batia1969 (batia1969) wrote,
batia1969
batia1969

Categories:

Собака - друг человека

Это был мой первый рабочий день в качестве железнодорожника. Отслужив в армии, я быстро устроился монтером пути. Большого выбора мой маленький городок не представил. Рельсы, да шпалы стали моей работой, если вкратце. Попал я в довольно дружелюбную и возрастную бригаду. Меня радушно встретили, несколько раз дав понять, что работа редкостное дерьмо. После службы в армии на такое даже не обращаешь внимание…

Итак, сегодня нам предстояла поездка на довольно длинный перегон. Расстояние между ближайшими станциями не меньше тридцати километров. Вокруг лишь густой лес, временами разрезающийся узкими дорогами для рабочих машин. В целом, романтичное место. Осень уже перекрасила все деревья в желто-оранжевые оттенки. Мне было на что заглядеться, но сильный ветер, холод и необходимость работать вернули в чувства мою романтичную натуру.

- Выходим, грузим скрепления и готовимся к работе, - скомандовал бригадир.

Я послушно встал, но тяжелая рука, упавшая мне на плечо быстро остановила меня.

- Не спеши, рано еще выходить, - сказал положивший руку мне на плечо Слава.

- Но бригадир же сказал грузить скрепления? – недоуменно заметил я. – Он даже сейчас, что-то кричит с путей. Вы разве не слышите?
- Выйдем, когда он заглянет к нам в кунг с криком: «Какого хера вы еще сидите!?». Вот это и будет означать, что нам пора выходить. А пока сиди, еще успеешь наработаться за сегодня, – ответил мне уже Дима. Вообще мне было очень не привычно обращаться к людям, которые старше меня вдвое, а то и втрое, как к равным. Мое «вы» сразу же обрезали, сказав, что на «вы» буду обращаться к начальству и не более. Что ж, я сильно и не возражал. Должно быть так удобнее работать.
- Какого хера вы все еще сидите в машине? – прокричал вернувшийся с жд пути бригадир.

- Вот теперь, пора! – Дима весело подмигнул мне, и мы приступили к загрузке машины.

Когда то в прежние времена, здесь была полноценная железнодорожная станция, но за ненадобностью ее упразднили, оставив одну путейскую рабочку для инвентаря. Неподалеку осталась и деревня, но число ее жителей с каждым годом неумолимо уменьшалось. Из молодежи только те, что приехали навестить своих родителей или бабушек с дедушками.

Погрузив все необходимое, мы выехали к месту работ. Дорога много времени не отняла. Мы отъехали всего-то на километр от бывшей станции. Быстро разгрузившись, мы встали в ожидании бригадира. Тот снова ходил по жд путям, что-то вымеряя. Это сейчас я понимаю необходимость всех его промеров и блужданий по шпалам. Но тогда мне это казалось весьма странным. Определив фронт работ, бригадир распределил и обязанности. Он отправил двух монтеров в стороны от места работ в качестве сигналистов. Они должны будут подсказывать бригадиру о приближении поезда по рации. Мне было поручено сидеть недалеко от машины и отбрасывать в сторону плохие скрепления. Плохими считались те, на болтах или гайках которых была сорвана резьба. Не сложная, но довольно муторная работа.

Спустя, буквально пятнадцать минут, нам составили компанию два пса. Чистокровный золотистый лабрадор и черная дворняжка, явно с корнями лайки. Черный пес держался обособленно, находясь всегда на стороже. Лабрадор же первым делом подбежал к нашему водителю, вышедшему покурить, да заодно почесать со мной языком.

- Это классный пес. Настоящий железнодорожник! – водитель восхищенно приветствовал пса, почесывая его за ухом. – Мы его зовем Петькой!

- Необычная кличка! – усмехнулся я.

- Это в честь прошлого бригадира. Злющий был. Вот и назвали так Петьку, когда он стал к нам прибегать еще щенком. Конечно, жалеем об этом… но как-то привыкли уже. Да и Петька не обижается. Правда? – водитель потрепал пса, на что тот весело залаял.

- А тот? – я указал на черного пса.

- Этот пес тоже к нам прибегает. Когда мы здесь работаем, они с Петькой нас охраняют. У него тяжелая судьба. Даже не пытайся с ним дружить! Корми, но не дружи. Он не позволит, - водитель сделал через-чур долгую паузу.

- Почему? Что с ним не так?

