May 21st, 2014

Гендерные отличия

Звонит мне тут приятель с другого города. Мол, дятла моего в армейку забрали, да к вам в Тюмень служить отправили. Так ты, там присмотри за ним по возможности.

Ладно - говорю - а что надо-то, денег может ему подкинуть?
Да, не - отвечает – денег не надо, просто он у тебя «гражданку» свою оставит, а как увольнение дадут, так зайдёт, переоденется, чтоб от патруля не бегать.
- Не вопрос - обещаю - пускай оставляет.
И вот, где-то через неделю, Андрюшка, сынок его и пожаловал. Длинный, худой, форма висит, ухи торчат, как у эльфа, глазки хитрые. Салабон классический, короче говоря.
Накормили его, переоделся он в штатское и свалил, а вечером снова нарисовался. Так и начал ходить к нам по выходным.

Потом звонит как-то:
- Меня тут - говорит - в командировку отправляют на пару месяцев, так можно пара дружков моих с части тоже будут у вас по выходным переодеваться? А то кроме вас мне и попросить некого, простите уж за наглость…
Ну, я и это разрешил, что мне жалко что ли? Пусть парни нормально в увал ходят, может и подфартит с кем. У меня-то самого на Кольском, на точке, вообще никаких увольнений не было, две полярных зимы на календарик с Ветлицкой под северное сияние передёргивал.
Но что-то никто из них так и не появился, назалетали, видимо, не дают увалов. Я и забыл про них.

Примерно ещё через месяц, Андрюшка снова перезванивает:
- А что - спрашивает - вы им вещи мои не даёте? Вы же вроде разрешили…
- Так они - отвечаю - и не приходили ещё.
- Да, нет - упорствует он - они приходят, а им не дают…
- Чушь какая-то - говорю - скажи, пусть заходят.

А сам сижу, думаю, странно как-то всё это. Потом вдруг начали меня тревожить смутные сомнения, пошёл к жене:
- Слышь, звёздочка моя вьетнамская - спрашиваю - а что, Андрея дружбаны не приходили к нам за шмотками-то?
- Неа - отвечает та - не было. Правда, какой-то солдатик заходил пару раз, но просто адресом ошибался.
- В смысле - не понял я - как ошибался?
- Он - сообщает мне жена - всё какую-то гражданку Андрюхину спрашивал, так я ему объяснила, что здесь такая не проживает.

Па-ба-ба-пам!!! (Пятая симфония). Валюсь от смеха на диван, супруга, естественно, на кухню вся в обидках, пришлось идти мириться даже…. Извинился, не впервой....

Зато теперь я, если звоню жене на сотовый с какого-нибудь незнакомого ей номера, так всегда строго так спрашиваю:
- Алло, гражданка Андрюхина?!
(с) сеть

Собеседование

Был вчера на собеседовании. Директор по персоналу - довольно увесистая дама с неподражаемой медвежьей харизмой и с очень широким, луноликим лицом.

Когда был у неё в кабинете заметил на столе фотку с её улыбающейся во все тридцать два зуба физиономией на фоне чего-то, что я принял за Тунисский колизей.

Какой она эгоцентричный человек - подумал я. Первый раз в жизни вижу чтобы кто-то хранил на столе свою собственную фотографию.

Но тем не менее сказал - "Какая вы здесь довольная. Это вы случайно не в Тунисском колизее?"

Дама непонимающе на меня смотрит, потом багровеет, и наконец выпаливает - "это мой муж!!!"

Кажется, должность я не получу. А я что, виноват что они оба на одно лицо? (((
( с) сеть

Прошмандовка

- …Ты просто зверь, Стасик…Ты секс-машина…Ты…
Хрипловатый такой голосок. Снова и снова. Он не желал удалять эти слова из памяти. Для него, 50-летнего, эти слова были чем-то вроде почётной грамоты, слова, произнесённые проституткой.
Молоденькая, голубоглазая, миниатюрная. Машенька. На вид ей не больше восемнадцати. Или - двадцати. Два года (по её признанию) трудового стажа. Она лежит посредине громадной гостиничной кровати, зажав одеяло меж длинных ног, порочно улыбаясь. Элитная, крашеная блондинка. Такие как она пятнадцать тысяч в час стоят.
- А ты как думала, - хвастливо отзывается он, стоя в трусах у открытого окна, - я ещё и не то могу.

О, да. Стасик, Станислав Михайлович Немчинов, прокурор одного из самых крупных районов города Х., он может многое в этом городе.
Вдыхает Станислав Михайлович холодный осенний воздух полными лёгкими. Наслаждался утренним пейзажем. Пустынная улица, кленовые листья на серых камнях мостовой. Длинная, извилистая мостовая, уползает змеёй вдаль, вплетаясь нитью в синее полотно Амура. «Дальневосточный край – земля удивительных людей» гласит растяжка над мостовой. Тигр и медведь изображены на растяжке.
Мой район, моя земля, - думает он с наслаждением. Хорошо ему, Станиславу Михайловичу.
Великолепный гостиничный номер! Просторный, светлый. Разбросана синевой прокурорская форма по всему номеру, объективов спецслужб Станислав Михайлович не боится. И проститутка Машенька, и номер предоставлены его поднадзорным, человеком глубоко порядочным, умеющим хранить тайны.
Виктор Алексеевич, так зовут поднадзорного. Начальник полиции района, старый кореш, не одна бутылка водки с ним выпита, не одно дельце обстряпано. Уверен в нём Станислав Михайлович, как в себе. Ну, а для подстраховки, так сказать, держит в своём сейфе на кореша компромат. Жизнь такая, положено так. Ему, корешу, об этом Станислав Михайлович никогда напрямую не говорит. Человек корректный, порядочный, он не хочет нанести другу моральную травму. Намекнул пару раз, и всё. Для тонуса, не перегибая.
Виктор Алексеевич лично ему эту девочку подогнал. В ресторане, на дне рождения одного предпринимателя. Уставший Станислав Михайлович был, на нервах. Пятый день комиссия из Генеральной прокуратуры по краю рыщет, вот-вот к нему должны нагрянуть, гниды. Переживал эту ситуацию Станислав Михайлович сильно, пропускал через самое сердце.
- Машенька тебя успокоит, – заверил Виктор Алексеевич, - всё с ней забудешь, лично проверено!
И он согласился. Нервы, нервы, нервы. Ночью не уснуть, утром не проснуться, волокардин в правом кармане пиджака, карвалол в левом, таблетки какие-то синие – во внутреннем, жена с дочерьми - в Турции. Вот, и согласился.
- А ты знаешь, - доносится до него с кровати, - я первый раз с прокурором трахаюсь!
Collapse )