Прекрасный отдых

Наконец-то я решилась и собственными глазами увидела, почему мой муж Ленька каждые выходные, невзирая на погоду, встает в раннюю рань и прется на эту рыбалку. Сразу опущу подробности сборов, скажу только, что в машину не влезло и половины приготовленных мною вещей. Не буду рассказывать и о том, как Ленька тащил весь этот скарб к месту нашей стоянки. Начну с главного. Придя на место, я увидела как мой безалаберный Ленька (который целыми днями лежал перед телевизором, дул пиво и чесал пузо) вдруг превратился в деловитого и хозяйственного Леонида, сумевшего за час: разобрать вещи, поставить палатку, разжечь костер и приготовить чай! Мы перекусили и пошли ловить рыбу. Ленька закинул мою удочку, сунул ее мне в руки, а сам залез в кусты и затих.
- Леня, а что теперь делать? – Я абсолютно не понимала смысла этого дурацкого занятия: созерцания воды.
- Когда поплавок задергается - подсекай и тащи. – Прошипел он из кустов.
- Как же ему дергаться, если он под водой?

В два прыжка Ленька оказался рядом, выхватил у меня из рук удочку и взвыл как раненый вепрь: «Рыба червя сожрала-а-а!!!»
- Леня ты орешь, как будто она у тебя банку черной икры съела. У тебя этих червяков целое ведерко, пусть себе едят!
- Мы приехали ловить рыбу, а не кормить! Поняла?! – Строго спросил Ленька.
- Поняла. – Кивнула я головой, и когда он ушел, выкинула отсыпанных мне червей в воду, расстелила покрывало и легла загорать.
- Клев закончился, пошли варить уху! – Услышала я сквозь сон Ленькин голос. С видом пещерного человека добывшего мамонта он продемонстрировал мне садок с десятком каких-то пескарей.
- Вот это улов! – Изобразила я щенячий восторг.
Ленька притащил здоровенное, сухое дерево, разрубил его на чурки, снова разжег костер и принялся чистить рыбу.
- Давай помогу. – Я подсела к нему на бревно и потянулась за ножом.
- Убери руки! – Рявкнул Ленька. – Запомни: уха и шашлык не терпят женских рук!
- Ленечка, а может борщ и котлеты тоже не терпят женских рук?
Ленька недовольно фыркнул и начал чистить картошку.
- Леня, а то, чем ты сейчас занимаешься, действительно отдых?
- А что же это, по-твоему?
- Значит все годы наше совместной жизни, я каждый день «занималась отдыхом» и даже не знала об этом?! Ну, давай я хоть картошку почищу.
- Видел я, как ты дома картошку чистишь! Так кожуру срежешь, что в уху класть будет нечего! Лучшая твоя помощь – не мешай!
Я офанарела от таких заявлений. Сделала вид, что обиделась, и залезла в палатку читать женские журналы, до которых дома никогда не доходили руки.
Потом мы сидели у костра, ели уху, а Ленька, хлебнувший под ушицу водочки, рассказывал мне о своих рыбацких подвигах. Он поведал мне о сомах, которые не влезали в нашу ванну, о гигантской щуке из которой мы оказывается, две недели крутили котлеты, и угощали ими всех друзей и знакомых. Забылся видать, что приехал на рыбалку с женой (я-то знала, что даже наш кот не ел его рыбы досыта).
Я улыбалась, глядя на огонь, и думала: «Какой же у меня замечательный муж, и какой это прекрасный отдых – рыбалка!»
(с) Олег Литвин