May 23rd, 2017

Сам.

В подъезде было темно. Александр включил фонарь, поставил стремянку и заменил сгоревшую лампу. Это уже было своеобразным ритуалом, раз в месяц ее разбивали/ она перегорала. соседи чертыхались, подсвечивали телефонами дорогу до лифта, но потратить несколько десятков рублей и 5 минут времени было всем тяжело. Кроме Саши.

Яркий счет вырвал из темноты очертания старого подъезда. Несмотря на солидный возраст дома, его нельзя назвать классическим подъездом подмосковного города. Стены украшали рисунки, свежая краска покрывала перила железной лестницы, идущей вдоль ступенек. Видно, что за ним регулярно ухаживали.

Скрипнула дверь подъезда. Пошатываясь, сосед Николай поднимался по ступенькам.

- О, Саня! Здорово! Опять лампочку меняешь?

- Ну да. Не видно же ничего.

- Саня, ну сколько раз тебе говорить! Не твое это дело, это

правительство должно за тебя делать! Вот ты налоги платишь? Платишь! А в ответ что? Хрен тебе! Поэтому забей, пойдем лучше пивка попьем.

- Не Коль, мне сына забрать надо из школы

- Ну, бывай!
Collapse )

хммм

Полицейские Хабаровска возбудили уголовное дело в отношении 16-летнего подростка после того, как тот украл из ларька с мороженым 14 коробок товара на общую сумму 57 тысяч рублей.

16-летний парень из Хабаровска украл 14 коробок мороженого и всё съел. Он честно признался полицейским, что у него ничего не слиплось и не треснуло. Но есть и минусы: на него завели уголовное дело.

Теперь юноша находится под подпиской о невыезде. Ему грозит наказание в виде лишения свободы.

Лоскуты

Шла в разноцветной футболке, ярко-зелёной с рыжей лисой. Два бомжа, сидевшие на пустой трамвайной остановке, при виде меня оживились.
– И вот она нарядная на праздник к нам пришла! – хрипло выкрикнул один.
Второй посоветовал ему уняться и не приставать к девушкам.
Спустя час возвращалась обратно этой же дорогой. Бомжи сидели на прежнем месте.
– Это судьба! – сказал первый с интонацией графини де Морсер, встретившей Монте-Кристо.
– И не возразишь, – сказал второй.
Я думала, что мне начнут предлагать руку и сердце, но вместо этого у меня стрельнули полтинник. Сначала я грустила над этой несообразностью: встретить судьбу и удовольствоваться полтинником. Но затем поняла, что мне преподали урок высшего смирения и одновременно безупречного расчёта: меньше не хватит, а больше не дадут. Если бы мы все были такими точными в запросах, деду Морозу, кем бы он там ни был, жилось намного легче.

* * *
Collapse )