January 13th, 2014

Дежурство

Удивительно теплая зима в этом году. Наша капсула беззвучно скользит по улицам ночного города. Привычно притормаживаю на красный. Можно этого не делать, но я предпочитаю ездить так, словно есть смысл в том, чтобы соблюдать правила. По старой привычке еду медленно, рассматриваю огни ночного города. Пытаюсь понять, чем он дышит этой ночью? Пульс города сегодня нормальный. Всегда заранее чувствую, какой будет смена. По мельканию фонарей, порывам ветра, никому не заметным электрическим разрядам в воздухе.
Мой новый напарник молчит. Смотрит перед собой, изредка прищуривая и без того узкие глаза. Его первое дежурство.

- Квадрат 12А. – голос из динамиков заставляет вздрогнуть. – Девушка, 22 года. Самоубийство. Должна была дожить до 47.

Узнаю голос Эльзы. Люблю, когда наши смены совпадают. Эльза – диспетчер. Мы знаем их лишь по голосам. Ускоряюсь и еду, не обращая внимания на светофоры. Навигатор показывает точку в паре кварталов от нас. Кийоши, мой напарник с интересом наблюдает за происходящим. Пусть учится.
Через минуту оказываемся у нужного дома. Обычная панельная девятиэтажка. Белым пятном на тротуаре девушка с головой в луже крови, одна рука неестественно вывернута. Рядом трое прохожих, разговаривают по мобильникам. На балконах, несмотря на поздний час, полно зевак. Странный интерес у людей – посмотреть на труп выбросившегося из окна человека, который сейчас погрузят и увезут в морг. Что это? Любопытство? Или попытка самоутвердиться? – Она умерла, а мы еще живы. Еще держимся. Или попросту их жизнь настолько скучна, что нельзя пропустить такое событие? Скорее – все вместе.

Останавливаю капсулу в нескольких шагах от девушки. Беру электронное «лассо», и мы с Кийоши выходим из капсулы и идем к телу.

- Ты только наблюдаешь.

Японец кивает в ответ. Люди у трупа не видят нас, попросту не могут нас видеть, но чувствую, как их охватывает легкая паника. Они чувствуют присутствие. Именно поэтому мы ездим по дорогам и только в исключительных случаях сквозь дома.
Душа успела отделиться и висит в метре от земли, сразу над телом девушки. Она еще ничего не успела понять. Навожу прибор на цель и нажимаю кнопку. Разряд бьет из прибора, охватывает душу петлей. Та в панике мечется. Переключаю в режим «шар». Душа оказывается заключенной внутри шара, но уже не стянутая петлей.

- Держи, - протягиваю прибор Кийоше, - только не отпускай кнопку.
Collapse )

Радуга (сказка)

- Присаживайся, не бойся. – Странное мохнатое существо с острыми оттопыренными ушками и хитрыми слегка зауженными глазами пригласило меня присесть. – Да, это радуга. А ты думал что радуга – результат дисперсии отражённых солнечных лучей? Ерунда. Это человеческая радуга такая. А моя – вполне себе мягкая, удобная. Как старое бабушкино кресло. Помню, когда я был ещё простым смертным, я любил сидеть на бабушкином кресле. От него так и тянуло уютом, теплом, нежностью. Эх. Давно это было. Ну, садись уже, поговорим.

Я покорно присел рядом с существом. Не знаю почему, но оно притягивало, вызывало доверие, абсолютно не пугало. Человечек (а я всё-таки решил, что это скорее человечек, нежели зверь) протянул мне маленькую мохнатую ладонь:

- Я - Гаюн – Лешего брат.

Я вспомнил рассказы стариков о лесных жителях. Вспомнил и Гаюна – хранителя деревьев.

- А чего ты тут делаешь? – Удивлённый, я пожал руку лесовичку. – Ты ж на дереве сидеть должен, ветрами командовать, листья старые гонять, новым расти помогать, а на радугу зачем забрался?

- У, брат, влюбился я. – Гаюн смущённо улыбнулся. – Да, и такое бывает. Мы ж не черти какие, чтобы хвостами вилять, а чувств не ведать. Вот, встретил я на старом озере русалку одну. И так она мне в душу запала, что вот, сам не заметил, как на радуге очутился.

