February 19th, 2019

ПРИРУЧИТЬ ДРАКОНА

– Узнать мне надобно, кто послужил причиной такого дочкиного положения.
– Дочка и послужила, – флегматично жуя зубочистку, ответила фея. – Не думаю, что кто-то решился бы без ее на то согласия.
– Ты мне тут не это! – прикрикнул на фею король. – Я тебе задачу ставлю и денег предлагаю! Ты ж вопросы решать мастерица!?
– Вы бы, папаша, не орали тут на честных фей, да слюной не брызгали, – порекомендовала королю фея, – а внятно вопросы задавали.
– Скажи, кто дочурку обрюхатил мою? – убавил громкость король.

Фея перекинула зубочистку в другой угол рта и посмотрела на принцессу. Несмотря на платье свободного покроя, животик был очень заметен.
– Мужчина. Логично ж, блин!

– Я и без тебя знаю, что мужчина, – грустно протянул король. – Кто он? Вот что меня интересует.
– А-а-а-а! – протянула фея. – Так вам имена, пароли, явочные квартиры назвать надо? А чего ж у дочурки сами не спросите, ваше величество?
– Дык, молчит, как рыба!
– Ну, ты ж на нее как полоумный орешь, – перешла на ты фея. – Я б, если на меня так орать, еще и в глаз зарядила бы, не думая. Вот прикинь, стоит себе бедная девочка, слушает, как на нее папенька орет, а в голове у нее мысли вертятся разные. Например, про то, что ты с ее избранником сделаешь, если узнаешь, кто он. Может, конечно, и жениться позовешь, но с твоими заскоками, есть шанс, что родится дитятко сиротой. Какая ж мамка такого своему чаду пожелает?
– Так это ж позор какой! Без свадьбы, без благословения…
– Ну, бывает, чо, – фея наконец сплюнула измочаленную зубочистку. – Сплошь и рядом. Ты как будто на луне живешь.
– Нехорошо это!
– Раньше надо было объяснять, что такое хорошо и что такое плохо. Позабивают девушкам головы рыцарскими романами, а потом причитают. Там же ж адюльтер на адюльтере и все удачно заканчиваются. Да, моя радость?
Принцесса, потупив взор, кивнула.
– А реальность – это вам не «Анжелика»! – закончила мысль фея.
– У нее библия – настольная книжка! – безапелляционно заявил король.
– А подстольная? – парировала фея и король стушевался. – Не переживай, выясним, кто да откуда. Даже денег с тебя не возьму. Лишних. Но есть у меня условие!
– Какое?

Фея плавно подплыла по воздуху к принцессе и стала что-то шептать ей на ухо. Девушка в ответ энергично закивала головой.
– Жених сам придет. Но после того, как свадьбу сыграете, ты отпустишь молодых на все четыре стороны. Преследовать и жизни учить ни в коем случае не будешь.
– Но ведь…
– Или так или никак, – поставила фея точку в разговоре.
И король покорно кивнул.

***
Collapse )

Смотрины.

Это был старинной постройки дом, богатый. Ну, знаете: лепнина, пилястры, витражи, – пять этажей чистой архитектуры с претензией и лифтом. Капочка позвонила в изящный, бронзовый звонок. Отворили.
– Вот и мы. – приветствовала она родителей. – Знакомьтесь, мой жених.
– Нина Петровна, Павел Сергеевич. – промямлили папА и мамА.
– Марат Сухозад. – отрекомендовался я и с неловкой улыбкой спрашиваю:
– Вы позволите остаться в левом ботинке? Видите ли, какая забавная шутка, – у меня протез, и снять с него башмак непросто. Но, если надо…
От такой прелюдии у папаши с мамашей вытянулись лица. Воспитанные люди, они почти совладали с собой. Впрочем, до конца аудиенции полностью они так и не оправились…
– Нет-нет! – говорят эти тактичные люди. – Можете вовсе не разуваться. Мы и сами, того, любим иногда в ботинках…

– Отлично! – поддержал я прогрессивные взгляды хозяев. – Эвон, американцы даже на постели валяются в обувке. А чертовы янки знают толк в жизни! Ну-с, куда прикажете?..
– В гостиную, пожалуйста. Будем пить чай. Это туда. – указала направление Нина Петровна.
– Только после вас, – говорю я. Подумал секунду и тепло добавил. – мама. Позвольте так называть?
Бедняжка в ответ лишь неопределенно хихикнула, а папаша густо крякнул. Они не ожидали такой дьявольской прыти от одноногого незнакомца с болезненной фамилией Сухозад, готового породниться с ними с порога…

Вслед за растерянными родителями я вошел в большую, залитую хрустальным светом, богатую комнату. Обозрел там еще пару родственничков женского толку, пребывающих в прекрасном расположении духа.
«Ага, Капина бабка и тетка…» – догадался я по фамильным чертам их покойных, улыбающихся лиц.
С моим появлением, метаморфозы не заставили ждать. Стерев улыбки, тетки уставились на мои пыльные башмаки, попирающие толстый, светлый ковер, сотканный где-то в районе Персидского залива.
К тому же, при ходьбе я поскрипывал и картинно отбрасывал ногу вбок, за что и поплатилась любопытная болонка. Получив по морде, собачонка ускоренно отправилась под диван и больше уж не показалась.

Пардон, сказал я, и хозяйка предложила откушать чаю с аппетитными, домашними круассанами и вареньем. Еще сливки, масло, сыр, фрукты. Накрыто было просто, но с большим вкусом. Легко, но дорого. Дьявол, тут знали толк в непошлой жизни, доложу вам.
В предвкушении, я хлопнул в ладоши и громко их потер. Тетка взглянула, словно я собрался жахнуть водки посередь пикничка девочек-скаутов и мальчиков из общества «Юнармия».
– Черт, люблю лепешки! А эти, несомненно, высший сорт. – говорю. – Чай, рублей по сто пятьдесят за кило?
Collapse )