November 24th, 2015

И никто об этом не узнает!

После очередной гнусной статейки в “жёлтой” газетёнке, Александр Абдулов пришёл к её главному редактору с требованием раскрыть фамилию журналистки, скрывавшейся под псевдонимом. Тот, естественно, встал горой за свою сотрудницу и даже погладиться не дал. А на следующий день приходит к актёру в его кабинет незнакомая девушка малопривлекательной наружности. Поставила сумочку на стол, плюхнулась в кресло и, размазывая слёзы и сопли, заголосила:
-- Это я написала ту статью. Пришла к вам повиниться, а то мне сказали, что вы всё одно меня разыщите и голову оторвёте!

Рыдает, горемычная – сил нет. Абдулов её внимательно выслушал и предложил выкурить по сигарете, для чего вывел её в коридор. Курили молча. Внезапно актёр встрепенулся:
-- Я сейчас! Телефон звонит!
Оставив девицу докуривать, зашёл в кабинет и приоткрыл сумочку журналистки. Его интуиция не подвела – внутри лежал... включённый редакционный диктофон.

“Поговорив по телефону”, Абдулов вернулся к девице, докурил свою сигарету и вместе с ней снова прошёл в кабинет. Внимательно на неё посмотрел, после чего начал зловещим шёпотом рассказывать, как планирует оторвать ей голову, а заодно разделаться с её мамашей, расчленить по косточкам детишек, и задушить бельевой верёвкой любимую бабушку, предварительно приковав её наручниками к кровати...

Девица вначале хлопала ресницами, затем раскрыла рот, после чего начала глупо улыбаться и на её лице проступил радостный румянец. Глаза светились от счастья! Наконец, Абдулов наклонился близко к её лицу и сурово произнёс:
-- Вот только ты об этом не узнаешь!
Пауза и глухой стук журналистского сердца.
-- Ни-ког-да! И никто об этом не узнает! Слышишь? Никто!!! И я об этом позабочусь!
Не отрывая пристального взгляда, артист сделал жест футбольного арбитра и предъявил собеседнице... выключенный диктофон...

Случившийся с ней после этого новый приступ истерики, заставил Абдулова снова лезть за сигаретами...
(с) сеть

Баффало гайз

Вечер в купейном вагоне, ползущем среди заснеженных полей, когда густая синева темнеющего неба сливается с синевой, которую приобретает нетронутое снежное покрывало, это волшебное время – уже не день и еще не ночь, но все уже дышит сонным умиротворением. Нарочно приоткрытая дверь подрагивает в такт поезду, и дает обзор из купе на обе стороны – никто не мешает – в коридорчике пусто. Иногда прошмыгнет проводница, – какие-то у нее все дела, дела...
Дети угомонились и теперь сидят по своим «домикам» на верхних полках и наслаждаются дорогой. Ничего так не милу ребячьему сердцу, как путешествие в поезде. Это восторг! А как сладко засыпать под мягкий перестук колесных пар?! Это музыка детства. Я помнится, даже облизывался от предвкушения забраться на полку и слушать сквозь дрему неразборчивый, «жестяной» репродуктор на станциях. Необъяснимо хорошо все это.
Collapse )

Боевая тревога

Хочу вам сегодня рассказать историю о том, как я участвовал в Третьей Мировой войне. Вы ведь, при всей своей безусловной грамотности, эрудированности, начитанности и высокодуховности, давайте уж начистоту, совсем не осознаёте того, как будет всё это происходить.

Вы много смотрели фильмов о сражениях, битвах, набегах и войнах и я немного представляю ту картинку, которая складывается у вас в голове, при слове "война". Низко летящие самолёты, вой сирен, тревожные сообщения по радио и телевидению, перегруженные эшелоны и колонны беженцев, суровые мужские лица и махание платочками на перронах. Это в общем. Если начинать думать глубже, то горе, голод, страдания, лишиния и ещё раз горе. Но. Все эти картинки в ваших головах - они о прошлом. А в настоящем или будущем всё же будет совсем не так. Вот вы спите, а вот вы уже умерли. И война-то, в общем, уже окончена, а вы даже и не поняли, что она началась.

Если вам повезло (в данном контексте) и вы живёте вдалеке от мегаполисов и стратегически важных объектов, то тогда, конечно ядерная зима, мутанты, пустоши и поедание крыс, для выживания тех, кого не убило радиоактивное заражение.
Collapse )