August 10th, 2015

Дискета

Это было в те стародавние времена, пусть и не особенно стародавние, но уже порядком подзабытые, когда основным носителем информации у рядовых пользователей была дискета. Нет, я не хочу уходить в столь древнее прошлое, когда пользователи тряслись над восьмидюймовыми дискетами.
Когда форматирование дискеты начиналось с того, что оператор компа пробивал специальным пробойником на дискете аккуратную маленькую дырочку, так называемую нуль-метку. Проверял ее на просвет простым невооруженным глазом и лишь затем вставлял дискету в дисковод и набирал по буквам команду format A:
Я даже не обращаюсь к тем забытым дням, месяцам и годам, когда с компьютера на компьютер переносили инфу с помощью пятидюймовых дискет. А ведь живы еще отдельные пользователи, которые помнят, что Винда была на 17 дискетах и, когда где-нибудь на девятой дискете происходил сбой, приходилось долго материться, но все-таки начинать все с начала.

Это все происходило в сравнительно недалекое время, когда в быту были распространены дискеты 3”25. Оптические CD были еще у очень редких счастливцев, а про флешки мы только читали в специальной литературе.


Итак…
Collapse )

Зачёт.

- Еще раз, сука, назовешь меня интеллигентным человеком и до конца жизни будешь ссать кровью. Хорошо понятно, гнида?
- Петр Алексанро... Алексеевич, что вы говорите, вы же профессор...
- Это я здесь, тварь, профессор, в этих гнилых стенах, а вот сейчас я возьму тебя за шкирку, мы покинем аудиторию, выйдем на свежий воздух и - оп, бля - я уже не на работе, а ты - не мой студент, а всего лишь говноед на тонких ножках. И ничто, придурок, не помешает мне вырвать тебе кадык и засунуть в твою тощую задницу...
Профессор презрительно сплюнул, вернул лицо в нормальное состояние и посмотрел на студента. Студент Архипкин стучал зубами и молчал.
Профессор вздохнул:
- Видит Бог - я сделал все, что мог. Либо вы мне сейчас расскажете - что такое когнитивый диссонанс, либо я не смогу вам поставить даже тройку. Думайте, Архипкин, думайте... Соотносите увиденное и пережитое с моим вопросом.
©Igor Skif

В Денвере совершил экстренную посадку поврежденный градом самолет

В аэропорту Денвера, штат Колорадо, США, вынужденную посадку совершил пассажирский самолет Airbus A320 авиакомпании Delta Airlines, попавший в мощный грозовой фронт. Сильный град повредил носовую обшивку авиалайнера, летевшего из Бостона в Солт-Лейк-Сити, разбил стекло в кабине пилотов и повредил систему GPS-навигации. В условиях турбулентности самолет, на борту которого находилось около 130 человек, снизился более чем на 4 километра. В салоне началась паника, и пилоты пошли на экстренную посадку. После приземления, помощь медиков понадобилась лишь одной пожилой женщине, получившей незначительные травмы. Пассажирам предоставили другие рейсы, хотя часть из них решила добираться до пункта назначения наземным транспортом.

1

2

Контрольный в голову

© Грубас
Даже если бы я был злобным маньяком-терминатором, то все равно не решился бы напасть на женщину с ребенком. Потому что страшно. Ведь нет такого коварства на которое не способна женщина находящаяся при потомстве. Вот на огромного «качка» напасть – милое дело. Кстати, большие мужики – аргентинозавры, совсем не ожидают нападения, они как правило не готовы к нему. Вот, мол, какой я огромный. Чего бояться?
Так что в трудную минуту, очень даже могут растеряться и спасовать.
Но не будем отвлекаться на психологические проблемы крупных мужиков, а вернемся к субтильным женщинам, защищающим свое потомство…
Заглянула к нам в гости Тамара - соседка по даче. И не одна а с дочкой Сашей, лет пяти.
Пока Тамара с моей тещей делились в огороде ценнейшим цветочным опытом, я позвал Сашу в дом и налил ей компоту.
Саша, с кружкой в обнимку, деловито села за стол и стала рассказывать очень странную историю:
Collapse )

Игумен и Балда

Игумен ехал поискать кой-какого товару. Балда ехал сам не зная куда. В смысле, на работу. Игумен ехал сзади, Балда впереди. Светофор вообще никуда не ехал. А остальные ехали как дураки. Светофору стало стыдно и он покраснел. Балда остановился. Тут-то в него игумен и влетел.

