June 22nd, 2016

Сегодня отправлял балалайку в Петрозаводск

Балалайку.
В Петрозаводск.
Хорошо, что не арфу в Йошкар-Олу.
М-да...Есть, что рассказать внукам.
Почта России не вызывает оптимизма, поэтому поехал в "Деловые линии".
Отгрузочный пункт затерялся между корпусами цементного завода и лабиринтами промзоны.
Нашел.
Над входом склада висела табличка "Грузы до 50 кг".
Взял балалайку за шею, прикинул вес в руке.
Вроде бы, подходяще.
Захожу.
За компьютером грустный юноша говорит, не отрываясь от экрана:
- Сойдите с весов.

Оглянулся - правда, стою на платформе два на два метра.
- Кладите.
Положил балалайку, поправил чехол.
- Кладите, говорю. - нетерпеливо постукивает он ручкой по столу.
- Положил. - отвечаю.
Он отрывается от экрана и смотрит вниз на весы.
Потом смотрит на меня:
- Это что?
- Балалайка.
- Музыкальный инструмент?
- Нет, дрова на растопку буржуйки.
- А серьезно? Мне документы заполнить надо.
- Естественно.
- Упаковывать будем?
- Конечно. В коробку и ваты побольше.
- У нас коробки 60 см. Не влезет.
- А куда влезет?
- Никуда. Что делать будем?
- Вы меня спрашиваете?
- Да.
- А что у вас есть, кроме коробок, в которые не влезет.
- Ну, пленка пупырчатая, картон.
- Значит, в пленку пупырчатую и картон.
- Сколько?
- Чего сколько? Пупырок?
- Пленки.
- Не в курсе. Главное, чтобы не сломалась.
- Скотчем обматывать?
- А картон вы как-то еще можете прикрепить?
- Нет.
- Отлично. Тогда обматывать.
Он потыкал ручкой по экрану и выдал мне квитанцию:
- Поднимайтесь на третий этаж и оформляйте.
- А внутрь чехла даже не заглянете? Вдруг там что-то запрещенное к обороту?
- Все запрещенное отправляется Почтой России. - уверенно отвечает он, наклеивая складскую этикетку со штрих-кодом.
Так что теперь я знаю, как переправлять оружие, шкуры животных и икру.


© africanez

Справка

Как я её хотел. Как желал. Голова шла кругом, так хотелось её... Шутка ли, полтора месяца воздержания. А я здоровый мужик, 39 лет. Самый активный возраст... Но нет. Она не соглашалась. Или, как сказали бы мои друзья, не давала. Но я с ними её не обсуждал. Потому что не хотел её обсуждать. А просто хотел её и всё тут. До головокружения. Желал.

Она была свободна. Я с недавнего времени тоже. Казалось бы, в чём проблема? Но нет. Она говорила: «Нет. Я ещё не готова». И я ждал. Стиснув зубы. Ждал, когда она будет готова.

Ухаживал, естественно. Я умею красиво ухаживать. Тем более за женщиной, которую хочешь и которую любишь. Цветы, милые подарки, смски и незапланированные праздники. Всё было. Даже с избытком. Выкраивал время от работы, мчался через весь город.

В дверях ждала её дочка, которая через неделю моих ежевечерних захаживаний на огонёк, забравшись ко мне на коленки и глядя прямо в глаза, спросила:

- Можно, я буду называть тебя папой?
- Можно, - ответил я. И сердце ухнуло куда-то вниз.
Так что на пороге меня встречала наша дочка Алёнушка и гадала, что я сегодня необычного привёз ей в подарок.

Вот такая была странная ситуация. Приезжал, как домой, но ночевал у себя. На съёмной квартире. Один. Естественно, проблемы не было затащить в свою холостяцкую берлогу на одну ночь какую-нибудь знакомую одинокую девушку. Но я любил её. Я считал, что это моя будущая единственная и неповторимая жена, и ждал.
Collapse )