March 23rd, 2018

Зодчий

Черт меня дернул взять телефонную трубку. Никогда ведь не подходил, а тут…
Звонила Гришина мама. Сообщила, что Гришу сейчас привезли просто в умат пьяного, он все заблевал, переколотил и лежит между стеной и кроватью. Что с ним делать она не знает, просит меня приехать, постыдить его и помочь переложить на кровать. (Тело весило 120кг, ниже меня, но бычара, за ремень поднимал меня одной рукой, при этом пиздел всем, что не качается).
Ехать мне очень не хотелось, во-первых далеко, потом он тяжелый, в-третьих пьяного стыдить бесполезно, пусть проспится… Потом не очень хотелось получить какой-нибудь статуэткой по голове, (Гриша был художник и скульптор, хотя - архитектор).
Но мама настаивала и я согласился. Честно говоря, еще очень хотелось посмотреть, что заставило такого, во всем правильного мальчугана, в усмерть набухаться. Что-нить почище третьей мировой, не иначе.
* * *

С Гриней я познакомился на какой-то сраной конференции.
В перерыве подошел ко мне и говорит: а я тебя знаю!
(Блять, напугал, немного, я стал в спешке соображать; откуда он меня знает и что плохого из этого может выйти).
- Мы в одном институте учимся, – помог мне будущий архитектор.

Потом мы, сидя в пустом фонтане пили пепсиколу, (утром надо было быть свежими). На конференции садились рядом, когда один вздремнет, другой его осторожно будит, если тот разоспался слишком заметно.
В гостинице он пришел ко мне, когда я в душе был. Я, весь закутанный в полотенце, впустил его.
Гриша попросил меня показаться во всей красе. Показался, хули такого…
Collapse )