Как минчанина пытались развести в Стамбуле на $1800

Иван возвращался из Хьюстона в Минск. Turkish Airlines предложили выгодный вариант, поэтому бизнесмен летел через Стамбул: «Мне предстояло провести 20 часов между рейсами в самом населенном городе Европы с глубокой историей. В предвкушении я забронировал трехзвездочную гостиницу с завтраком в старом городе и красивым видом». Все было бы хорошо, но Иван тем же вечером попался на глаза мошенникам.

— Приключения начались в аэропорту. Я познакомился с очень дружелюбным турком, который весело и интересно общался, предложил бесплатно меня подвезти половину дороги. Потом словил для меня такси, и меня быстро и по-честному доставили в гостиницу. В Беларуси и в Хьюстоне я такого гостеприимства не встречал, и Турция мне очень понравилась с первого часа визита.

Заселился в гостиницу и пошел прогуляться и найти кебаб на ужин. На улице меня окликнул турок на белом Renault. Одет был прилично, моего возраста и очень разговорчивый. Оказалось, что его зовут Назар, он прекрасно разговаривает по-русски, потому что у него жена русская. В Стамбуле Назар оказался по бизнесу, говорит на нескольких языках и производит хорошее впечатление. Если бы не случай в аэропорту с дружелюбным по-честному турком, который искренне помог, возможно, я бы просто выпил теплого пива и пошел спать, но во мне сыграло любопытство.
Я любопытный, всего на один вечер в Стамбуле, турки мне представились гостеприимными, и я поверил, что мой новый знакомый Назар просто хотел поболтать. Наивно, но я пошел выпить с ним чая. В общем, пили мы чай, а у турков чаепитие — это большая традиция. Я его расспрашивал про Турцию, и он с радостью рассказывал. Так прошло полчаса. Он заплатил, потому что так принято у турков.

Через какое-то время ребята предложили выпить ракии и потом по домам. Я был простывшим, и они настояли, что алкоголь меня вылечит. Так мы попали в ночной клуб: полумрак, солидные официанты с суровыми лицами. На танцполе 20 девушек — одна красивее и сексуальнее другой, а мужчины-посетители сидят за приватными столиками и распивают дорогие алкогольные напитки. Я расцвел, потому что под закат вечера попасть в совершенно новый для меня тип клуба и поглазеть на красавиц, распивая ракию, — это класс.

Мои новые турецкие друзья заказали еще бутылку и легкие закуски. К нам подсели три девушки, завели светские беседы. Мило сидим, болтаем. Официанты подходят и предлагают девушкам шампанское, мои друзья кивают «да». Так прошел час.

Потом нам принесли счет: по турецкой традиции, когда мужчины сидят с дамами, счет делится поровну. Мои знакомые турки дали свои карточки и «заплатили» свои доли. Я сразу не поверил своим глазам — моя доля составляла 7000 лир (около $1800). А у меня было 45 лир наличными и пара карточек — кредитная и дебетная.

Все ждут и смотрят на меня: два моих товарища, три девушки, официант и хозяин заведения. Я смекнул, что могут начать бить. Дал карту, но ввел неправильный пин, а потом прикинулся, что ничего не понимаю и вообще нет денег. Своим «друзьям» я рассказывал, что у нас в культуре так не принято. Если бы Назар приехал в Минск, то я бы его обязательно предупредил, что бокал шампанского стоит $300 (в меню бокал так и стоит).

Официант и хозяин начинают проявлять недовольство, требовать их деньги и повышать тон. Мои турецкие знакомые подыгрывают: мол, это обычный счет, мы в дорогом элитном клубе, свою долю заплатили, тебе тоже надо заплатить, иначе это я их «кидаю».

Я отказываюсь платить и признаю себя банкротом. Меня грубо приглашают в специально выделенную комнату для разбирательств, выставляя покупателем, который отказывается оплатить по честному счету. Хотя это очевидно грабеж. Производят давление, угрозы, требуют показать мой кошелек и попробовать все карточки. Я как-то сохранил полное спокойствие и повторял одну фразу: «Я банкрот, денег нет, оплатить не могу, пускай заплатят мои друзья, а я потом вышлю им деньги. И давайте пригласим полицию для фиксации этого происшествия».

Потом хозяин заведения начинает опускать цену с $1800 до $1000, потом до $800, потом $700, потом $500, потом все приходят к мнению, что если я пойду в банкомат и сниму 500 лир, тогда мы в расчете. По дороге в банкомат ко мне приставили двух турков, видимо, чтобы я не сбежал. Я с ними поговорил, пригласил в Хьюстон и в Минск в гости. Сказал, что обязательно покажу им хорошие клубы, познакомлю с друзьями, рассказал, что я очень рад, что сегодня удалось познакомиться с Назаром, что он замечательный человек и я запомню это на всю жизнь. В итоге они меня решили отпустить, но я настоял и отдал им 40 лир, чтобы как-то покрыть их ущерб, все наличные, что у меня были. Один турок не хотел так низко опускаться и брать 40 лир, но второй взял. Потом я быстро запрыгнул в такси и уехал. На тот момент я уже сильно ненавидел турков.

Эта история мне сильно пощекотала нервы и кое-чему, надеюсь, научила. Я полез в интернет и нашел много подобных случаев развода под названием Let’s have a drink. Полиция Турции борется с этим, закрывает причастные клубы, но Стамбул — слишком большой город, там слишком много туристов, и он обречен на индустрию уличного мошенничества.
(С) сеть
Tags: