October 11th, 2017

Жизнь детей

Машу отправили в Германию на год, на перевоспитание. Через год Германия должна научиться любить бардов, чай и греческую философию. Наш дедушка провожал словами «там тебя научат Родину любить» и «служи честно, сынок». Я почти не возражал. Я был уверен, Машу скоро вернут. Страна чистоплюев не станет менять конституцию ради некоторых привычек моей дочери. Неожиданно, Маша поселилась в семье, где детям можно не мыть посуду. Значит недостаточно плохо я её воспитывал.

Маша пишет, кормят отлично, погода хорошая. Городок маленький. Со всех сторон другие городки без всяких пауз. От моря до моря одна сплошная деревня. Через две улицы Голландия, немцы там выгуливают собак. Собачьи какашки как бы намекают соседям, что некрасиво кичиться богатством. Голландцы приезжают, сорят деньгами, скупают дешёвые немецкие продукты и занимают лучшие лежаки на немецких пляжах. Совсем как эстонцы в Латвии. Мы бы эстонцам тоже мстили, но наши собаки в такую даль не добегают.

Маша пишет, в той семье тоже есть дедушка. По субботам после пива он вспоминает как брал на танке Амстердам и всё грозится повторить. Немецкий дедушка подарил зонтик и десять евро на аттракционы. Отличный мужик, мы считаем.
Collapse )

Стена

- Сжечь!
- На кол его!
- Повесить!

Король поднял руку, и в зале наступила тишина:
- Мы, Повелитель Двенадцатый, как и все подданные, были поражены страшным известием. Несколько дней назад лучший плотник государства сошел с ума и начал рубить почти законченное капище Светлейшего Владыки.

По залу прокатились приглушенные стоны и вопли ужаса.
- К счастью, стража появилась вовремя, поэтому ущерб минимален, чему мы, несомненно, рады, - продолжил король, с удовлетворением слушая вздохи облегчения.
- Старший Полицейский, - глядя на поднявшегося советника, Повелитель Двенадцатый кивнул пажу, и через секунду причудливо расшитый кошелек лег в огромную ладонь, - от нашего имени прошу вручить доблестным стражникам по два больших стенария, ибо сохранение целостности святыни вознаграждается только золотом.

Несколько секунд послушав одобрительный гул, король продолжил:
- И теперь мы хотим услышать мнение ближайших советников. Господин Хранитель Веры и господин Верховный Мудрец, прошу. И введите арестованного.

Под гробовое молчание в тронный зал втащили дергающегося мужчину. Казалось, он не понимал, где находится, и что происходит. С губ слетали непонятные звуки, глаза смотрели в разные стороны, а пальцы рук, словно черви, беспокойно шевелились, не останавливаясь ни на секунду.

Король кивнул, и первым с поклоном вышел Хранитель Веры:
- Ваше величество, как человек, на которого возложены обязанности сохранения чистоты наших духовных канонов, я одновременно являюсь и Главным Инквизитором, поэтому со всей ответственностью заявляю, - выступающий показал рукой на сумасшедшего, - что безумец должен быть подвергнут пыткам, а затем уничтожен. Он опасен.
- Чем же, - удивился король, - разве ненормальный, волею судьбы лишившийся разума, может быть страшнее нашего северного соседа, постоянно угрожающего торговым путям?
Collapse )