September 16th, 2014

Санкции - хуянкции

По просьбе нервической своей супруги приобрёл сейчас для хозяйственных нужд пачку прищепок. Ну, остро понадобились прицепки, иногда такое случается с людьми. Зашёл в самый что ни на есть русский, православный магазин "Хозтовары" и попросил у тёти-продавщицы самые посконные, истовые и домотканые прищепки. Ни из какого-то там пластика пёстрого, а наши, родные, берёзовые, деревянные. Ну как помните, в детстве были, на различные самострелы их ещё приделывали ловко. Тётя щедро отсыпала мне желаемого и я не без гордости за Державу двинулся восвояси. По дороге изучил скромную, аскетично-ортодоксальную упаковку покупки, и к ужасу своему не нашёл там ни Тулы, ни Костромы, ни Углича, ни даже Рязани с Торжком. Не было в графе "производитель" ни Самары ни Твери, ни Ярославля, ни Иваново. Была Народная Республика Китай в этой графе.
Патриоты по масти сейчас конечно ощерят наращенные клыки и заявят, что не в прищепках Яша счастье, а в том, что изготавливаются могучие ракеты, перекрывается непокорная река Енисей и автомат системы Калашникова – лучшее стрелковое оружие в галактике. И что надо мыслить широко и масштабно, равняясь на великие подвиги былинных героев, а не примерять своё мещанский подход к беспощадным, но справедливым жерновам исторического развития.
И мне нечего им возразить. И ни разу не пользовался ракетами, Калашниковыми и Енисеями. Для меня это всё неведомая часть бытия. Я и прищепками то даже не пользуюсь особо, ибо не мужское это. Но тот факт, что даже такая никчёмная хуета делается за рубежом, навевает грустные мысли и заставляет усомниться в наличии перекрытых ракет, лучших в мире Енисеев и летучих Калашниковых.
(с) сеть

Ничья

Мы с Серегой, щурясь от яркого весеннего солнца, не спеша шли по улице. Серега - классный программист, а еще он отъявленный донжуан. Все время отвлекался на проходящих мимо нас девушек.
- Слушай, - сказал Серега, - а не разыграть ли нам Федора? Все-таки сегодня первое апреля.

Федор – наш общий друг, работает врачом в городской поликлинике.
- Под конец рабочего дня, - сказал Серега, взглянув на часы, - мы будем его последними пациентами.
Минут через десять мы уже были в поликлинике.
- Какая сногсшибательная блондинка! – прошептал Серега, толкнув меня локтем в бок, когда мы проходили мимо аптечного киоска на первом этаже.

Кабинет Федора находился на втором этаже. Тихонько приоткрыв дверь, мы заглянули внутрь. Федор что-то сосредоточенно писал за столом. Серега, взглянув на меня, прижал палец к губам.
- Здравствуйте, доктор! - вытянув шею, сказал он тонким женским голосом.
- Здравствуйте. На что жалуетесь? – не поднимая головы и продолжая писать, спросил Федор.
- Ах, доктор, по-моему, что-то с сердцем, - томно ответил Серега.
- Сейчас послушаем, посмотрим. А пока разденьтесь.
Оглядываясь на Федора, мы прошмыгнули за ширму.
- А бюстгальтер, доктор, снимать?
- Снимайте.
Серега изобразил шуршание женского белья.
- Доктор, а трусики тоже снимать? – спросил он, наблюдая за Федором через щелку.
- Нет, трусики не надо.
- Но, доктор, я их уже сняла, - разочарованно пропищал Серега. Голос у него уже начал срываться от смеха.
- Ну, что ж, сняли, так сняли, - пробормотал безразлично Федор, продолжая быстро писать.
- Ах, какой вы проказник, доктор, - кокетливо воскликнул Серега.
Федор бросил писать и поднял голову.
- Ну, иди же, иди ко мне, мой соблазнитель! Я вся трепещу от нетерпения! Где ты? – громко и томно заохал Серега.
Collapse )