«Нейминг 18+»

Нейминг – штука важная. Как в плане маркетинга, так и для удовлетворения собственного чувства собственной охуенности. Грамотное и броское название должно быть у всего; у брэнда, у музыкальной группы, у литературного произведения и даже псевдоним должен быть броским. Но, как чаще всего бывает, за правильным выбором кипят дикие страсти. 18 +, блядь! Потому что эмоционально и нецензурно.

Классическая музыка:

- Иоганн! Какая потрясающая мелодия. Невероятно грустная, сжимающая сердце и…
- Мошонку!
- Что?
- Что слышал.
- Хм. Ладно. А как оно называется?
- Ре минор. К.626, если что.
- Нет. Так не пойдет.
- Идите в пизду. Я гений! Мое произведение будет называться именно так!
- Потомки не поймут, Иоганн. Оно затеряется среди других ре миноров.
- Ладно. Тогда пусть будет «Реквием». Реквием, сука, Моцарта! А? Звучит, блядь!
- Аж мошонка сжимается.
- Вот. Я знал, что вы проникнитесь. А от «Requiem aeternam» вообще кончите, обещаю.
- Хм. Вот «Requiem aeternam» звучит.
- Латынь, хули там. Если не можешь чего-то придумать, бери латынь. Проверено.
Литература:

- Что могу сказать, Брэм. Книга впечатляет.
- Ага.
- Как она будет называться?
- А хуй его знает.
- Так не пойдет. Нужно название. Яркое, хорошее название.
- Мертвый.
- Так герой не совсем мертвый.
- Бля… Ладно. Не-мертвый.
- Но он же все-таки частично мертвец.
- Блядь. Чего вы доебались до меня? Сами придумайте.
- Не шуми, Брэм. «Не-мертвый» мне нравится.
- Я так рад, что пойду и въебу вискаря, а потом въебу тебе по роже.
- За что?
- За выебоны твои! Мертвый, не-мёртвый… какая, блядь, разница? Он и мёртвый, и не-мертвый сразу. Как кот Шредингера, ебись он в усы.
- Шредингер только в 1935 про кота расскажет, Брэм.
- Да ёб твою мать, Арчибальд! Короче. Как зовут не-мертвого в моей книге?
- Дракула?
- Бинго! Вот пусть книга и называется «Дракула». А если ты не прекратишь выебываться, я тебе точно уебу.
- Пусть будет так. Отдам рукопись в типографию.
- И виски мне принеси. С твоими мертвыми и не-мертвыми никаких нервов не хватит. Чтобы я, блядь, еще раз написал про вампиров? Да ну на хуй, Арчибальд.
Thrash metal:

- Привет, Ларс.
- Привет, Рон. Чё-каво, сучара?
- Нормально. Я к тебе по делу.
- По какому? Опять заебывать названиями?
- Типа того. Понимаешь, я тут решил новый метал-журнал запилить, а с названием беда. Все уже перепробовал, но получается хуйня.
- Лады. Помогу. Притащи пива из холодильника.
- Он за твоей спиной, Ларс.
- Ну и хули? Тебе помощь нужна, а мне пиво. Тащи пива и я буду тебе советовать.
- Подонок ты, блядь, датский.
- Ага. Как дядя Гамлета. Так. Какие названия тебе нравятся?
- Есть три. Было 53 названия, но я их нахуй отмел.
- Какой ты резкий. Лады. Что за названия?
- «Metallica», «Metal Mania» и «Hesse».
- Чё за Hesse?
- Не знаю. В голову влипло.
- Говнище, а не название.
- Ладно. А Metallica?
- Не, братан. Тоже говнище.
- А чего у тебя глаза так бегают?
- Я мошонку молнией защемил, а поправить лень.
- А…
- Хуй на. Metallica не канает. Говнище какое-то, а не название для журнала. Ты еще Neandertallica назови. Вот Metal Mania ничё так. Звучит.
- Правда?
- Хуявда, Рон. Я тебя обманывал, хоть раз?
- Одну тысячу двести двенадцать.
- Бля. Ладно. Сейчас я серьезно. Бери Metal Mania и все будет заебись.
- Попробую. Надеюсь, что ты прав.
- Я всегда, блядь, прав. Я создам самую охуенную и успешную банду в мире, Рон.
- Ну, ну. Пока, Ларс.
- Удачки, Рон. Ушел? Заебись. Так, где там этот ебучий телефон. Пи-пи. Аллё, здрасьте. Меня зовут Ларс Ульрих. Я хочу зарегистрировать торговую марку. Название? Конечно есть. «Metallica»! Ага. Спасибо. Через часок заеду. До встречи. Хе-хе, Рон. Выкуси, блядь. Одна тысяча двести тринадцать.

