May 3rd, 2017

"Я ДУМАЛА, ЧТО ПОДАРИЛА МАМЕ НЕМНОГО МОЛОДОСТИ. НО ОНА УБРАЛА МОЛОДОСТЬ НА ПОТОМ..."

У мамы в серванте жил хрусталь. Салатницы, фруктовницы, селедочницы. Все громоздкое, непрактичное. И ещё фарфор. Красивый, с переливчатым рисунком цветов и бабочек. Набор из 12 тарелок, чайных пар, и блюд под горячее. Мама покупала его еще в советские времена, и ходила куда-то ночью с номером 28 на руке. Она называла это: "Урвала". Когда у нас бывали гости, я стелила на стол кипенно белую скатерть. Скатерть просила нарядного фарфора.
- Мам, можно?

- Не надо, это для гостей.
- Так у нас же гости!
- Да какие это гости! Соседи да баб Полина...

Я поняла: чтобы фарфор вышел из серванта, надо, чтобы английская королева бросила Лондон и заглянула в спальный район Капотни, в гости к маме. Раньше так было принято: купить и ждать, когда начнется настоящая жизнь. А та, которая уже сегодня - не считается. Что это за жизнь такая? Сплошное преодоление. Мало денег, мало радости, много проблем. Настоящая жизнь начнется потом. Прямо раз - и начнется. И в этот день мы будем есть суп из хрустальной супницы и пить чай из фарфоровых чашек.
Collapse )

Учитель на дороге

Это был обычный весенний день в бору. Где-то раздавался стук дятла, сокрушающего кору в поисках паразитов, где-то бежала лисица, оббегая стороной островки не растаявшего снега, а в дупле мирно спала сова. Высоко в небе парил коршун, высматривая свою добычу сквозь зелёные волны качающихся сосен, а ближе к трассе молодой зяблик, перелетая вниз с ветки на ветку, рассматривал врезавшийся в сосну автомобиль. Из-под капота Ситроена шёл обильный пар, а сзади на полу между сиденьями заходился в хриплом плаче ребёнок трёх-четырёх лет. Водитель сидел, уткнувшись лицом в подушку безопасности, и не подавал никаких признаков жизни, отчего осмелевший зяблик вспорхнул с последней ветки на крышу искорёженного автомобиля и начал по ней прохаживаться, периодически проверяя крышу своим клювом на съедобность. Вскоре на обочине остановилась первая заметившая аварию машина. Из-за руля наглухо тонированной шестерки Жигулей выскочил молодой, лет двадцати – двадцати двух водитель и устремился к Ситроену. Водительская дверь разбитой машины на удивление открылась очень легко, хоть и со скрежетом в конце. Пока водитель Жигулей извлекал из-за руля пострадавшего, тот пришёл в себя и попытался перелезть на заднее сидение к ребёнку.
Collapse )