January 24th, 2017

ЧТО ТАКОЕ РОДИНА

— Вот, дети, — мерно расхаживала по классу Лидия Ивановна, — скоро закончите школу, мальчики пойдут в армию, девочки выйдут замуж...

— Лидьванна! — отозвался с последней парты Марк Гольштейн.

— А зачем в армию?

— Что значит, зачем? — растерялась учительница. — Родину защищать!

— А что значит — Родина? — не унимался Марк.

— Родина? Ну как же, что занчит... Это ... место, где ты родился!

— Значит я буду защищать Китай?

— Почему Китай!
— Я там родился.

— Нет, же, Родина — это не только то место, где ты родился, но где вырос...

— Ну так я там и рос! Целых пять лет!

— Пять лет — это слишком мало для понятия родины... ты же не говоришь по-китайски, не живешь традициями Востока...

— Нет, я по-китайски не говорю, я говорю по-русски, по-английски, немного по-французски...
Collapse )

СИФИЛИС

Как-то раз занимались мы с женой любовью. И даже не любовью, а жестким и разнузданным сексом. Нет, понятное дело - трахались-то мы и раньше (и позже, кстати, тоже), но тот случай был беспезды особым и запоминающимся, потому что именно тогда мы попробовали новую позицыю, в результате чего я адски натер себе залупу.
Ну натер и натер, хули тут такого-то, с кем не бывает. Но, надо сказать, сильно натер - практически до крови. Образовалась, короче, этакая ссадина. Посмотрел я на неё, помыл мылом сэйфгард, сказал сам себе - до свадьбы зажывет, гыгыгыгы, и успокоился. Как оказалось - рано.

Проходит где-то месяц, а хуй мой чё-то не зажывает и не зажывает. Бля, думаю, чё-то совсем непонятно, чего это так, а? Надо бы, думаю, спецыалисту показать - не Маладому спицыалисту, а врачу, в смысле. В один прекрасный день я таки решился и пошол здавацца в КВД (кто не знает, что это такое - и слава богу, и не надо).

Ну вот, прихожу я в КВД, само собой - брезгую прикоснуцца к дверным ручкам и стенам, и вообще стремаюсь. Сунулся в регистратуру, говорю - мне бы номерок, мать. А она - а тебе к кому? Ну, говорю, отводя глаза в сторону - мне бы к тому, кто мой член осмотрит. Ага, дали мне номерок к урологу и послали в кабинет.
Collapse )

Опасная экзотика

С дружественной Кубы на плановый регламент летит наш борт – Ан-26 (небольшой грузопассажирский самолет с откидывающейся рампой - большая дверь в задней части фюзеляжа, на манер пандуса).

Так вот, летит себе, летит, но по весьма сложному маршруту. Оказывается, через океан, который Атлантическим называется и знаменит на весь мир тем, что в его водах покоится небезызвестный «Титаник», самолеты с двумя двигателями «напрямки» прыгать не решаются – опасно это и смерти подобно! Моторчик один ёкнется в самый неподходящий моментик, не дай Бог конечно и экипажу остается только обреченно падать в бескрайние воды Атлантики и купаться в них на манер героя Леонардо Ди Каприо, только без малейшей надежды на скорое спасение, всемирную славу и золотого Оскара на уютном камине личного особняка в Голливуде. Sorry, отвлекся.

Итак, этот Ан-26, успешно стартовав на Кубе, поперся себе тихонечко вдоль побережья США в смутной надежде получить гарантированный приют на территории «вероятного друга» в случае чего, упаси господи, тьфу-тьфу и стучу по дереву.
Collapse )

Лютая зрада: Крым — «це Європа». Украинские рабочие потянулись на полуостров.

Толпы гастарбайтеров из «незалежной» внезапно повалили на «оккупированный» полуостров.

Чрезвычайная ситуация на приграничном Чонгаре. Сюда, к российскому КПП, от ближайшей херсонской железнодорожной станции Новоалексеевка уже третий день движется огромное количество мужиков, одетых в дешевые куртки и вязаные шапочки, с обтрепанными сумками в руках.
Это украинские строители, которые буквально ломанули в «оккупированный» Крым. Самое смешное, что основная масса едет из Центральной Украины и Западенщины, вроде бы очумевшей от ненависти к «москалям». Но теперь они заискивающе улыбаются российским пограничникам. Отгуляли свое «Різдво і Хрещення», похмелились и отправились на работу. Однако не в привычную Польшу, а на стройки крымского Южнобережья.

Как случилась лютая зрада? Оказывается, к новому году крымский бизнес сделал финт рулем — уровнял собственные прайсы на зарплату основных строительных специальностей с минимальными зарплатами Польши. И великие укры мгновенно сделали вывод, что гораздо выгоднее ехать к русским! Деньги получаются те же, зато не надо загранпаспорта, визы, страховки. Реально экономишь «великі гроші».
Collapse )

Эфир

Одернул за рукав и говорит:
- Ну-ка стой вообще.
Костя послушался.
- Я тебя узнал. Ты спектакль ставил, на сцену потом выходил.
- Было дело, но я спешу сейчас.
- Стой, сказал! – и снова одернул, только резче.
Дядька повстречался там, где сейчас могли попасться лишь лисы, оголодавшие от резкой, не ко времени, зимы. Самый край города, коллективные сады вдоль дороги, а дальше лес. Около-то этого леса жила-была редакция радио, евреистый учредитель которого соблазнился однажды копеечной землей.
- Честное слово, я спешу на радио. Сейчас прямой эфир начнется.
- Успеешь, - в пьяненьких и поначалу озорных глазах почернело. – Ты мне скажи, почему у тебя спектакль про войну, а Сталина там нет?
«Всяко жене сказал, что хочет проверить садовый домик, а на деле пошел накидаться в одно жало, - подумал Костя. - И чего я на такси пожалел? Сейчас бы уже на радио был»
- Зассал про Сталина? – дядька вцепился в оба Костиных рукава. - Ссышь про палачей-то?
- Да что вы ересь какую…
Дядька перехватился и встряхнул Костю за грудки.
- Ссышь?
«В театр его наверняка жена водила, рассчитав, что муж в этот вечер вспомнит себя молодым».
- Ты меня слушай – ты! Сталин палачом был, а у тебя его вообще нет.
- Он-то причем? Там эпизод из жизни маленького города, в котором жил простой народ.
- Что ты про народ-то знаешь, щенок?
Collapse )