Вступительный экзамен

- Давай, ищи его! - Показалось что голос раздался прямо над головой. Неприятный, противный, такой голос, словно кто-то проводит железным прутом по стеклу.
Возникло желание вскочить и бежать, но окружающая темнота не способствовала этому, и я продолжил сидеть забившись в какой-то угол, и стараясь не дышать. Шорох, царапанье когтей по паркету, стоны и скрипы, создавали весьма неприятный звуковой фон, и несмотря на все попытки сидеть тихо, я все больше понимал, что еще немного, нервы не выдержат, сердце выскочит из груди через правую пятку, и я понесусь неизвестно куда, пока не встречусь с какой-нибудь невидимой в темноте стеной.
И словно желая укрепить меня в этом безумном желании, все звуки стихли разом, и возникло четкое ощущение, что некто неведомый, но очень страшный, стоит прямо передо мной, смотрит своими черными глазами, и раздумывает как бы получше меня схватить.
- Вот ты гдееее, - раздается прямо над ухом, и будучи не в силах сдержаться, вскакиваю с диким воплем.

Темнота. Вскочив я некоторое время не понимаю где я и что со мной. Спина затекла, болит щека. По прежнему ничего не видно, но ощущение чужого присутствия ушло.Некоторое время стараюсь успокоить дыхание и понять: я все еще сплю, или уже проснулся, а если проснулся, то где я проснулся-то?
Постепенно начинает работать голова. До этого она лишь слегка гудела, примерно как тот трансформатор, который получает двести двадцать, отдает сто двадцать семь, а на остальные гудит. Начинаю вспоминать.
У меня был экзамен. Вступительный. По математике. Важный. Школа окончена, и надо бы поступить в институт. Не то чтобы мне очень хотелось продолжать учебу, но во-первых, без бумажки - ты известная субстанция, а кроме того альтернатива в виде армии мне совсем не нравится. Помню, как жутко нервничая, выпил две таблетки. Вроде как стимулирующие мозговую деятельность, улучшающие память, и обладающие небольшим списком побочных эффектов, длиной с “Войну и мир”.

Это я помню, даже помню, что получив задание расслабился, задачи были вполне решаемы, а вот дальше все как в тумане.
Зрение постепенно адаптируется, в темноте проступают деревянные столы. Все ясно, каким-то образом уснул прямо в аудитории. Надеюсь хоть не в момент самого экзамена. Хотя тогда меня бы разбудили, хотя бы для того, чтобы сообщить что я провалился.
Впрочем хватит стоять и вспоминать. Пожалуй пора выбираться отсюда, а заодно готовится к объяснению с охраной, на тему: а что делает одинокий абитуриент в институте ночью. Уж не мел ли по карманам тырит?
Делаю шаг, жуткий скрип разрывает абсолютную тишину, становится слегка жутковато. Опять возникает ощущение чужого взгляда, будто я тут не один, и своим неосторожным движением разбудил что-то недоброе. Совсем некстати вспоминается сон и чувство ужаса. Там я проснулся, а что я сделаю тут? Всматриваюсь в темноту, стараюсь увидеть хоть что-нибудь, одновременно успокаивая дыхание, и мочевой пузырь, но рядом - никого, а все что находится дальше чем на расстоянии вытянутой руки - теряется в темноте. Вспоминаю, что аудитория где проводили экзамен - внутренняя, без окон, и по всей видимости тут выключили свет, а меня просто не заметили, но рациональные объяснения не приносят успокоения в кромешной тьме.
Так, надо выбираться. Даже если этот взгляд – лишь плод воображения, нечего тут делать. Спать надо дома, или, в крайнем случае, не спать в гостях у девушки. Вряд ли я лежал на парте до ночи, а в коридоре есть окна, так что главное выбраться отсюда, ничего не сломав по дороге.
Ощущение чужого взгляда ослабело, и первоначальный испуг не перерос в панику.

Аудитория представляет собой амфитеатр, два выхода расположены, по обе стороны трибуны и выходят в коридор. Я вроде сидел на четвертом ряду, значит надо немного спуститься, найти на ощупь дверь, и домой. Составив мысленный маршрут, окончательно успокаиваюсь, а после пары десятков шагов, увидел силуэт двери. Отлично! Повеселев, спешу к выходу, мысль о том, что тут кто-то может быть, побуждает двигаться быстрее.

