February 18th, 2019

Свадьба в Зимитицах, Вудман и пифд@ Никитишны

- Лёха, а вот чё ты не женишься? – пьяным голосом спросил у меня Димон.

Мы сидели в уютном баре после работы и пили пиво. Много пива.

- Ну, как-то не судьба… - растерялся я. – Заведёшь одну и начинается: носки - не разбрасывай, в носу - не ковыряйся, пиво - не пей, подруг – не яби. Нахуй… а к чему это ты?

- А я вот женился один раз… Было дело. Рассказать хоть кому-то хочу, облегчить душу, как говорится. – анонсировал коллега неминуемый душевный стриптиз.

- Ну давай, - согласился я. - Истории слушать люблю.

- Ты же знаешь, что я недавно к Вам устроился в Питер. До этого всю жизнь на селе хуи околачивал с перерывом на институт. Вот… Встретил я там одну девушку, сделал предложение. На январь свадьбу назначили…

(Далее привожу рассказ со слов Димона. Повествование от третьего лица)

***

Деревню Зимитицы замело снегом. От двора к двору в сугробах протоптаны узенькие тропинки; исправно чистились лишь транзитные автомобильные дороги. В такую пору уютно сидеть на тёплой кухоньке, попивать чай с вареньем и думать про пятничную баньку с пивом. Но в этот раз жители села были озабоченны предстоящим событием – свадьбой сына директора местного агропредприятия.

Колхозный мажор женился по любви на бойкой, немного экстравагантной девушке из местной многочисленной и, разумеется, пьющей семьи. Отец был против, но, зная избалованный и упрямый характер сына, не стал перечить. «Пусть сам шишек набьёт, ёбарь-переросток. – горько думал Михалыч. – Отпразднуем дома, на свадьбу много денег не дам, а там, глядишь, одумается…»
Collapse )

Как офицер-десантник догонял свою собственную похоронку

К 30-летию вывода Советских войск из Афганистана

Эту историю мне рассказал знакомый офицер-десантник, ветеран войны в Афганистане. Отслужил он за речкой почти два года. Ранения, контузия. Несколько раз он должен был погибнуть от пуль, осколков, в рукопашных схватках. Контузию получил, когда их БМД-шка налетела на фугас. Чудом остался жив. А однажды случилось и вовсе такое…

«В ту пору я был старшим лейтенантом, артиллеристом-корректировщиком. Наша дивизия ВДВ стояла в Кабуле, а корректировщики жили на аэродроме в постоянной готовности к убытию на задание. На боевые выходы убывали в составе группы из четырёх человек: старший группы офицер и трое солдат.

В тот день наша группа должна была убыть с колонной на Джелалабад. Все сидели в полной боевой готовности: бронежилеты, каски, оружие, патроны, снаряжение. Ждали команды. И тут мне понадобилось срочно посетить туалет. Туалетов поблизости было два. Один штабной, другой для всей остальной публики. Тащиться до «общественного» туалета было далековато, а выезд вот-вот, и по зрелому размышлению я заскочил в ближайший штабной. Только вышел из него, как навстречу мне мой командир.

– О, ты как раз и очень вовремя. Давай, срочно бери свою группу и бегом к вертушкам. Те уже раскручивают винты. Убываете в горы.

– Так я же должен на Джелалабад убывать с колонной.

– Отставить Джелалабад. Сказано, убываешь с вертушками. Давай, и поскорее. Те уже ждут.

Ну, приказ начальника – закон для подчинённого. А смена задания – обычное дело. Быстренько поднялись и бегом к вертолётам. Те уже действительно были готовы улететь, ждали только нас.

Пробыли мы в горах неделю. Корректировали огонь наших пушкарей. Словом, ничего особенного, обычная работа. Возвращаюсь, иду в штаб доложить о прибытии. Не успел дойти, как навстречу из штаба выходит комполка. Увидел меня и остолбенел.

– Как, ты живой?

– А какой я должен был быть, товарищ подполковник?

– Блин, да мы же тебя уже похоронили!

– Вот это новости! Как это так?! – охреневаю в свою очередь.
Collapse )