November 4th, 2015

Блядун

Василий Петрович был страшным блядуном. Третья бывшая жена, Клара Пантелеймоновна, так и пеняла ему постоянно:
- Блядун ты, Василий. Кобель и блядун.
Василий Петрович грустно вздыхал и морщился. А что он мог поделать, если видит он хорошенькую женщину – а в штанах и глазах у него сразу оживление. Поэтому он вздыхал и соглашался с претензиями, а вечером закрывался в ванной комнате с глянцевым журналом, на страницах которого резвились отвязные девчонки с самотыками.

Клара Пантелеймоновна ревниво прижимала ухо к двери, вылавливая в плеске воды звуки посторонних криминальных звуков сексуального характера, а потом шла к холодильнику за пузырьком валерианки.
Из ванны Василий Петрович выходил румян и устал, поэтому никаких намеков жены, вроде праздничного лифчика под ночнушкой и выстиранных помпонов на тапочках, не замечал.
Супруги ложились на соседние кровати и делали вид, что спят. Клара – чутко прислушиваясь к дыханию мужа, а Василий – мысленно разглядывая в сороковой раз родинку на левом соске пышного бюста модели Сусанны. Или Жанны, хрен там их разберешь, моделей этих.

Collapse )

Родион по кличке "Рельса"

Ну вот какой идиот может звонить в дверь в 8 утра субботы? Ответ на этот вопрос я знал буквально со школы. Это мог быть только один человек, я его называл ласково и нежно Рельса. Не ну конечно у него было имя, но оно было еще более припизженное чем кличка Рельса, его звали Родион. Ну вот как можно было полного еблана по жизни еще и назвать Родион! Так вот, Рельса, я ему дал такую кличку, потому что ничего более подходящего на ум не приходило смотря на эту ошибку природы.

Длинный, какой-то посередине переломанный, худой, руки блядь ниже колен, 48 размер ноги. Блядь у него такие стопы, что он сука без подготовки может побить мировой рекорд по плаванию в ластах.

И всю эту природную вакханалию завершал отросток, который в народе принято называть голова. Это в народе голова, а у этого еблана был какой-то смятый мотоциклетный шлем, по бокам которого росли ухи (я не ошибся, это блядь в натуре были ухи). Когда на улице поднимался небольшой ветерок, то парусность Родика из-за ушей возрастала настолько, что он мог вывести под силой ветра на околоземную орбиту вагон угля.
Collapse )