Выход. Ловлю себя на мысли, что свет, пробивающийся из-под двери, мне не нравится. Есть в нем какая-то неправильность, неестественность, и страх, уже казалось уснувший, вновь недовольно заворочался внутри, прошелся ледяными пальцами по позвоночнику, слегка вздыбил волосы на затылке.
Злюсь на себя: призраков не существует, в шкафу не живет бабай, а под кроватью пыль вместо монстра. И мои ощущения - это не повод стоять тут как столб, потеть и быть посмешищем для невидимого наблюдателя. Толкаю дверь, вновь жуткий скрип никогда не смазываемых петель.
Странное дело, в коридоре довольно темно. Будто на улице глухая ночь. Неужели я проспал весь день? Дверь за спиной закрывается с тихим скрипом, вздрагиваю, еще немного и нервы не выдержат. Кроме того, совсем не кстати, вспоминаю, что видел свет пробивающийся из под двери, но открыв ее, встретил лишь темноту.
- Это сон, это по прежнему сон, - звук собственного голоса не успокаивает, а наоборот, делает хуже. Слишком он хриплый и жалкий. И в этот момент становится светлее. Оказывается я нахожусь почти напротив окна, а темно было, из-за того, что тучи полностью закрывали луну. Ветер унес их, и ночное светило заглянуло в этот коридор кошмара, а заодно слегка осветило окружающую обстановку.

Облегченно вздыхаю, вот и простое объяснение полоски света под закрытой дверью. Никакой мистики. В неверном свете луны вижу коридор, до лестницы вниз надо пройти каких-то двадцать метров, сущая ерунда.
Иду, параллельно вытирая пот. Душно. Это удивительно, я хорошо помню, как по дороге в аудиторию, мы с одноклассниками острили о том, что окна выбиты, и это весьма остроумная система кондиционирования. Ночи сейчас не жаркие, и в коридоре должно быть прохладно, но это не так.

Луна вновь скрывается за тучами, и коридор моментально погружается в кромешную тьму. Придется идти на ощупь. Пока не упрусь в лифты. Туда я не сяду, лучше ножками по лестнице. Несколько пролетов, и первый этаж, а там выход, свежий воздух, злой вахтер, и пешая прогулка до дома. Как раз до утра управлюсь, а если вахтер придаст соответствующее ускорение, то и быстрее.

Вот и лестница. И слава всем богам, Луна снова заглядывает в окно, освещая спуск. Делаю шаг вниз, и замираю. Внизу кто-то стоит, и удивительно, что я заметил его только сейчас. Невысокая фигура, может ребенок, может карлик. Ребенку тут точно делать нечего. Какие дела в институте ночью есть у карлика подумать не успеваю, он, а может она, или даже оно поворачивается, поднимает голову.

Раздается радостный смех, раздается и разносится погребальным колоколом по пустым коридорам. Луна становиться ярче, словно кто-то подкрутил мощность, и в этом призрачном свете, вижу, что вместо глаз у существа - черные провалы. Оно, словно принюхивается, голова тянется в мою сторону. В этот момент раздается рев, быстро сменяющийся равномерным гудением. Подпрыгиваю, понимая, что если карлик ищет по запаху, то теперь точно меня найдет. Двери лифта раскрываются с металлическим лязгом, кабина ярко освещена. Все понятно, вот он источник рева, гудения и подмоченной репутации.
Я не люблю лифты, особенно те, которые ездят сами по себе, но, если выбирать между безглазым, веселым карликом и лифтом, все-таки второе мне привычней. Заскакиваю в кабину, двери захлопываются. Странная кабина, всего одна кнопка, уже жалея, что зашел сюда, ведь можно было вполне выпрыгнуть в окно, вдавливаю ее.
Удивительно, но катапультирования в космос не произошло, лифт просто поехал вниз. Страшно. Чтобы успокоиться, считаю секунды. На тридцатой двери распахиваются, и я выскакивая облегченно вздыхая. Никогда, никогда не буду спать на лекциях!

Осматриваюсь. Помещение тонет в темноте, а прямо передо мной надгробный камень. На ватных ногах приближаюсь. Табличка, имя, годы жизни. Имя и дата рождения - мои, дата смерти - сегодняшнее число. Подхожу ближе, могила, но вместо ямы, лестница, уводящая вниз, она манит, словно приказывает: “спустись, спустись и все будет хорошо, все страхи, все заботы останутся вверху”. Словно загипнотизированный делаю шаг.

- Я думала он притворяется, - в голосе слышатся всхлипы, - сами понимаете, на экзаменах чего только не выдумывают.
Мужчина в белом халате слушает в пол уха, нащупывает пульс, слабенький, но есть.
- Выносим, - кивает он напарникам. Они подхватывают абитуриента, благо тот худой как щепка. Из кармана выпадает белая коробочка. Мужчина кривится, будто раскусил лимон, оставляет на мгновенье тело, поднимает.
- Черт! Опять эта дрянь!
- Что это? - Теперь в голосе женщины преобладает любопытство.
- Стимулятор мозговой деятельности. Со списком побочных эффектов длинной с товарный поезд. В том числе и сердечный приступ.
В помещение занесли носилки, начали укладывать парня.
- Куда, ногами вперед! Мать вашу! Еще живой, хотя…

Лестница кажется бесконечной, и далеко внизу видится светлое пятно. Начинаю спускаться. Сердце колотится как бешенное, ноги ватные Если упаду, то катиться буду до самого низа. Делаю еще шаг. Вспоминаются родители, девушка к которой так и не осмелился подойти, друзья, непройденное второе “Диабло”. Нет! Не хочу вниз! С трудом поворачиваю голову, лифт по прежнему ждет меня. С трудом разворачиваюсь. Вернусь обратно, и будь что будет. В могилу я всегда успею.
Снова тот же этаж. Существо поднялось выше, от него веет холодом. Стараюсь проскочить мимо, но оно крайне быстрое. Ледяная рука хватает меня за правое предплечье и время останавливается.

Вот я смотрю таблицу результатов. Бал низкий, в этом году пролетел. Вижу ее, решаюсь приблизиться, заговорить. В ответ - слегка брезгливое презрение - мол не для тебя мама цветочек растила. Депрессия, водка, головная боль. Звонок в дверь. Повестка. Слезы матери, философское спокойствие отца. Медкомиссия. Годен. Казарма. Трое. Бьют хорошо, больно. Кровавая пелена перед глазами. Один из ублюдков, нагло скалясь, начинает расстегивать ремень.
- Идем. - Существо не раскрывает рта, голос звучит в голове. Черные дыры сверлят меня невидящим взглядом. Маленькая ладошка сжимает мою руку. Двери лифта распахиваются, но там нет кабины. Подвал, могильный камень.
- Идем, повторяет оно, подталкивая меня туда. - Тут тебя уже ничего не ждет.

Когда до кабины-могилы остается два шага, я словно просыпаюсь. Страх вдруг меняет свою модальность, из парализующего делается подстегивающим. Вырываю руку и бегу. Не важно куда, главное подальше от существа и от могилы.
Тупик. Стены с трех сторон, а единственный выход преграждает страшное существо.
- Добегался? - В голосе слышится насмешка, и тогда я слетаю с катушек. А почему, собственно, я должен боятся вот этой мелкой гадости?? Бросаюсь на него, хватаю за грудки, отрываю от земли, и бью об стену. Он легкий, действительно как ребенок.
Но существо не сдается. Длинные руки хватают меня за лицо, острые когти оставляют глубокие, болезненные царапины, оно притягивает мою голову к себе, раскрывает пасть, вижу клыки, морщусь от запаха гнилого мяса.
Как там в анекдоте? Если на вас напала собака, укусите ее первым? Сломайте шаблон. Впиваюсь зубами в верхнюю губу, боль, ярость, это не те поцелуи которых жаждет молодой организм.
И когда боль становится невыносимой, чужая плоть поддается, рот наполняется мерзкой, солоноватой жидкость, а существо начинает жалобно вопить, корчится, съеживается и наконец-то исчезает. А вслед за ним, исчезает и этот коридор, и все страшное здание.

Лежу, странная слабость. Пытаюсь встать, тело не слушается. Откуда-то сбоку доносится голос:
- Пришел в себя? С возвращением, студент.

- Папа, так все и было? - Две пары детских глаз смотрят на меня не отрываясь.
- Так я запомнил. - Отвечаю я, подбрасывая ветки в слабеющий костер.
- А что было потом? – Некоторое время молчу, смотря с улыбкой на самую прекрасную женщину сидящую рядом.
- Потом, я решился, и все-таки познакомился с вашей мамой.

@Арет
Tags: