September 9th, 2016

Вдуватель

Раньше, когда я был молодой и физически развитый, я часто оставлял во всяких социальных сетях подписи к фотографиям симпатичных женщин. Даже не подписи, а всего одну подпись, которая звучала просто, но крайне вызывающе.

"Я бы вдул!" писал я.

Реакция женщин забавляла. Половина называла меня разными нехорошими словами, остальная половина игнорировала меня как явление природы. И только одна написала: "Приезжай и вдуй". И телефон оставила.

И вот сижу я с этим телефоном и думаю. Вот приеду я к ней. А вдруг там вместо девушки ее приятель с парой друзей? Или на фото не она? Или на фото она, но раньше, а сейчас она весит сто кило и у нее три подбородка?
Ну даже пусть это она на фото и никакие приятели меня с битами там не ждут.

Вот как можно "вдувать" неизвестной тебе женщине? Вдруг вы по-разному относитесь к творчеству Брехта? Или ей нравится Куинджи, а вы его терпеть не можете? Или у нее лак синий на ногтях, а ногти гелевые?

Ведь это не так просто захотеть женщину. Это же что-то еще нужно от меня кроме ее желания.

И я не поехал. И даже не позвонил. И думал много.
С тех пор я не пишу в соцсетях "Я бы вдул". Потому что, а вдруг согласятся. А я не готов.
(С) сеть

Нетолерантные белорусы

Дот угрюмо молчал.

Гауптманн Шнайдер с тоской рассматривал в бинокль валяющиеся вокруг дота тела своих солдат, снова и снова повторяя сквозь зубы: «Швайне…».

Его рота, увязнув возле этого проклятого укрепрайона русских, второй день задерживала блестящее наступление всей пехотной дивизии.

Собственно, самого укрепрайона уже не осталось, остался только это чёртовый дот, сработанный из невесть откуда натасканных гранитных глыб и усиленный вкопанным рядом танком КВ. Танк молчал второй день, но дот продолжал огрызаться из всех своих восьми бойниц. Обойти его не представлялось возможным – справа и слева от него лежали эти гнусные русские болота.

– Что за страна! – простонал гауптманн, наблюдая, как ефрейтор Шульц, почти подобравшийся к доту, дёрнулся, выронил гранату и навсегда затих, уткнувшись лицом в мох.

– Герр гауптманн! – вдруг услышал Шнайдер голос обер-лейтенанта Меркеля. – У нас тут один местный, он говорит, что знает как взять этот дот.
Collapse )