Владимир Познер об отношениях России и Запада

Сегодняшний день — это уже несколько иное. Когда к власти в нашей стране пришёл Горбачёв, когда мы ушли из Афганистана, когда вернули Сахарова из ссылки в Горьком, когда советским людям разрешили эмигрировать из страны и, по сути дела, железный занавес пал, тот же самый Запад изменил отношение к России. Это было время больших надежд. Было ощущение, что наконец-то наступит мир и Россия войдёт в Европу как естественный член этого союза. Наши американские друзья могли бы помочь стране развиваться, придумав нечто вроде плана Маршалла, как после Второй мировой войны. Не просто давать деньги, а точечно направлять их. Но американцы выбрали другую позицию. Советский Союз им угрожал, вынуждал в течение почти 40 лет его бояться... Поэтому, после того как СССР проиграл холодную войну, он, по мнению американцев, должен был заплатить за это.

Нам, по сути, было сказано: вы уже не великая держава. Так что сидите и помалкивайте. Эта точка зрения американцев, естественно, вызывала у наших людей всё большее и большее сопротивление и чувство обиды. Самым ярким проявлением этих отношений были бомбёжки Югославии. Мы просили не делать этого, а на наши просьбы просто плюнули.
Когда к власти пришёл Путин, он поначалу стремился наладить отношения с Западом и прежде всего с США. И протягивал руку, без всяких сомнений. А ему дали понять, что его рука никому не нужна. И пускай он тоже сидит и помалкивает. Так происходило до февраля 2007 г., когда Путин выступил со своей знаменитой речью в Мюнхене на конференции по вопросам политики безопасности, где сказал, что мы не признаём существования однополярного мира. Мир многополярен. У России есть свои национальные интересы. И вам, уважаемые господа, придётся их учесть. Вот с этого момента начинается то отношение, которое мы видим сегодня.

То, что у нас называется воссоединением Крыма с Россией, а на Западе аннексией Крыма, и конфликт на юго-востоке Украины — это не главные причины. Главный фактор дикого раздражения со стороны Запада и прежде всего США — это нежелание признать, что страна, которая считалась побеждённой и второстепенной, всё-таки вернулась в большую международную политику и вынуждает с собой считаться. Почему я говорю про США всё время? Потому что всё-таки Западная Европа не имеет своей политики в отношении России. Мы не знаем ни одной западноевропейской страны, которая бы сказала США: мы с вами не согласны, мы будем вести другую политику. Например, не будем дальше применять санкции. Таких стран нет. Европа приняла американскую точку зрения.

Также Путин (а будь на его месте другой руководитель страны, он, вероятно, сделал бы то же самое) заявил, что мы не собираемся больше терпеть расширение и приближение НАТО к границам России. Хочу напомнить, что один из самых блестящих умов и политиков США Джордж Кеннан (придумавший политику сдерживания СССР, его никак нельзя причислить к нашим друзьям), когда президент Клинтон принял решение о расширении НАТО в 1998 г., сказал, что это преступление и колоссальное заблуждение. Что в конце концов Россия отреагирует на это таким образом, что это не понравится США. Он как в воду глядел. Вот где лежат причины сегодняшних непростых отношений России и Запада, прежде всего США.
(С) сеть
Tags: