December 7th, 2017

О штабных картах, кремлевцах и войсковых разведчиках

- Уж, лучше бы ты был пастухом, чем офицером - произнес отец в сердцах. Новость о том, что единственный сын поступил в военное училище, его явно огорчила.
Почему отец так заботился об укомплектовании местных колхозов и совхозов пастухами, Сергею было не ведомо (лишь годы спустя он догадается, что когда оба его деда погибли в годы Великой Отечественной, а где-то в далеком Афганистане уже второй год шла война, мало кто из родителей, выросших без отцов, мечтали о том, чтобы их дети становились военными). Но то, что отец был не прав, он не сомневался. Потому что с детства мечтал стать офицером! И не просто офицером, а выпускником элитного Московского высшего общевойскового командного училища имени Верховного Совета РСФСР, курсантов которого в народе не случайно называли "кремлевцами". Потому как в первые годы своего существования, училище располагалось в Московском Кремле.
Учиться в этом училище было интересно: походы в московские театры и музеи, на выставки и концерты. Караулы и наряды, побеги от патрулей и забеги за нарушителями, когда ты сам оказывался в патруле. ПХД и спортивные праздники (на которых ты вдруг узнавал, что тебя записали в сборную роты по боксу, а боксерские перчатки ты раньше видел только по телевизору). Раз в месяц курсанты выезжали на неделю в Ногинский учебный центр. Там можно было от души побегать по тактическому полю, пострелять, поводить боевые машины и танки. Да, пару дней пожить в поле под открытым небом. Зимой и осенью это было особенно весело.
Collapse )

ГМО

— Ненавижу это все. Ненавижу! – заорала Людочка и швырнула тряпку в раковину.

Тряпка влетела в кучу посуды, повалив пару чашек. Людочка посмотрела задумчиво на тряпку и снова взорвалась:

— Ты тряпка! Тряпка! Ты понимаешь, какой ты тряпка! – закричала она и убежала плакать в ванную.

Тряпка Александр несколько опешил от такого поворота событий, но выхода уже не было. Пришлось осознавать какой же он тряпка. Аналитическим умом генного инженера Александр понимал, что предпосылки к тому, что он тряпка, формировались достаточно долго.

— Нахрена нужна ваша генная инженерия, когда картофель приходится все так же чистить ножом? – хихикала Людочка еще когда они только познакомились. Тогда, положить ей руку на колено, считалось сильным эротическим переживанием и недвусмысленным признаком полной и безоговорочной взаимности.

— Вот неужели нельзя сделать так, чтобы фасоль варилась полчаса? Ну, чтобы без этих всех замачиваний на сутки? – вздыхала она в день, когда Александра привели знакомиться с родителями Людочки.

— Да, да, Александр. – шумно сопела Ангелина Федоровна, мать Людочки, которой было очень неудобно и за меню праздничного стола и за то, что это меню придумалось уже после прихода влюбленных. – Нельзя же так. Надо же поближе к народу немного.

— А некалорийный хлеб сделать? – вздыхала Людочка, крутясь у зеркала в их первой квартире. – Со вкусом бекона? Чем вы там занимаетесь? Неужели непонятно, что это — важнее всего.

Самое смешное, что Людочка точь-в-точь повторяла то, что говорил директор по развитию их экспериментальной лаборатории. Просто другими словами.

— Вы, остолопы! Задроты книжные! – щерился эффективный менеджер на рабочий коллектив. – Что вы мне тут втираете очки своими графиками, таблицами, фотографиями с микроскопов?! Я, в этом коллективе, представитель вашего основного заказчика! А именно – народа! Народу плевать на ваши хромосомы, эрэнка, дээнка, рыбо, прости господи, нуклеиды. Народу нужен продукт. Вы мне продукт давайте, который можно откусить! А не морочьте мне мозги своими исследованиями, замерами, проверками. Сделал – отдал – продали. Так сегодня все работает! Надо делать бизнес! Ставить цели и делать бизнес. Если наука не делает бизнес – это не наука, а какая-то херня!
Collapse )

...

Если мужик сказал, что сделает, он сделает! И нечего напоминать ему об этом каждые 6 месяцев!