February 25th, 2019

Утро задалось

- Паук! Паук!Паук!
Наследник орал из ванны азартно и радостно.

Возможно, ожидал, что паук его цапнет, и он превратится из Давида в Спайдермена. Однако к насекомому не приближался. Паук был мелок и от ора Давида имитировал припадок и паралич.

Однако потенциальный Питер Паркер на уловки не велся, а тыкал в паука зубной щёткой. Утрешнее умывание у Давида перестало быть томным! Паук, перемазанный пастой «Колгейт» решил умереть как самурай! И побежал на ребенка! Теперь Давид орал от страха, на всякий случай запрыгнув в ванну.

На ор пришел Ося. Любознательное животное всегда приходит на крик. Заинтересованно посмотрел на Давида с пауком.

- Ося! Взять! Съешь его! - Давид решил заключить пакт с котом. В этот момент паук с криком «ДаЕбисьОноВсёКотом!» атаковал Осю. Ося моргнул и запрыгнул
в лоток.

Итак, картина боя выглядела так: в лотке кот, в ванне сын, а по полу носится разъяренный паук, перемазанный зубной пастой. Давид требовал от Оси напасть на паука, Ося делал вид что какает.

Надо заметить, что как охотник, Ося так себе. Он поскрипывает. Ходит и скрипит суставом. Что это за охота, когда организм производит лишние звуки. В дикой природе этот кот, умер бы от голода. Ну конечно глухая мышь или слабослышащий воробей могут встретиться ему на жизненном пути.… Но это вряд ли. Однако Остап тварь домашняя. Ему не нужно соблюдать тишину ради пищи. Наоборот. Он добывает еду при помощи громкого ора. Скрип из задней лапы вообще на этом фоне не слышен. Он орёт и получает свою порцию еды в миску.

При этом, Ося умеет имитировать охотничьи инстинкты по отношению к голубям на карнизе. Это безопасно. Кот машет лапами, выгибает спину и показывает клыки. При этом он совершенно не рискует. Москитная сетка и двойной стеклопакет позволяют выглядеть агрессивным хищником. Голуби кстати это понимают. Внимательно рассматривают серую бестию, и кажется, хихикают. Мне кажется это одни и те же голуби. Встречи с Осей для них, как поход в цирк.

Но сейчас кот оказался лицом к лицу со страшным, и видимо ослепшим насекомым! Поэтому инициативу не проявлял. Давид понял, что ждать помощи от бестолкового мохнатого брата не стоит. И с криком «Никто кроме нас!» начал аккуратно, по стеночке вылезать из ванной. Добрался до убежища кота. А Ося уже понял, что вести политику невмешательства не получится и обреченно мяукнул.

- Ося! Взять его! - с этими словами Давид вытащил кота из лотка, прицелился и метнул питомца в паука!

Ося заорал и полетел. Он не знал о том, что кошки всегда приземляются на лапы. Поэтому смачно плюхнулся на кафель мохнатой жопой. И тут же отскочил, зашипел и распушился. Однако никто не нападал. Давид был меток. Несчастный представитель паукообразных ничего не смог противопоставить семи кг шерсти, когтей и отваги… Просто умер под гнетом кота. А Ося издал победный рык и ринулся на бездыханное тело. И сожрал его конечно. Гордо выпрямился…

Давид аплодировал. Кот с достоинством генерала Максимуса посмотрел на мальчика и ушёл в шкаф. У него там гнездо.
Утро задалось...



© С. Плиев

Клятва

«Клятва умному страшна, а глупому смешна.»


Было это где-то в середине нулевых.
Я только перешел работать в новую телекомпанию и мой первый день работы как раз пришелся на вялый корпоратив по случаю дня Советской армии.
Меня никто не знал, я никого не знал, вот, думаю, во время междусобойчика и познакомимся.
За столом собралась телекомпания почти в полном составе: от ассистентов и администраторов, до режиссеров и операторов.
Начались тосты за армию, за мужчин, за женщин, которые ждут мужчин из армии, ну и все в таком же духе.
А, поскольку я никогда в жизни не пробовал никакого алкоголя, то все больше налегал на шашлыки и томатный сок, но люди быстро заметили, что новый режиссер совсем не пьет и поинтересовались: - За рулем?
Настроение у меня было игривое, тем более в незнакомой компании я не хотел выдавать истинную причину моей трезвости и я решил подурачиться:

- Да, вы знаете, сам в шоке, так иногда хочется вспомнить молодость, выпить, расслабиться, просто не передать словами.
Тем более в такой день, а тем более за знакомство.
Но тут такое дело, когда я служил в армии и вот-вот уже собирался увольняться в первую партию, мы с друзьями-дембелями раздобыли самогону и конечно же после отбоя, в автопарке закатили прощальную пьянку, отмечали скорый дембель.
Короче, под утро, нас поймал наш капитан - командир роты.
Лютый был мужик, но справедливый. Мы, конечно же понимали, что сегодня же, вместо дембеля, все дружно отправимся на местную гауптвахту и своих матерей увидим только после Нового года, месяца через три.
А капитан вдруг и говорит:

- Жаль мне вас, дураков. Ладно, давайте так – если каждый из вас здесь и сейчас даст мне свое мужское слово, что больше никогда в жизни не выпьет ничего спиртного. Вообще никогда, вообще ни капли. Тогда я забываю о вашей пьянке, а вы идете в казарму спать и на днях спокойно разъезжаетесь по домам. Решайте.
Конечно же мы все дали свое слово. Все, кроме одного.
И вот, прошло уже больше двадцати лет, как я не могу выпить, даже на свадьбе, или в Новый год. Только пробки нюхаю. Ужасно обидно, но пока держу слово. А куда денешься? За язык ведь меня никто не тянул.

Публика очень удивилась и после паузы вразнобой заговорила:

- Какое на хрен слово? Да пошел он! Подумаешь. Двадцать лет ведь прошло! Я бы только дембельнулся и сразу бы этому капитану прислал фотку, как я бухаю.
- Старик, ты серьезно? Забей! Тебе ведь самому двадцать лет всего было. Подумаешь, слово дал, мало ли кто кому какие слова давал, тем более по такому серьезному поводу. Да капитану этому на твои обещания начхать давно. Он и забыл уже сто раз. Полжизни прошло. Я, как юрист говорю – он воспользовался вашей тупиковой ситуацией и заключил кабальную сделку. Тем более на словах. Так что, давай, выпей и забудь.
Я возразил, что – это был наш осознанный выбор, ведь тот, один, который капитану не стал ничего обещать, на следующий же день сел на губу и действительно застрял еще месяца на два.

Кто-то сказал:
- Нужно отыскать этого капитана, поговорить с ним по душам, может он пойдет навстречу и позволит забрать твое слово. Не зверь же. Двадцать лет ведь тоже не мало. Должен согласиться. А?
- А все остальные как? Тоже бухать бросили?
- Да откуда ж мне знать? Каждый ведь говорил за себя лично.
- Да, беда. Обидно в двадцать лет так отрезать себе пути к отступлению. А теперь даже бокальчик дорогого винца не выпить. Но, делать нечего, обещание – есть обещание. Не дай боже так попасть…

С тех пор прошло много лет. Смех – смехом, но в тот день я сразу понял и сто раз в последствии убеждался, что из всего народа в той телекомпании, я мог доверять только тем, кто советовал найти капитана, или скорбел по поводу дорогого вина, а вот на тех, кто советовал плюнуть и забыть о клятвах, я никогда не мог положиться.
И не только я…
(с) сеть