- Это Черный. Мы так и зовем его. Год назад его нашел в лесу Славка, - водитель снова сделал паузу, но на этот раз для того, что бы достать новую сигарету, тем самым добавив атмосферности своему рассказу. – Не знаю, что самому Славке понадобилось там. То ли он грибы пошел посмотреть, то ли еще что… Не важно. Важно то, что он там наткнулся на два обглоданных трупа, а рядом с ними лежал чуть живой Черный. Мы аккуратно занесли его в машину и отвезли в клинику. Конечно, не забыв вызвать полицию. Как видишь, Черного удалось спасти. Поселили его в сарайчике возле рабочки. С тех пор он тут живет. Мы его подкармливаем. Он нас за это охраняет. Я недавно хотел его погладить, но он ни в какую. Представляешь? Если начнешь упорствовать в своем намерении, может и зарычать, а то и укусить. Для него, видимо, нет хозяев кроме тех, что нашел Слава в лесу. Черный по ним скучает… - водитель задумчиво посмотрел на Черного. Тот неизменно строго смотрел в сторону леса, оставаясь на стороже.

Я очень проникся этой историей. Если верить рассказу водителя, то следствие так и не выяснило, что случилось с хозяевами Черного. Дикие животные – основная версия следствия. На этом дело и закрыли. А вот какие дикие животные это могли сделать, они не пояснили. Вероятно, сами не верили в свою версию до конца. Ведь, крупнее лис в лесу давно уже не было хищников…

- Смотри! Тебе это должно понравиться! – водитель отвлек меня от размышлений. Он указывал пальцем на бригадира, подзывающего к себе Петьку.

- Петька, нужен болт! – скомандовал бригадир.

Пес тут же метнулся к ближайшей опоре контактной сети. Немного порыскав, он побежал к следующей. Там он нашел заветный болт и, гордо виляя хвостом, доставил его бригадиру.

- Это как так!? – удивился я.

- Ха! А ты думал, его просто так железнодорожником называют? Он шарит в наших делах, – водитель был доволен произведенным впечатлением.

- Но откуда он знал, что нужно искать болт, да и тем более где!?

- Дрессировка. А болты часто лежат под опорами контактной сети. Старая путейская хитрость. На случай, если нужного болта или гайки не окажется под рукой. Это у нас до тебя работал собаковод. Вот он и научил. Ты, кстати, на его место пришел работать.

- Никогда не видел подобного! Классный пес! – я искренне восхищался Петькой. – А вот Черному не до наших забав.

- Оставь его. Он делает свое дело. Думаю, его уже не поменять. Он решил нести на себе этот груз, – грустно посмотрев на Черного, ответил водитель. – Нам его не переубедить.

За разговорами о прошлом бригады, о Петьке с Черным, да и просто обо всем и ни о чем прошла половина рабочего дня. Наступило время обеда. Копаясь в холодных железках, я изрядно поморозил руки и теперь, налив горячего чая, пытался их согреть. Бригада дружно собралась в машине, и каждый достал из сумки свою еду, не забыв в конце поделиться остатками и с Петькой. Так же не забыли и про Черного, заботливо отложив несколько костей и прочей еды в маленький контейнер. Кормить его поручили мне. Объяснив это тем, что Черному надо ко мне привыкать. Иначе он может не подпустить к рабочке. Допив свой чай, я схватил приготовленное для Черного и медленно вышел из машины. Он все так же стоял на все том же холме, внимательно оглядывая лес. На меня Черный не обратил внимания, пока я не приблизился к нему на расстояние двух шагов. Он настороженно посмотрел на меня. Увидев в моих руках еду, он гордо сделал шаг назад, дав всем своим видом понять, что выпрашивать ее не станет. Я аккуратно вывалил содержимое контейнера и вернулся в машину. Перерыв быстро закончился и все продолжили выполнять свою работу. В том числе и я.

День близился к концу. Уставшие мужики о чем-то громко шутили, продолжая работать. Водитель играл с Петькой. Он кидал ему палку, а тот послушно ее возвращал. Я же все так же ковырялся в железе. В принципе, я мог бы закончить эту работу быстрее. Но, если честно, просто постеснялся доложить бригадиру, о выполненной работе. Я боялся, что он не найдет мне работы, и я буду стоять как идиот, наблюдая, как другие пашут. Этого мне не хотелось.

- Гав! – Черный подал голос. Я сначала даже не понял, что это он. Весь день лай был слышен только от Петьки. Черный повторно подал голос. Это был точно он. Я смотрел на него. Он засуетился, навострив уши и, все так же не сводил взгляда с леса. Больше никто на него не смотрел. Все были заняты своими делами. Слегка вытянувшись, словно всматриваясь в глубину леса, Черный резко дернулся в нашу сторону. Он мчался в направлении Петьки и водителя громко лая.

