Справочка

Закончилась у меня медкарта для водительского. Покумекав, что да как и выбрав время, я, взяв своего хорошего друга Шурика, потомственного военного и старлея по жизни, поехал одним прекрасным утром в больничку.
Делов-то на час. Глазнюк там, ухо-горло-нос - сиськи-письки-хвост. Ну и психиатр. По счастливому стечению обстоятельств, врач, проверяющий душевное здоровье, был в самом начале. Поскольку народу под его кабинетом не оказалось, то я смело постучал и растворился в запахе формалина за тяжелой дверью.

- Добрый день! Мне бы поставить печать, что я здоров.
- Ну здравствуй! Как твоя фамилия? Каково Имя?
- Иваном кличут. Чумак отцовская фамилия.
- Иваном, говоришь зовут? Тааак, а ты, между прочим, стоишь на учете в психдиспансере. Вот, и дата рождения твоя есть. Не дам я тебе разрешения на вождение автомобиля! - выдал врач.
Я слегка удивился. Ругаться не стал. Себе дороже. Вышел из кабинета и молча присел на лавочку и пустил слюну на колени. Хули, уже можно... Александр же, быстро проскочил в комнату.
Через минуту вышел и он. Задумчивый. Молчаливый. Сел рядом:
- Ну, что скажешь?
- А ничего. Поехали в дурку.

В дурдоме было все спопойно. Психов не видно, их с легкостью заменяли врачи и медсестры, снующие во всех направлениях с бумажками, картами и безразличием. Мы же застряли в регистратуре.

- Чего стоите, соколики? - спросила престарелая ресепшионистка у двух заблудших душ.
- Нам бы это, справку взять, что мы не стоим у вас на учете, - робко нагнувшись в позе креветки в окошко, сказал я.
- Ну это мы еще посмотрим! - заключила мадам.

И мы посмотрели. Да так, что час искали наши несуществующие карточки. Однако, в компьютерной системе наши имена фигурировали. Даже диагнозы стояли. Но нам никто их не говорил. Мой товарищ сначала был спокоен как удав и пытался объяснить, что это какая-то ошибка и наших имен тут быть не должно. Но каждый раз на его высказывания злые тетки с отточеной годами интонацией говорили:
- Все такие тут. Случайные. Вот, вчера, к примеру, один молодой человек, спасаясь от чертей залез на пятиэтажный дом и полетел аки ястреб. Только вниз. Жив цел, орел. Теперь лежит в палате номер семь и всем рассказывает про новый вид топлива в брикетах. И тихонько это топливо по кровати размазывает. А все начиналось со справки для вождения.
Намек был понят. Просто так они не сдадутся. Нужно идти к главпсихврачу. Он-то уж точно поможет. Набравшись храбрости мы пошли. На часах было десять утра, а у кабинета врача очередь из трех человек.

В четыре часа мы начали немного нервничать. Перед нами все еще оставался один человек. Все анекдоты были рассказаны, сигареты выкурены, а парень, который был перед нами начал молиться. Натураньно падая на колени и крестясь. Его тут же подхватили под руки два санитара, материализовавшихся из воздуха и утащили в известном направлении. В палату номер семь, там же как раз попА не хватало...

Рядом на стуле сидела женщина, не молодая и не старая, не красивая и не уродливая. Однако, что-то при взгляде на нее заставляло отводить глаза. Каждые три минуты она предлагала каждому конфету, но все лишь качали головой.
Было уже не смешно. Создавалось такое чувство, что это специальное испытание. Если высидишь и не сорвешься, получишь бонус в виде справки. На этой мысли мой друг поворачивается ко мне и изрекает:
- Ну, а теперь давай начистоту! Я, вот, ссался до пяти лет. А ты чего делал?
- А я орал по ночам - выдохнул тяжелым грузом я.
- А чего орал-то?
- Ну, мне мамка говорила, что какой-то дебил из шестого подъезда ссытся, вот я и орал. Кошмар!
- А я тогда, видимо, ссался от твоих воплей ночных - заключил товарищ.

На этой замечательной новости двери главпсихврача приветственно распахнулась, как бы намекая на то, что следующий может заходить. Оттуда выплыл мужичок, в одной руке сжимая кукиш, а второй придерживая себя в районе гениталий. Мы переглянулись и решили, кто же пойдет первым. Не повезло старлею. Он пропал в страшном кабинете на час. Как потом выяснилось, врач предложил ему присесть на диван, а сам сорок пять минут перекладывал по одной бумажке со стола в ящики. И потом обратно. И военного понесло. Он вспомнил всех матерей всех медработников этого заведения. Рассказал, как нужно работать, сколько лет прослужил в армии и руководил практически всеми ядерными запасами. Всегда проходил комиссию не за поросенка, а сам, в замечательной форме и без нервов. А тут, етитьскаяжопомышь, поседел, постарел и снова начал ссаться.

Врач внимательно выслушал, положил еще один листок на стол и спросил:
- Так а на что жалуетесь, голубчик?
- Справку дайте! Что я здоров!
- Ну, это мы еще проверим... Вы, вот, кричите, а у меня есть веские причины справки вам этой не давать. Что скажете?

...Мне показалось, что за тяжелой дубовой дверью послышалось журчание... Но нет. Это лишь в туалете кто-то включил кран.
В итоге, справки мы получили. Через день, повторно заехав в регистратуру. Но карточки так и не нашли, хоть в базе и было записано 'Иван-крикун' и 'Александр-бранспойт'.
(С) СЕТЬ