Хороший игумен, фактурный, в рясе, хоть сейчас на выставку «Осторожно, религия!», если бы была такая автомобильная выставка про то, как игумны об разную Балду на перекрёстках стукаются. На шее — коробка, как раньше у кондуктора в автобусе. На коробке — крест от сглаза. Не придерёшься.

Я выскочил из машины. Бампер у Pajero смят, задняя дверь разбита. Святой отец, закусив бороду, тоже выполз из своего X-Trail'a. Посмотрев друг на друга, мы сообразили, что начало Великого Поста вчера отмечали оба. То есть, ждать ментов с их волшебными флейтами, куда дуют дорожные Моцарты, было себе дороже.

- Отъедем, помолясь, - негромко предложил игумен.

Балда тут же согласился на таинство. Взаимная исповедь состоялась за углом.

- Я спешу, - сообщил игумен. - У меня паства. Плюс братия ждёт.
- И я спешу, - кивнул Балда. - Я сам паства и братия.

- Как решим? - спросил святой отец. - Могу помолиться. Плюс акафист, все дела: после кукулия двенадцать больших икосов и столько же кондаков. Идёт?

- Тут с кондака не решишь, - почесался Балда. - Бампер точно соборовать придётся.

- А как тогда разойдёмся? - спросил игумен. - Чего ты вообще от меня, мирянин, хочешь?

Я задумался.

- Хочу всеблагую дефектацию и сугубый ремонт. Зело.
- А что, и слева и справа помято? - начал всматриваться игумен.
- Ошую и одесную, - ткнул пальцем я. - Сам же видишь. Чего ж ты дистанцию не держал?

Тут он мне ответил так, что я до сих пор над этим ответом размышляю:

- Дистанцию-то я как раз держал правильную. Это просто скорость у меня была большая.

И я понял, что у них в семинарии про дистанцию и скорость учат отдельно. И вообще, если в бассейн по одной трубе что-то вливается, то это чудо божье и не факт, что из бассейна другая труба есть.

- Пускай сервис посчитает, я потом сообщу, сколько стоит. Можешь проверить. У тебя, батюшка мой, деньги-то на ремонт найдутся?

- Яко благ, яко наг, - засопел игумен.
- Видимо, наоборот, - подсказал я.
- Можно и наоборот, - согласился игумен и протянул визитку с облаками, куполами и крестами.

- Вот и молодец! - похвалил я. - Будем как европейцы.
- Не будем! - неожиданно отрезал игумен и перекрестился. - На них благости нету. Бесовское у них всё в Европе.

- Не без этого, - кивнул я, вспомнив химер на Нотр-Даме, - хорошо, хоть машины у нас с тобой японские. На европейских противно, на православных далеко не уедешь.

- Не начинай, - попросил игумен.

После этого мы сели в свои помятые самурайские тарантасы и разъехались как два добрых сёгуна.

...Когда-то давно, в девяностых, я работал с одним епископом. Вернее, несколько бандитов и я, как гражданское лицо, работали с одной епархией. Время было лихое, один из моих тогдашних знакомых весь свой стрелковый арсенал освятил на случай осечек, сбитого прицела и других происков нечистого.

Те, против которых были мы, оказались в вере ещё крепче, поэтому свои «мухи» и «стечкины» окропили даже раньше нас. Соответственно, обе стороны старались друг друга до греха лишний раз не доводить и богобоязненно палили в третью сторону.

А епископ, когда менты ему сказали, что негоже привечать закоренелых преступников, ответил с пастырской непосредственностью:

- Мне всё едино, кто ко мне грядёт: младенец ли невинный иль тать кровавый — я каждого обязан к Богу вывести.

Потом посмотрел на главного мента и продолжил:

- Вот ты, полковник, допустим, невинный младенец. Так?
Collapse )