November 12th, 2015

Выручай, братан

Полгода назад мой друг Рома разбил свою любимую «Хонду». Чтобы не жить «пехотинцем», уговаривал родственника дать ему на время старенькую «Оку». Тот согласился. Какая разница – всё равно машинка ржавеет в гараже.

Как рассказывал мне друг, привыкал он к «Оке» долго. Особенно неуютно чувствовал себя на трассе. Роме постоянно казалось, что все водители глядят на него свысока: что там путается у них под колёсами?

Ещё чудилось ему, что любое столкновение в пути закончится для него кладбищем – не зря ведь «Оку» называют «гробиком на колесах». Но время шло, Рома обвыкся и стал ездить уверенно. К тому же обнаружились несомненные достоинства его чудо-авто: манёвренность и невиданное ранее удобство при парковке, когда можно втиснуться в пространство, годящееся разве что для детской коляски. Да и не прожорливой оказалась «Ока» – не в пример крутым внедорожникам. Ну а то, что дребезжит «ласточка», и то, что дует у неё из всех щелей, – так Рома успокаивал себя тем, что это временно. В конце концов, ему всего 33 года – купит ещё достойную тачку, и не одну!

Ездил Рома на «Оке» из пригорода на работу. Доезжал до первой станции метро, оставлял машину – и дальше по подземке в офис.

И вот в очередной раз подходит Роман в сумерках после работы к своей «Оке», открывает дверцу, и тут его окликают: «Эй, братан!» Рома оглянулся и съёжился от страха. К нему шёл хорошо одетый мужчина. По виду настоящий новый русский (неужели они ещё остались?) – с бритой головой и массивной цепью из белого металла на бычьей шее. В общем, всё как полагается.

– Слышь, братан, – обратился к дрогнувшему Ромке новый русский. – Это твоя тачила?
– Моя, – пробормотал Рома.
– И как оно тебе?
– Меня устраивает, – ответил Роман без всякого вызова, но с достоинством. – На работу возит, с работы возит, а большего мне и не надо.
– Братан, у меня к тебе большая человеческая просьба, – продолжил крутой. – Представь, никогда в жизни на «Оке» не ездил! А тут тебя увидел, и… В общем, дай покататься, а? А я тебе за это денег дам. И ещё – пока я катаюсь, можешь в моей машине посидеть, музыку послушать. Ну а если чего, я тебе новую тачку куплю. Можешь даже не сомневаться, я – парень конкретный. С ментами тоже, если надо, разрулю все вопросы.

Седьмое чувство подсказало Роме, что отказываться никак нельзя. Согласился и тут же получил от незнакомца оранжевую пятитысячную купюру и ключи от громадного «Лексуса». «Новый русский» с трудом втиснулся в «Оку» и сразу же завопил от восторга. Газанул и укатил прочь.

Сидел Рома в тонированном, пахнущем дорогим парфюмом и кожей «Лексусе», слушал какую-то непонятную музыку в стиле «бум-бум», да и уснул. Сколько проспал – не сразу сообразил. Потом по хронометру определил – часа два, не меньше. По стеклу постучали – вернулся хозяин.

– Спасибо, братуха! Полный кайф! – вещал здоровяк. – С бабой ни в какое сравнение! Нет, правда! Я в последний раз был так счастлив, когда в детстве на одной лыже с трамплина съехал. Прикинь, два месяца в травматологии лежал! Слышь, а ты «Оку» свою, случаем, продать не желаешь? Продай мне, я хорошо заплачу.

Стыдно было Роме признаваться, что машина чужая. Поэтому ответил крутому, что «Оку» не продаёт – мол, семейная реликвия.

– Понимаю, понимаю… – закивал новый русский. – Слышь, но если вдруг надумаешь, то вот моя визитка.

Сел брателло в «Лексус» и укатил с счастливой рожей, как после трамплина.

А Рома сел в «Оку» и поехал домой. 5 тысяч рублей ему очень пригодились – как раз до зарплаты дожить. А на новую тачку Рома пока накопить не надеется – кризис. Зато с тех пор вдвойне зауважал своего четырёхколесного маленького друга.

Виктор ВОЛОДИН

Кот, бабушка, и чайник

Однажды у бабушки гостили внуки. И, когда в спешке они уезжали, то забыли у неё своего кота. А потом началась школа, занятия, и всё никак не получалось кота забрать. Кот был красивый. И, как все коты, умный. Чтобы целыми днями бесцельно не слоняться, кот стал грациозно дефилировать по коридору, принимать самые различные позы возлежания в самых необычных местах, и мурлыкать свои кошачьи песенки. Словом, как мог трудился на кошачьей ниве, чтобы скрасить ожидание предстоящей встречи с детьми.

У бабушки была своя жизнь.
Бабушка любила пить чай с баранками, боялась электричества, и уже плохо слышала. Поэтому пользовалась чайником со свистком. Она наливала в чайник воду, ставила его на плиту и уходила смотреть свои любимые сериалы.
И, конечно же, благополучно обо всём забывала.
Collapse )

Как 3 копейки

Нашел вот 3 советских копейки. Нашел на улице... как в детстве. Ну вот чет, навеяло...

«Три копейки».

А было не плохо. Нет, правда, не плохо. Наверно было трудно, но не плохо. Мы росли нужными. Нужными и простыми, простыми как… как три копейки. И нужными как три копейки в жаркий день.

Время было такое. Такое интересное. Это было когда Ельцин еще не бухал, а Горбачев молотил. Далековато еще было до жевачек Турбо, а пока их заменял гудрон. Где-то впереди будет Сникерс и Марс, а пока Ириски и Подушечки. Когда жевать кисель – это афигенски вкусно. И пачка хлопьев «Лёвушка» делилась на всех и елась медленно, потому что больше доооолго в продаже не будет.

Время было: Дядя Саша, с мужиками конструировал доработку топливной системы для своего оранжевого Москвич. И пусть, каждое их конструкторское решение заканчивалось заунывной песней под старенький баян. Но они мечтали, делали, пытались. Пытались вместе. Старались вместе. Они были мужиками. С общими интересами. Они были нужны друг другу и нам - пацанам.

Помню, они даже матерились хором. Вот так стоят в гараже впятером, руки в масле, рубахи потные. Москвич чихнул, пукнул и заглох. Дядя Саша чего-то покрутил, повертел под капотом и многозначительно сплюнул «жиклер». И стройный хор, на выдохе «Б*яяя».
Collapse )