August 30th, 2019

Пришелся к празднику горшок. А гости - нет

Винни Пух медленно шел по тропинке меж Шести сосен, спотыкаясь и постоянно оглядываясь. Весь его вид вопил о крайнем изумлении, если не сказать - шоке. Когда он в очередной раз остановился, из-за деревьев, навстречу ему вышла необычная процессия: впереди скакал Пятачок, держа в лапе две огромных надувных шарика: красный и синий. Шарики неумолимо тянули его вверх, земное притяжение вниз, и в этой напряженной борьбе потихоньку начинали побеждать шарики - с каждым шагом Пятачок зависал в воздухе все дольше и дольше. Тогда радостно скачущий рядом Тигра хватал Пятачка за лапку и дергал его вниз. Прямо на глазах Винни Пуха тигр не уследил за их общим розовым другом, и того едва не унесло в стратосферу. Но положение исправил неспешно шествующий Кристофер Робин, несущей здоровенный торт, обильно украшенный розочками. Бросив в этот момент взгляд поверх своей ноши - Кристоферу Робину приходилось постоянно отслеживать Тигру, так и норовящего отхапать кусок выпечки, мальчик успел заметить болтающиеся между небом и землей свиные копытца и все остальное, прилагавшееся к ним. Едва успев пристроить торт на пенечке, Кристофер ухватился за исчезающие в небесах поросячьи рульки и с помощью подскочившего к ним медведя, спас Пятачка.

- Куда это вы намылились? - вежливо поинтересовался Винни Пух, слегка отдуваясь - стремительный прыжок в сторону борющихся с невесомостью друзей, и возвращение поросенка на грешную землю без предварительной подготовки не были приняты его откормленным организмом благодушно.

- Так на день рождения Иа! - отозвался Кристофер Робин, с горечью разглядывая ополовиненный-таки Тигрой, за время спасательной операции, торт.

- Это я рассказал Кристоферу Робину про его праздник! – похвастался дрожащий, как первоклассник перед манту, Пятачок, с облегчением провожая взглядом красный шарик, который Винни Пух предусмотрительно у него забрал, и наконец-то, твердо стоя на ногах.
Collapse )

Матершинники

Василий Михайлович стал носить на работе строгий костюм и блестящие новые ботинки. Попадая в область видимости Марины Николаевны, он стал наполняться какой – то особенной важностью, движения тела его становились степенными, а речь чересчур рассудительной.

В ответ Марина Николаевна стала ходить подбородком вверх, её разговоры наполнились учтивостью. Украсилась очень даже элегантным костюмом. А ещё на ней появились туфли за двести долларов. Наступил длинный месяц употребления бомж - пакетов.

На совещаниях и при обсуждении рабочих моментов, они соревновались в соблюдении манер и производственных церемониалов. Говорили только по работе, кратко, по делу. Исключительно правильными словами. Без каких-либо эмоций, согласно этикету. Так получалось. Для теплоты у них не хватало смелости и фантазии штоли; возможно опыта.
Когда кто-то один уходил с работы пораньше, другой провожал его длинным, долгим взглядом из окна.

Однажды Марина Николаевна застряла на машине посреди дороги совершенно беспомощным образом. Колесо зацепилось за длинный железный штырь, торчавший из асфальта. Нужен был мужчина. А где его взять в самом начале рабочего дня? Да и возможно ли обозначить беспомощность современной женщине?

А между тем возникла пробка. Автомобилистам пришлось очень сильно исхитряться, чтобы объехать Марину в беспомощном состоянии. Объезжая, многие останавливались, и материли её за то, что мешает. Марина растерянно слушала. Сдерживала слёзы.

Неважно как, но образовался Вася. Стал пыхтеть под машиной. Когда у него что-то не получалось, он интеллигентно и смущённо произносил «Эх!». Василий снёс испачканные брюки, стерпел когда прищемил палец . Он стойко соблюдал воспитанный вид. Красавчик!

Мимо ковылял какой-то изысканный джип. Натужно заехал на бордюр. Естественно, водитель выглянул и сделал матерное нравоучение в адрес Маринки. Вася поднялся от колеса. Распрямился. Вдруг неожиданно заорал чистейшим пролетарским матом, совершенно контрастируя со своим прежним, весьма благородным обликом. С ключом наперевес, Василий бросился на здоровый немецкий джип.

Водила из джипа внезапно испугался и рванул в сторону прямо по газону. Прочь от интеллигента с сумасшедшими глазами и ключом.

Прогнав, предположительно бандитский джип, Василий испытал приступ стыда за ругань перед Мариной Николаевной. Смутился. Не знал куда девать руки.
Марина Николаевна строго подошла к Василию Михайловичу. Прижалась. Спрятала лицо в его груди и сказала:
-Какой же Вы охуительный!

© Гомзиков Игорь