозов, который он курирует. - К. просто гордился собой.
Я в это время пила минералку, и от неожиданности подавилась и прыснула в К. тем, что не могла проглотить. От смущения, которое я, впрочем, особо и не испытывала, меня спасла тамада, сказав, что сейчас подошла очередь дарить подарки родственникам жениха. Муж, подхватил меня и потащил к молодым. Я довольно щерилась, но муж, зная мою привычку ехидничать, не дал мне и слова вставить. Все, что я могла сделать - это поднять стопку и внятно произнести:
- Поздравляю! Братец, надеюсь, что пью не на последней твоей свадьбе!

Веселье продолжалось. Наконец-то можно было танцевать. Мы со Светкой отплясывали, отвлекаясь только на то, чтобы быстренько выпить и покурить. Устав и угорев, мы побрели с ней на пирс. Смеркалось. До пирса было недалеко, но идти нужно было по какой-то дебильной тропинке, выложенной булыжниками. Светка шла позади, мы с ней громко пели. Вдруг мой каблук застрял между камнями, коротко матюкнувшись, я приняла колено-локтевую позу. Раздался уже знакомый треск разрываемой ткани. Я снова козыряла голым бедром. Плюс ко всему разбила коленку и ободрала ладони. Послав на хер пирс и долбанные тропинки, мы вернулись в зал.
Внезапно везде погас свет. Официанты принесли свечи, и тамада вооружившись аккордеоном, запиликала на нем "Амурские волны". Гости, приехавшие с деревни, были в корне с ней не согласны, дядя Юра забрал инструмент и начался концерт по заявкам трудящихся. Трудящиеся требовали частушек. Муж, зная мою непомерную тягу к народному фольклору, ловко выманил меня на улицу и потащил прогуляться по пляжу. Мы завалились на лежак, оттащив его подальше от всех. Когда платье на мне было уже наполовину снято, послышался Светкин крик:
- Ле-е-елька-а-а-а! Вы где??

Пришлось быстро приводить себя в порядок и отозваться. Светка и еще несколько родственников тащились на пляж, неся в руках водку и закуску. Пьянка продолжилась на пляже. Была глубокая ночь, фейерверк мы благополучно просрали, и поэтому решили искупаться.
Наплевав на то, что ни у кого не было купальников, а я так вообще была в одних трусиках, мы полезли в воду. Место для купания было выбрано неудачно - дно было из каменных неровных, сопливо-скользких плит.
Так как я вечно впереди планеты всей, то в воду я ломанулась первой. К разбитой коленке прибавилась вторая разбитая коленка и ободранные локти. С ревом, послав всех на хер, я сидела на берегу, завернувшись в мно-гострадальное платье.
Выпив еще, чтобы успокоиться, я затянула свою любимую песню "На поле танки грохотали", компания недружно меня поддержала. Наши песнопения пе-рекрыл женский голос, очень похожий на голос моей мамы.

Она, в полном одиночестве шла из ресторана, покачиваясь под тяжестью какого-то мешка, перекинутого через плечо, и громко декламировала, направляясь к корпусу:
- Я ваш, блядь, дедушка Мороз! Я вам, блядь, подарков до хрена принес! И не пойму я, почему, никто меня не встретил! А не пойти ли тебе в жопу, дед Мороз ответил!
Стихи из серии "Что вижу, то пою" она читала, пока не скрылась в корпусе. Через некоторое время мы тоже решили, что и нам пора на боковую. Консьержка, уже ничему не удивлялась, выдавая нам ключи. Видимо, сегодня она много нового узнала о людях. В номере меня за каким-то чертом понесло в душ. Помывшись, я раздвинула дверцы и сделала шаг вперед. Коврик, за каким-то хером лежал возле унитаза, а не там, где ему положено. Мокрая нога покатилась по кафелю, и я смачно впечаталась лицом в пластиковую перегородку.
Первый день свадьбы закончился. Впереди было еще два дня.

ПыСы: дым коромыслом в корпусе стоял всю ночь. В мешке маменьки-деда Мороза оказались несметные богатства - водка и закуска, которую эта рафинированная интеллигентная женщина с двумя высшими образованиями, нагло сперла из ресторана. Около десяти человек родственников провели ночь в ее номере.
продолжение следует...
Subscribe

  • Дратути

    ОЙ НУ ТОЧНО ПРО МЕНЯ

  • сижу и думаю...

    буквально 10 минут назад на работе подходит ко мне один чувачек и сует $150 это тебе за работу , а я возьми и ляпни ты же уже рассчитался . Он…

  • друзья , а есть..

    возможность бесплатно семерку вернуть , а то десятка тормозит жуть .. моей крошке не нравится .

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments