January 5th, 2014

Духи ненастья

И так...

Это случилось зимой 1982 года в одном из таймырских рабочих посёлков. Моя мама, представим её, как Елену, решила год до поступления в институт прожить с родителями, это дало бы ей преимущество на большой земле, так как годовой стаж работника севера в советское время служил этаким бонусом на вступительных экзаменах. Для неё это было шансом обойти весьма хитрую систему ограничений и блатов на интересующем факультете.

Но пусть вас не смущает причина, поскольку простым такое решение кажется лишь по первому взгляду. Представьте себе городскую девушку в условиях поселковой жизни у Полярного круга? Вокруг тайга, а где не тайга, то уже тундра. А рабочий посёлок - это брошенные посреди лесов и болот вагончики или бараки. Дорог практически и нет, есть колея и направления. За место машин зимой вездеходы и снегокаты. А всё сообщение с цивилизацией по рекам и вертолётами, которые бывают в тех краях от случая к случаю. Из всех развлечений самое популярное то, что приносит дополнительную пользу - охота и ловля рыбы. У тех, кто побогаче дома есть и телевизор. Люди живут простые, чаще добрые, но не жеманной добротой, а скорее таким самобытным позитивом. А чего унывать-то? Работать надо.

Мама устроилась в пошивочную артель. В одном из бараков на отшибе был открыт цех, где из добытых оленеводами шкур и пушнины шилась одежда и обувь. Работали преимущественно женщины из местных, нганасанки. Нганасаны, сами себя называют "ня", что на их языке близко по значению русскому "друг". Люди они не злобные и трудолюбивые. Живут неторопливо, словно в своём времени, отдельном от всего, что происходит за границами посёлков. Нганасаны очень любознательны и не умеют скрывать удивления, почти все эмоции тут же находят выплеск или выражение. Вплоть до нашего времени остаются сторонниками традиционных верований и шаманизма. Мир вокруг, считают они, пронизан тонкими нитями - это тропы духов. Все духи, кроме предков, несут в себе много зла, а, значит, их надо избегать или задабривать. Верховные божества в земные дела не вмешиваются, а вот духи оказывают колоссальное влияние. Смерть соплеменника, падёж скота и голодный год - всё это связано с дурным характером определённых духов. Чаще всего они представляют собой собрание подобных по природе сущностей, их наделяют атрибутами свойственными человеку, поскольку духами нередко становятся именно люди, умершие или похороненные неправильно. Чтобы не называть запретных имён нганасаны чаще всего используют русские слова "чёрт" и "медведь". На слух их говор вполне понятен, а вот интонации могут казаться смешными, лишенными серьёзности.

А ещё о народе Ня говорят, будто тайга для них, что дом родной. Женщины с маленькими детьми на руках легко преодолевают на санях или снегоходе расстояния в сотни километров, от одного стойбища до другого, просто чтобы навестить родню. Мужчины, если смогли устоять перед искушением водкой, ведут типичный, для тех широт, образ жизни: увлечённо занимаются оленеводством и промысловой добычей пушнины или рыбы.

Многое из их быта и традиций тесно связано с культом предков и мистическими приметами, чтение которых возведено в ранг тайного искусства. Особое положение в обществе нганосан занимают шаманы и их дети. Последние по достижении определённого возраста наследуют знания предков, зашифрованные в сложные гортанные напевы - неотъемлемый элемент камлания, обряда открывающего двери в миры духов.

Однако, существует и универсальное, доступное остальным знание.
Collapse )