Желание моё и огонь, что в сердце запылал, сотворили чудо такое. Где я могу с любимой вместе быть. Радуга - она на границе воды и воздуха. Вроде и русалке моей стихия родная, да и мне близко. Не могу я без неё. Пусть и разные миры у нас, но вот оно как – захотел и радуга появилась. Мягкая, уютная.

- А как я сюда попал? – Вдруг возник вопрос, который по-хорошему надо было задать в самом начале знакомства с Гаюном. – Я чай не русалка.

- Это да! – Лесовик засмеялся. – Точно не русалка. Вон бородища какая, скоро Лешего догонишь. Тут вот какое дело. Домовой твой ко мне заглядывал на днях – просил, как специалиста по любовным делам и прочим шурам-мурам поговорить. Ты вроде как влюбился в девицу одну, а страх держит, не пускает сказать ей всё, как есть. Так оно?

- Ну, а коли так. Ты то чем поможешь? – Настала моя очередь смущаться. – Сам пойдёшь заместо свата?

- Не. Сватом не пойду. Негоже мне всему честному народу средь бела дня казаться. Не порядок это будет. – Гаюн встал и махнул рукой, словно призывая кого то. – Вот что. Подарю я тебе облако. Хорошее, добротное. Нежное, как пух лебяжий. Ты, если любишь – сделай радугу себе, да на облаке любимую на неё свези. И, коли не испугается она волшебства твоего, то значит быть ей твоей суженной. Но, ты уж постарайся, чтобы радуга была такая, что и Дий бы возрадовался. Всё понял?

Я не успел кивнуть, как лесовик столкнул меня с радуги.

Тёплая печь под боком. Кот на окошке. Да петушиный крик за окном. Первые лучи солнца проникли в избу и сон мой, только что казавшийся явью оставил меня, улетев в мир звёзд.

«Надо же такому почудиться. Будто Гаюн мне облако дарит, да радугу велит создать. Эх, а ведь сердце то и вправду петь хочет. Горит, самоцветными огнями переливается»

Вышел я во двор – а в небе радуга. Словно мост огромадный. И яркая такая, как море полевых цветов. А у крыльца облако висит, будто дожидается.

И увидел я: у калитки стоит она – моя любимая, желанная, единственная. И улыбается, на радугу поглядывая.

Прав был лесовик. Полетим мы на облаке туда, где души наши сливаются в огромные разноцветные дуги. Ведь когда в душе разгорается пламя, его свет проникает в самые тёмные закоулки, а линия жизни превращается в радугу. Как хорошо плыть на облаке, зная, что ты нужен, что тебя ждут, что мир - это не пустое бесцветное небо, но травы и луга, реки и озёра, горы и моря, рощи с ягодами и разными зверьками. Ты смотришь на всё это, широко раскрыв глаза. И ты счастлив.

© MiguelBarbuda

Ай-да Пушкин, ай-да сукин сын., Все дуэли А.С.Пушкина.

1816 год. Пушкин вызвал на дуэль Павла Ганнибала, родного дядю.
Причина: Павел отбил у молодого 17-летнего Пушкина даму на балу (между прочим, далеко не красавицу).
Итог: дуэль отменена.

1817 год. Пушкин вызвал на дуэль Петра Каверина, своего друга. Причина: сочиненные Кавериным шутливые стихи.
Итог: дуэль отменена.

1819 год. Пушкин вызвал на дуэль поэта Кондратия Рылеева. Причина: Рылеев пересказал на светском салоне шутку про Пушкина.
Итог: дуэль отменена.

1819 год. Пушкина вызвал на дуэль его друг Вильгельм Кюхельбекер.
Причина: шутливые стихи про Кюхельбекера, а именно, пассаж "кюхельбекерно и тошно".
Итог: Вильгельм в Пушкина выстрелил, а Пушкин в Вильгельма нет.

1819 год. Пушкин вызвал на дуэль Модеста Корфа, служащего из министерства юстиции.
Причина: слуга Пушкина приставал пьяным к слуге Корфа, и тот его избил.
Итог: дуэль отменена.
Collapse )