- Твою мать! – водитель испуганно отскочил от Черного. Но тот и не пытался ему навредить. Он продолжал лаять, поворачиваясь к лесу, а затем обратно к водителю. Не найдя понимания, он быстро метнулся ко мне и повторил свои действия. Черный пытался о чем-то предупредить. Я понял это, заглянув ему в глаза. Ни секунды не мешкаясь, я велел водителю садиться в машину, а сам побежал к бригаде. Ох! Это было очень сложно! Убедить восемь взрослых мужиков в правоте собаки. Некоторые поддержали меня, но лишь из желания лишний раз отдохнуть от работы. На этом и сошлись. Бригадир объявил десятиминутный перерыв. А я, всех подгоняя, пошел в конце. В этот момент я словно чувствовал ответственность перед Черным. Черный же встал как вкопанный возле машины и не переставал рычать, грозно смотря в сторону леса. Рык сменился лаем. Из леса показалась стая волков.

- Волки… Волки! – закричал я, на что услышал смех, а затем отборный мат. Не один я их заметил.

- Все в машину! Бегом! – словно случилось что-то обычное, приказал бригадир. Никто и не думал его ослушаться. Все бросились внутрь. Увидев убегающую добычу, волки ускорились. Лишь Черный смело оставался на месте, готовясь дать бой стае.

- Все здесь? – спросил бригадир, пытаясь сосчитать бригаду по головам.

- Да, вроде… Петька! Черный! Тащите их внутрь! Их же задерут!

Петька охотно запрыгнул в машину и испуганно лег в глубине кунга. А вот Черный лишь слегка попятился в сторону двери, всем видом показывая, что будет защищать машину на смерть.

- А как же он? – крикнул я, увидев, что бригадир собирается закрыть дверь.

- Он сделал свой выбор!

- Нет! – закричал я и выскочил из машины. Не знаю, что на меня тогда нашло. Я больше не чувствовал страха. Волки были уже совсем рядом. А Черный вот-вот собирался броситься им на встречу. Я схватил его, рискуя быть покусанным им же. Было тяжело его побороть. С трудом удерживая Черного в руках я побежал обратно в машину. Дверь захлопнули в самый последний момент. Обозленный волк ударился об нее, злобно рыча. Стая окружила машину. Они ходили взад вперед, словно устроив рычащий зубастый хоровод. Черного я уже не держал. Он, не менее злобно смотрел в окно на нежданных гостей.

- Сигналисты! – бригадир впервые за все это время поддался панике. – Сигналисты! – повторил он, уже обратившись к ним по рации. – Слава богу! – выдохнул бригадир, услышав ответы сигналистов. - Быстро лезьте на какое-нибудь дерево. Мы за вами сейчас приедем. В лесу волки! – он взял себя в руки и снова раздавал команды.


- Как же ты вовремя нам подсказал! – Слава обратился к Черному, который по прежнему не успокаивался. – Сколько их тут? Девять?

- Я насчитал одиннадцать. – ответил я.

- Откуда их столько?

- Да черт его знает! Едем за сигналистами! – прервал нас бригадир.

Волки не стали долго провожать машину. Через минуту их уже не было. Они исчезли так же неожиданно, как и появились. Испуганные сигналисты один за другим быстро сели в машину. Я на всякий случай придержал за ошейник Черного. Но он уже был спокоен. Главную свою задачу он выполнил. Черный нас спас.

Вернувшись к рабочке, бригадир велел ни кому не выходить из машины, а сам побежал в деревню, чтобы доложить о случившемся. Все уже успели перевести дух после случившегося. Даже Петька, ранее смирно лежавший у задних сидений, сейчас хоть и лежал все там же, но уже весело виляя хвостом. А Черный только после ухода бригадира отошел от двери. Здесь не было волков и я готов был его выпустить. Но, вместо того, чтобы бежать из машины, Черный подошел ко мне и положил свою голову мне на колени под всеобщее удивление. Так и началась наша с ним дружба.

После того случая, я недолго проработал на железной дороге. Сослуживец предложил мне работу в своем городе, и я, недолго думая, согласился. О том дне мне напоминает лишь Черный, сидящий напротив меня, пока я пишу эти строки. Мы с тех пор с ним не расставались. Я забрал его к себе в тот же день. Возможно, он получил одобрение от душ его прежних хозяев. А может просто решил жить дальше, дав себе шанс снова любить и быть любимым.

Волков в том лесу больше никто не видел. Но путейцы, помня о них, без охотничьих ружей больше не ездили в те края.



© Kind Cat

Tags: крео
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments