СЕКС В СУДЬБЕ ВЕЛИКОГО КОСОГО

Вспоминает старинный друг Савелия Крамарова, музыкант и художник Зиновий Шершер.
— Как–то в 1974 году мы с Савелием собирались отметить 30–летие одной опереточной певицы. Красивая женщина... и я предложил гулять у меня в большой трехкомнатной квартире в Марьиной Роще, а не у нее в однокомнатной, где–то в Чертаново... Договорились начать пир в девять вечера, но уже в шесть в дверь позвонил Савелий Крамаров.

Я ему говорю: «Чего ты так рано приперся, что мы с тобой будем три часа делать?!» А он только подмигнул: «Зина, мне ничего особенного не надо! Только чаю и бабу!» Я ему говорю: «Где я тебе бабу найду в шесть часов вечера?» Он хлопает меня по плечу: «Твоя теща мне тоже нравится». В то время теща жила у меня. Ну, посидели они, чаю попили, а только час прошел. Дело в том, что Крамаров не пил спиртного и мне, человеку поддающему, было с ним скучновато. Я некстати расслабился, а Савелий потащил меня в ближайший гастроном за шампанским, хотя его у меня стояло в углу хоть залейся. Но Крамарову необходимо было пообщаться с народом, автографы пораздавать. Он кайфовал, когда его узнавала толпа. В результате после нашего похода в гастроном, где Савелий расписывался на водочных этикетках, паспортах, а одному алкашу даже на лбу, я вернулся с шишкой на затылке и с оторванным рукавом. Меня сшибли по пути к артисту Крамарову. А тот, пока меня топтали, довольно орал: «Автографы — только пьяным!»

— К 9 часам пришла именинница и другие гости. Лариса Долина в том числе. Через час всем уже стало хорошо и весело, один Крамаров сидел хмурый. Он долго и безответно был влюблен в Ларису, сто раз объяснялся ей в своих чувствах, но та его динамила. И тут Савелий в очередной раз стал к ней приставать и канючить: «Лариса, ты меня любишь?» — «Да». — «Ты одна, я один... Может, у нас что–то хорошее получится? Лар? А Лар?» — «Нет».
Тут уж я не выдержал: «Лариса, ну дай ты ему разочек, что тебе стоит?! Он уже всех достал своим нытьем». Долина поворачивается ко мне: «А ты–то тут при чем?!» — «Я хозяин квартиры и стараюсь, чтобы всем гостям было хорошо, включая Савелия...» Лариса кивнула: «Ну раз так — я согласна! Дам... Только с одним условием, Савелий!» Крамаров вскочил и чуть штаны на ходу не снимает: «Любое! Любое условие! Говори!» — «Условие простое — ты не слазишь с меня целые сутки. Как залез, и поехали 24 часа подряд!» Савелий снова погрустнел: «Не–е–е–е, я так не смогу... спасибо». И после этого случая больше он к Долиной не приставал.
(С) СЕТЬ
Tags: