May 1st, 2014

Тамара

… Не, друзья мои, ходоки и прочие санаторные бабники, я своей жене не изменяю! Хоть медом намажьте любую чужую бабу, не позарюсь. Правда, с некоторых пор. С каких? Рассказываю.

Работал я одно время в районной газете – редактор был знакомый, у него кадров не хватало, а я у него иногда свои рассказики печатал, а гонорары вместе пропивали, - вот он и сосватал меня из школы, где я морочил головы ребятишкам после пединститута.
А мне интересно стало - справлюсь или нет, да и зарплата дали побольше, чем в школе. Владимир Иваныч (редактор ) для практики меня с собой пару раз свозил по совхозам. Посмотрел я, как он интервью берет у агрономов там, животноводов, потом все это на бумаге излагает да отдает машинистке перепечатывать, и в набор в типографию отправляет (тогда еще ни компьютеров, ни интернета, ясное дело, не было), да то же самое и сам стал делать.
Даст редактор мне задание на пять-шесть заметок и статей, и поехал я в село за материалами для газеты на два-три дня автобусе или попутке, а когда и на редакционной машине туда да обратно.
Вот так однажды поехали мы в совхоз «Сарыкамысский» вдвоем с фотокором Николаем: я материал набирать, а он фотографировать сюжеты к ним.
Дело было зимой, в январе, если не ошибаюсь. Пробегали мы с Николаем по совхозу целый день, намерзлись, и на ночевку отправились в гостиницу. А она оказалась заперта!
Мы в контору, хорошо, застали там убирающую кабинеты техничку, и она нам сказала, что заведующая гостиницей живет через три дома от конторы, надо просто пойти к ней и попросить, чтобы она пустила переночевать.
Так и сделали. Заведующая оказалась нестарой еще, говорливой женщиной-казашкой. Посмотрев наши командировочные удостоверения, она сняла с гвоздика в прихожей ключи, и повела нас в гостиницу, по дороге живо расспрашивая, где мы уже успели побывать, про что и про кого будем «печатать» в газете.
Отмокнув висячий замок с двери в гостиницу (небольшой беленый домик под шиферной крышей), заведующая пропустила нас внутрь. Вся гостиница представляла собой две спальные комнаты, коек на шесть в общей сложности, «холл» с телевизором, газовой плитой, буфетом для посуды и обеденным столом.
Collapse )

Пищевые привычки. Все из детства

А давайте я немного вас шокирую и расскажу, что мы в детстве ели.

Выросла я в небольшом селе, так что и еда была соответствующей.

Во-первых, мы ели почти все, что растет. Ели «пуговки» - так мы называли крошечные зеленые семенные коробочки некоего почвопокровного лугового растения (названия не знаю, во взрослой жизни не встречала, листья похожи на манжетку). У них такой немного пресный маслянистый вкус.

Обожали стебли дикой примулы. Они сладкие, сочные, очень вкусные. Из синеньких цветков медуницы высасывали сладкий нектар. В начале лета ездили на великах в лес и мешками привозили свербигу (дикую редьку) – пупырчатую шкурку нужно очистить и макать стебель в соль. А также привозили стебли растения, которое называли кислицей. Это не настоящая кислица, скорее, думаю, это был дикий щавель. Многие дети кислицу любили больше, чем свербигу, а я наоборот. Важно было не пропустить сезон – и те, и другие быстро перерастают и грубеют.

Моя мама обожала пеканы – в определенный день мы ехали в одной ей известное место в лесу и собирали эти пушистые толстые побеги. Потом их тушили в скороварке и ели со сметаной. Мне пеканы никогда не нравились, а сейчас бы я попробовала. Пыталась найти их настоящее название, но яндекс предлагает только орех пекан. Возможно, это были побеги дудника, хотя он гладколистный, а те были пушистые. А полые стебли дудника мы в детстве тоже очень любили. В общем, до сих пор я не знаю, что такое пеканы из детства, хотя есть у меня подозрение, что изредка в переросшем виде я их в лесу встречаю.
Collapse )