Grindcore:

- Чё, пацаны? Как назовемся?
- Бля. Надо что-то дикое, угарное, на грани ебаного фола!
- Ну так предложи.
- Разрыватель обезьяньих пёзд.
- Звучит, но как-то слишком стёбно, братан. Может, Анальный перезвон?
- Ага, блядь. Беловежское пиздовлагалище. С ударением на последнюю «Е».
- Подристывающий носорог.
- Анальный пропиздон!
- Ты ебанулся? Есть уже такая группа.
- А, точняк. Копрофильский сыкун на забор с током.
- Вот это мне нравится. Еще варианты?
- Спермосос!
- Иди ты нахуй, Саша. Не буду я с таким названием выступать.
- А не поебать ли на название?
- Это название?
- В смысле?
- Хуисле. «А не поебать ли на название?» - это название, которое ты предлагаешь?
- А если и так.
- Не, пацаны. Надо что-то четкое и красивое. Во! Придумал!
- Давай, не тяни Моцарта за мошонку.
- «Мучения хуя и яиц».
- А по-английски это как?
- «Cock And Ball Torture».
- Звучит. Бля буду.
- Будешь. И не только бля. Ладно. Погнали репать.
- Погнали. Прошлый раз за десять минут два альбома сыграли. Сегодня надо что-то новое придумать. И засуньте Тимо носок в горло. Прикольный вокал тогда получается.
- Э, бля!
- Не «экай», братан. Все ради музла и метала!

Интернет:

- Господа, мы собрались здесь, чтобы выбрать название для нашей компании.
- Отлично. Приступим?
- А мы еще не приступили? Я думал уже все. И вообще, я кушать хочу.
- Джефф, ты еще не заработал на еду.
- Как я могу заработать на еду, если у меня даже блядского стола нет?
- Так сделай стол и начнем, а?
- Из чего я, блядь, его сделаю?
- Не сквернословьте, господа.
- Иди на хуй!
- Соберите стол из дверей.
- Серьезно? Стол из дверей? Может, еще из крышек для унитаза? Как в Икее, ебать ее в ухо.
- Нет. Это не гигиенично. Из дверей в самый раз.
- Ебал я вас в принципе!
- Джефф.
- Иду, иду. Где ебучая пила? А гвозди?

- Итак, господа. Стол собран и мы можем начать.
- Спасибо Джеффу.
- Да. Спасибо, Джефф.
- Не за что. Заебали вы меня. Я занозу посадил. На залупу.
- Как ты умудрился посадить занозу на головку?
- Хуем терся. Как ты думаешь?
- Господа, не отвлекаемся. Название – это ровно половина успеха будущей компании.
- А чем мы вообще торговать будем?
- Книгами.
- Книгами? Я думал, что музыкальными дисками там или еще какой-нибудь хуйней.
- Давайте с книг начнем, господа. А потом решим, куда вливать прибыль.
- Джеффу на лечение залупы.
- Джефф!
- Простите. Стресс, господа. Итак. Начнем с книг.
- Да. Но обсуждение не об этом. Название компании, господа.
- Ты заебал своими господами, господин. Чувствую себя на южной плантации обычным рабовладельцем.
- И тебе это не нравится, Джефф?
- Шутишь? Нравится, конечно. Но признаваться нельзя. Время суровое, как и страна, где мы живем. Так. Название. Мега-Бук? А?
- Банально. И рифмуется с Мега-Пук.
- Что такое Пук?
- По-русски – слабый пердеж.
- А тут никто не поймет.
- Нет. Отметаем.
- Бля!
- Джефф!
- Простите. Я тут придумал. Амазонка!
- Почему именно Амазонка? Вам нравится река, Джефф?
- Тёлк… а, да. Река, господа. Большая, полноводная и коварная. С огромным… течением.
- Хм. Звучит. Только сократим немного. Например, Амазон. Амазон точка ком. Амазонком.
- Да, да, блядь! Амазонкам! Я за! Двумя руками, ногами и занозистой залупой.
- Мы видим, Джефф. Не обязательно это показывать.

- Джефф!
- О, черт, господа. Это моя мама. Да, мама?
- Ужин готов!
- Хорошо, мама. У меня собрание в гараже.
- Опять сам с собой разговариваешь, Джефф?!
- Вот видите, господа, как приходится жить?
- Видим, Джефф. Но она права. Пора ужинать. Я проголодался, а ты Джефф.
- И я проголодался, Джефф. А ты Джефф?
- Ладно. Чего уж тут. Пошли ужинать. Главное, что с названием решили. Амазон.
- Верно, Джефф. Мы сделаем эту компанию великой.
- Да. У нас уже есть стол из дверей. А дальше будет еще круче…
- Джефф!!!
- Иду, мам! Господа. Пора ужинать. Завтра первый рабочий день. Попрошу всех не опаздывать.
- Очень смешно, Джефф.
- Согласитесь, шутка очень удачная?
- Согласны, Джефф. Все согласны.
©Гектор Шульц
Tags:

Нихуйа не понял какой именно Иоган имелся ввиду. Может Штраус, а может Себастиан Бах, а может еще какой. Причем тут Моцарт тоже не догнал. И о каком именно реквиеме шла речь. Может все таки Моцарта, но не факт. Реквиемов то овердохуя, как и маршей с вальсами... короче дальше читать смысла нет