October 2nd, 2020

...

Знаменитый шахматист Михаил Ботвинник осуждал Гарри Каспарова, который для облегчения своей шахматной карьеры в СССР отказался от фамилии отца (Вайнштейн) и взял фамилию матери. Однажды Ботвинник добавил: «Ведь я же в свое время не сделал этого!» Его спросили: «А какая, Михаил Моисеевич, была фамилия у вашей мамы?» Ботвинник усмехнулся: «Рабинович».

ОПАСНЫЙ ГРУЗ

Асфальтовые дорожки бульвара плавно поднимались вверх, уходя, казалось, в самое небо. Но если оглянуться, позади оставался такой же подъем. Это немного сбивало с толку, тем более, что идти было легко, словно по ровной дороге. Притяжение внутри станции, построенной в виде огромной полой трубы, распределялось равномерно.
Алена любила это место. Из всех филиалов транспортной компании, разбросанных по галактике, она предпочитала уходить в рейс именно с “Земляничной-14”. Земляничка, как она ее ласково называла. Построенная когда-то для престижного орбитального комплекса, станция была продана в момент финансового кризиса. Новый владелец отбуксировал ее в район большой транспортной развязки, и теперь постоянными обитателями Землянички стали офисы, мотели, кабаки. Впрочем, утилитарное направление не помешало сохранить спроектированные парки, реки с песчаными пляжами, зеленые холмы и живописные кварталы из белых домиков с красными черепичными крышами.
Звякнул колокольчик, когда она открыла дверь и вошла в контору “Перевези недорого”. Пришлось проталкиваться сквозь толпу нетерпеливых заказчиков, шумно обсуждающих с менеджерами свои контракты. Поднялась по лестнице на второй этаж, сдвинула стеклянную перегородку с предупреждением “Только для пилотов!”.

– Здорово, Санек!
Сухонький старичок в очках дополненной реальности приветственно поднял руку.
– И тебе, Стрекоза.
Она опустилась в кресло напротив.
– Есть что?
– В основном на следующую неделю.
– А сегодня? Я уж и вещички собрала! – она подмигнула старику, демонстрируя розовый рюкзачок с цветочным орнаментом.
Он улыбнулся, глядя на нее поверх очков.
– Остался тут один, парный. Тебе не понравится.
– Почему это? Парный так парный. Я люблю хорошую компанию! И большие корабли люблю. Он ведь большой? Не зря же два пилота.
– Большой. Леннарт Калагер второй пилот, он уже зарегистрировался.
Алена демонстративно закатила глаза.
– И все? Других вариантов нет?
– Я же говорил – тебе не понравится, – старик вернулся к своим делам, – Приходи в понедельник.
Она какое-то время сидела молча, выстукивая пальцами по столу незамысловатую мелодию.
– Не могу я ждать понедельника, – сказала тихо, скорее самой себе, чем старику, – Давай, Санек, оформляй.
– Уверена? Леннарт тебе тоже не обрадуется.
– Давай, давай! Пока не передумала…
Он покачал головой.
– Как скажешь.
Collapse )