November 7th, 2017

Самовар

Студент четвёртого курса первого московского медицинского института, двадцатилетний Кирилл Плотников благодаря счастливому случаю устроился сезонным санитаром. Подмосковному военному госпиталю, переоборудованному под «Дом инвалида», срочно требовались работники, а Кириллу осеннее пальто

- Повезло мне необыкновенно! - он обсуждал заманчивые перспективы с друзьями-однокурсниками.
- Как туда попал? - спросил Витя Лапин.
- Случайно…
Плотников не стал рассказывать, что случаю сильно помогла инициатива его энергичной матери и её медицинские связи. Она прошла всю войну военным хирургом и знала огромное количество нужных людей.
- Условия предложили райские! - одновременно радовался и недоумевал Кирилл. - Главврач обещал устроить проживание прямо на территории, ездить в Москву не надо.
- Не может быть!
- Зарплата приличная, питание по высшему разряду.
- А чё тогда им санитары нужны? - удивился Витька, худой и занудливый очкарик. - На таких условиях там очередь из желающих должна стоять…
Collapse )

ВЕК ЖИВИ - ВЕК УЧИСЬ

Мало кто знает, но выражение русского языка «на худой конец», означающее «в самом крайнем случае» пошло в обиход из мануфактурных и швейных артелей Костромы и Суздаля, где использовалось русскими фабричными работницами, швеями. Означало оно именно то самое — мужской половой член, и употреблялось в смысле: «сходить на гулянку уже куда-нибудь, хоть к самым завалящим бурлакам или к крестьянам», если не выходило к зажиточным заводским.

ПИШИТЕ ПИСЬМА...

Случилась со мной в армии одна трогательная история. Вроде бы простая, но из тех, которые никогда не забудутся.
В один чудесный зимний день мы с ребятами вернулись с боевого дежурства. Уезжали мы в тот раз дней на десять, кажется. Со связью было плохо, с родными созванивались обычно раз в пару недель.
При входе в казарму меня встретил старшина: "Пойдем в каптерку, заберешь письма и посылку".
Я удивился. Посылка? Письма?
- Письма? - уточнил я у старшины.
- Письма, - ответил он.
-Много что ли? - спросил я с шутливой улыбкой.
- Тридцать одно, - ответил мне он вполне серьезным тоном.
Мы зашли в его "кабинет". Он показал мне "ящик". Вскрыли вместе, проверили. Носки, мыло, сгущенка.
"А вот письма" - и он протянул мне стопку конвертов.

Корявеньким детским почерком на каждом из них в графе "получатель" было выведено мое имя.
Ровно тридцать одно письмо, среди которых нашлось одно, на котором в строчке "отправитель" было нацарапано имя моей младшей сестренки.
Как выяснилось позже, у них в школе проходила акция "письмо солдату". И "армейский" человек на тот момент среди родных оказался только у нее. Вот и решили они написать мне все вместе.
На ближайший час жизнь в казарме была парализована.
Сто с лишним срочников слонялись туда-сюда, бережно передавали друг другу разрисованные конвертики и нередко прятали глаза.
(с) сеть

Доберман

Дежурный по КПП первой линии охраны, видавший жизнь без прикрас, прапорщик Олег Николаевич, перед тем как закрыть «калитку на клюшку» до самого утра, вышел на крыльцо с внешней стороны периметра, чтобы покурить.
Пока он смотрел на звезды в просвете набегающих облаков и дотягивал дежурную цигарку, в кустах поблизости раздался подозрительный шорох. Будучи опытным воякой на пороге заслуженного дембеля, Олег Николаевич незаметным движением расстегнул кобуру с пистолетом и непроизвольно напрягся. Мало ли?! Времена нынче неспокойные...

Из кустов палисадника прямо к ступенькам КПП выполз доберман и лег на асфальт. Олег Николаевич, не застегивая кобуру с ПМ (пистолет Макарова), присел на корточки, чтобы обстоятельно, но все же с безопасного расстояния рассмотреть собаку получше. Вдруг кинется?! Может бешенная или просто дурная, кто знает?!

Пес был без ошейника и в крайней степени истощения. Собака смотрела на человека затравлено-испуганными глазами, поджимала передние лапы и тихо поскуливала... даже не собака, а чуть подросший щенок.

Прапорщик, глядя на собаку, попытался с ней заговорить.
- Ты это... Нельзя тут! Воинская часть, режимная территория. Не положено! Понимаешь?!
Collapse )