July 18th, 2014

Щука

Самое начало 60-х.
Моего отца – молодого, неженатого лейтенанта – двухгодичника, служба забросила в Красный Туркестан близ города Мары.
Они строили там военные аэродромы.
Вот прошла неделя на новом месте, вторая, отец втянулся, наладил службу вверенного ему взвода и как-то однажды жарким вечером, сам себе задал простой и логичный вопрос: - «А чем бы мне заняться в свободное от службы время, чтобы не сойти с ума?»
И действительно, вопрос был не праздный. Всю солдатскую библиотеку (все 12 книг) отец перечитал за неделю, телеканалы в их пустыню не долетали, радиопередачи долетали, но они были либо на туркменском языке, либо на русском для туркменов, что в общем-то одно и то же.
Днем +50 ночью +30 – вот, собственно и все тамошние развлечения.


Отец, как очень умный человек, конечно же понимал, что умному человеку никогда скучно не бывает, но тут даже он сдался, признал себя дураком и обратился к офицерам – своим товарищам по оружию:
- Мужики, а чем вы тут вообще после службы занимаетесь?
Офицеры посмотрели на отца, как на маленького и ответили:
- Ну, так мы на озеро ходим, рыбу ловим. А ты что, не знал?
- Что? Тут и озеро есть?
- Пс-с-с-р-р-р, конечно есть. Ты что, вообще не в курсе? Оно не близко, правда, и не очень большое, но ничего, ловить можно.
Отец мой никогда особым рыбаком не был, но выбирать не пришлось, уж лучше рыбу ловить, чем… за термометром следить.
Выпросил он у товарищей три метра лески, крючок и грузик, а поплавок сварганил сам. Оторвал от наглядных пособий подходящей длины рейку и отправился на далекое, загадочное озеро.
Озеро оказалось совсем небольшим и экскаваторо-творным.
В диаметре метров пять всего.
На берегах сидели очень сосредоточенные рыбаки человек семь-восемь (от лейтенанта и до майора - командира части) они не отрываясь смотрели на свои мертвые поплавки торчащие из глинистой воды и изнывали от жары и отсутствия клева.
Collapse )

гениально

У большинства мужчин бывает эрекция по утрам,не так ли?
Понятие "утро" варьируется в зависимости от того, где вы живете. Земля вращается вокруг собственной оси, так бесконечно происходит смена дня и ночи.
Означает ли это, что мужики на протяжении тысяч лет пускают импровизированную "волну" вокруг Земли?

© Eand

Шампунь с ментолом

Заперся в ванной (а вдруг мамка запалит? то-то будет смеху!), достал шампунь хэд энд шолдерс с ментолом, распахнул пиструн и начал его мыть. Как у меня часто бывает, мытье причиндал быстро превратилось в дрочку.
Взрослые часто по-доброму называют меня фантазером. Блять, они даже не подозревают насколько правы. Вот и онанизм для меня - это целый ритуал, а не просто скоростное передергивание. Не зря слова "мастурбирую" и "фантазирую" так похожи.
Обычная моя фантазия - это знакомая всем моим собратьям-рукоблудам Саша Грей, Меган Фокс, Аянами Рей или Харухи, Лиза Энн. Но когда морозная свежесть купленного молодящимся папкой хэд энд шолдерса (или хэнд энд шолдерса будет правильнее?) резко ударила по хую как порция чистейшего колумбийского кокаина по ноздре американской школьницы, я понял, что сегодня все будет не так. Раз у меня такое ощущение, будто я ебу сугроб, значит, фантазия должна быть особенная, морозная.
И я представил, что заканчиваю вуз, нахожу престижную работу, жену, детей. У меня машина "Форд Мондео", я кидаю специально заготовленные в бардачке тухлые яйца на капоты Фокусов, потому что фокус - для быдла. У меня ипотечная трешка в престижном районе Чертаново, мои дети учатся на четверки-пятерки и ходят на занятия по игре на пианино и секцию по футболу.
А потом я бросаю этот опостылевший потреблядский рай, жену-жируху, туповатых детишек с их вечно приоткрытыми ртами, оставляю им Мондео и ипотеку, снимаю все возможные деньги в наличку. Покупаю на всю наличку лекарств, в особенности антибиотиков и билет до Якутска.
Как только я добираюсь до Якутска, я вымениваю за бутылку "Финляндии" у какого-нибудь хмурого таежного охотника подробную карту региона и выбираю там самую глухую, самую отдаленную деревню, куда не долетают даже вертолеты. Я еду туда и поселяюсь недалеко от деревни. Жители деревни-якуты, которые никогда не видели белого господина, молча охуевают. Не давая им опомниться, я обвешиваю свой дом грибами, конфети, и объявляю, что я шаман и в случае болезни или горя они могут идти ко мне за помощью.
Якуты сейчас, в 21 веке, живут как в 17м. А в 17м жили как в 12м. То есть правила гигиены и профилактики заболеваний им чужды. Рано или поздно они принесут мне ребенка или человека, больного пневмонией, обморожением, заражением крови или банально гриппом. И вот тут-то мне и пригодится запас лекарств. Антибиотиками можно вылечить все или почти все. Конечно я буду обставлять все иначе, зажигать свечи в юрте, варить в котелке крапиву, сурово хмурить брови, читать заклинания - песни Раммштайна. И незаметно подкидывать одну-две таблетки Флемоксин Солютаба в котел с целебным зельем.
Скоро по мне пойдет слава целителя и знахаря, великого Белого Шамана. Неплохую роль сыграет Айфон с гисметео, так я стану еще и предсказателем погоды и мой авторитет у якутов возрастет неимоверно.
Настанет день, когда в мою юрту постучится стеснительная девочка, дочка старосты. То запинаясь и заикаясь от страха, то неуверенно улыбаясь уже немного беззубой улыбкой, она объяснит, что ее прислал отец, чтобы она взяла мое семя и родила ребенка, дабы улучшить генофонд погрязшей в инцестах деревне.
Дитя мое, ты пришла по адресу. Я впускаю ее в юрту и укладываю на медвежью шкуру.
За окном ядреные якутские морозы. Трещит замерзающая водка. Слышно, как северный олень тоскливо воет на луну. Малейшее дуновение ветерка насквозь пронизывает хуево сделанную юрту.
Я снимаю с себя немного одежды, чтобы освободить минимально необходимый для коитуса участок дела. Ту же операцию проделываю с якуткой. Когда-то не ведающая бритвы пиздища была мне отвратительна, но не теперь, не сегодня. Я начинаю ебать якутку. Мороз тут же сковывает наши чресла. С каждым движением я все меньше чувствую хуй, он обретает все большую самостоятельность. Доходит до того, что мне кажется, что никакого хуя и нет, это все миф и сказка, а на самом деле я лежу на якутке и смешно дрыгаюсь, как будто играю в выбросившегося на берег дельфинчика.
Так не отвлекаться. Как же больно... Надо только немного продержаться и кончить, кончить, КОНЧИТЬ!!!
Оргазмическая судорога настолько сильная, что мои ноги подкашиваются и я почти падаю на плитку, в последний момент хватаюсь за полотенцесушитель. Тонкая тугая струйка спермы медленно стекает с никелированного краника в умывальнике в ванной. Как можно скорее я включаю теплую воду и обмываю хуй. Потом зачем-то чищу зубы и иду на цыпочках печатать это сообщение.


© DimaStrelka

Dead moroz

В пятницу подъезжаю к гипермаркету, затариться пивком да креветками. Смотрю - свободное место есть, рядом с офигенным харлеем.
Паркуюсь, выхожу из машины, начинаю рассматривать его, так как люблю мотоциклы такие. Рядом около машины копошится семья, укладывает покупки. Мама, Папа, и мальчуган, лет пяти.
И тут появляется хозяин харлея.
Классика - кожаные штаны, казаки, кожаная жилетка на голое тело, на одном предплече татуха ZZ Top, на другом - AD/DC. И... Огромная белоснежная шевелюра с кудряшками, и такая же белоснежная борода до пупа. Этакая помесь того самого ZZ Top и MC Вспышкина.
Мальчуган как заорёт - «Мама, смотри, Дед Мороз!!!».
А мама ему - «Нет сынок, это дядя-байкер».
У мальчонки начинает надуваться нижняя губа.
А дядя-байкер поворачивается к мальчугану, и говорит хорошо поставленным басом (дальше диалог с мальчиком):
— Да нет, я и есть Дед Мороз.
— А где твоя красная шуба и почему на мотоцикле?


— Так лето, у меня отпуск, катаюсь вот, заодно смотрю на деток, кто хорошо себя ведёт, а кто плохо, чтобы знать, кому дарить подарки на Новый год, а кому — нет. А на мотоцикле, потому что олени отдыхают, травку щиплют, сил набираются, ведь зимой сколько дел у нас будет.
— А Снегурочка где?
— А Снегурочка на юге, в Турции отдыхает.
— А она не растает?
— Да нет, сказки это, не таем мы от жары.
Далее открывает кофр, которые битком набит небольшими плюшевыми зайчиками.
Берёт одного, и дарит мальчонке со словами:
— Веди себя хорошо, слушайся Маму с Папой, и будет тебе на новый год хороший подарок.
У того, аж чуть не слёзы на глазах от счастья.
Потом он (байкер) поворачивается ко мне, подмигивает и шепчет — «Третий за сегодня».
Садится на моцык, и плавно отьезжает.
Мама улыбается, Папа улыбается, мальчонка обнимает зайчика.
Я смотрю на солнышко, и думаю — «Как же жизнь хороша!»