September 27th, 2017

ЖЕНСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ

Василий шоферил уже пятнадцать лет. Он официально, что называется «по - белому», работал на очень крупную логистическую фирму М. и таскал грузы от Москвы в ту сторону – куда пошлют.

В тот день поводов для радости было два. Он первый раз шёл в рейс на новеньком MANе, который выделило ему руководство за самоотверженный безаварийный труд. Машина была сказочная, мягкая и мощная, не то, что его старый МАЗ, который хрипел и дёргался как паралитик при каждом запуске двигателя. Вторым поводом служил сам маршрут, который согласно путевому листу, пролегал в Новороссийск, из порта которого следовало доставить в столицу десять тонн Бразильского зернового кофе.

Из опыта предыдущих рейсов дальнобойщик знал, что порт в Новороссийске перегружен, особенно летом, значит, на погрузку будет очередь, и чем длиннее, тем дольше можно купаться в Чёрном море, и всё это за деньги фирмы, и, не потратив ни одного отгула.
Вернувшись домой после работы и собравшись было помечтать о предстоящем путешествии (так как работой данный кайф назвать язык не поворачивался), Василий обнаружил весьма довольную жинку Катьку, которая благодаря женской солидарности была уже в курсе и наскоро собиралась в дорогу.

Очень давно, устроившись шофёром в тогда ещё мелкую фирму М., Василий переманил сюда много своих друзей из разорившейся советской автоколонны, а те в своё время по мере разрастания конторы пристроили своих жён, кто диспетчером, кто кассиром, кто заправщицей. Вот и получилось, что новости с работы зачастую опережали его самого.

- А что, - щебетала она, пока водила угрюмо нависал над тарелкой ужина, - уж ради такого дела я все свои отгулы потрачу. Да и тебе, Вася, не скучно будет. Вот поедем на юг, отдохнём по человечески, а то уж сколько лет летом в отпуске не были.
Collapse )

Клара

Почему-то в России принято считать, что бардак может твориться только у нас. Ага! Как бы не так. За границей его тоже хватает. Только там бардак другой. Заграничный.

Как писал Виктор Конецкий: «Ремонт – не действие. Это – состояние. Его нельзя закончить. Из ремонта можно только выйти».

Вот и мы, наконец, вышли из этого жуткого состояния. И, чтобы как-то проститься со славным городом Антверпеном, шумной толпой завалились в кабак.
-Море пива и чего-нибудь пожевать,-
поприветствовали мы по-русски подскочившего к нам маленького, вёрткого бельгийца. Мне всегда было интересно, как человек, не знающий русского языка, в таких ситуациях понимает всё с полуслова. Видимо, профессионал – он в любом деле профессионал.

Крошечный подвальчик всего на несколько столиков. Барная стойка. Камин в углу. Такая маленькая бельгийская забегаловка.
Сдвинув столы в кучу, мы стали рассаживаться. Маленький бельгиец, оказавшийся хозяином заведения, убедившись, что все удобно устроились, закричал через весь подвальчик:
-Клара! Клара!-
и потом ещё что-то по-французски.
Collapse )