August 26th, 2019

Психологическая травма

В далеком 1990 году, я, вдруг, согласился, что мне нужен массаж. Дело в том, что я купил за 27 рублей путевку в студенческий профилакторий.

Я, допустим, это сделал, чтобы посмотреть, а как это – жить в двухместном номере с балконом, а не на раскладушке в общежитии, из которого меня выгнали еще в начале 89-го, и есть пять раз в день, а не когда придется. Доктор при взгляде на меня понимал, что вот это надо кормить, а не лечить, но был на работе и был обязан что-то прописать.

Поэтому, кроме усиленного питания, прописал кислородный коктейль. Не спрашивайте меня что это, потому что какие-то технические неполадки так и не дали мне попробовать этот чудо-напиток. В качестве заместителя, мне порекомендовали выходить на балкон и там усиленно дышать. Я так и делал, потому что за курение в комнате грозились моментально выгнать из профилактория.

И массаж. О лечебном массаже, к тому времени мне было известно только из порнофильмов. Поэтому я спросил у доктора – женщина ли у нас массажист? А то я откажусь сразу лучше.Доктор подтвердил, что это женщина и зловеще захохотал. Я был молод, поэтому не придал значения этому звоночку в Царь-Колокол, а твердо решил ходить на массаж, где безумно красивая гурия будет втирать в меня ароматические масла и благовония под песню Kiss and Say Goodbуе от группы Manhattans.

В Тот Самый День я, пунцовея от собственных мыслей, вошел в кабинет физиотерапии, где, скучая, сидел величайший борец всех времен Александр Карелин в белом халате. Ну, то есть, женщина-массажист, не была толстой или там некрасивой. Она была вполне себе симпатичной и вполне себе при фигуре. Я даже думаю, ей было лет 35 всего. Просто она была неимоверно крепкой такой. И крупной. Таких Рубенс боялся рисовать, потому что было сразу понятно, что, если не понравится, убежать не получится.

— Узун? – спросила женщина.
Collapse )