December 28th, 2013

Сон доктора Лукашина

…Каждый год 31 декабря он ходит в баню, с друзьями, чтобы потом (вместо Павлика) улететь в заснеженный Ленинград и встретить там фантастически привлекательную, утончённую, но почему-то несчастную учительницу Надю. Культовое кино, которое все любят. И ненавидят. Причём, иной раз одновременно. Мне не нравится трактовка этой киноленты с позиций ностальгирующего персонажа, все эти вздохи по поводу «светлой и милой новогодней сказки». Скучно. Этот фильм имеет много слоёв и кучу смыслов. Недаром, время от времени в блогах возникают совсем уж одиозные трактовки, вроде той, что Женя Лукашин и Надя Шевелёва - дети репрессированных отцов. Я, помнится, добавила комментарий, что у Лукашина ещё и мать - дворянка, потому что актриса Любовь Добржанская, игравшая в своё время ещё и маму Деточкина, родилась в дворянской семье и папа у неё был подпоручик 166-го пехотного Ровенского полка Русской Императорской армии. Занятно, правда? Но вообще, я бы посмотрела на сюжет фильма с непривычных позиций. Хотя, такой подход довольно-таки популярен и в литературе, и в кинематографе. Итак, вся эта история - это сон доктора Лукашина.

Не знаю, где - в уютном питерском вытрезвителе, например, куда он угодил после того, как его мягенько приняли в аэропорту. Итак, ему снится какая-то ахинея - он приходит к себе домой, пытается отдыхать, но видит Барбару Брыльску, которая гневно поливает его из чайника. Нам часто снится такая ерунда - мы вроде бы дома, но вроде бы нет. Квартира наша, но она какая-то странная. Всё такое же, а не узнаётся на уровне подсознания. Как будто мир-перевёртыш. В наших снах по нашей квартире могут ходить самые разные персонажи и Барбара Брыльска - тоже. Потом начинается совсем уж интересное - во сне мы часто делаем то, чего боимся или не можем в жизни. Я вот, например, выхожу в открытый космос. А доктор Лукашин - заламывает руки большому начальнику Ипполиту в борьбе за Барбару, которую тут зовут почему-то Надей. Кстати, может наш доктор вообще не летал в Ленинград - просто он до этого вспоминал, как он от первой своей невесты смысля именно в город на Неве, а во сне опять-таки часто бывает, что мы реализуем то, о чём активно думали накануне.

Потом Лукашин из тихого доктора становится хамом и чуть ли не альфа-самцом. Мечты воплощаются в снах - мы часто или в космосе, или на передовой с автоматом, а в жизни - обычные офисные планктоны из опенспейса. Так вот тихий Женя влюбляет в себя шикарную блондинку, которая, обидемшись,...уходит из своей же квартиры в темноту зимней ночи. Ну, это же сон. В реальности ни один человек не оставит постороннего чужого дядьку в своей квартире. Но и это ещё не всё - Лукашин с лёгкостью дозванивается до междугородки в новогоднюю ночь. Сразу. И ему предоставляют разговор по стандарту - в течение часа-полутора. Только в прекрасном сне про Барбару Брыльску! Я, когда в юности работала на междугородке, так два раза попадала на ночные смены с 31 на 1. Если вы сделали заказ в 20.00, вам, возможно, посчастливится, быть соединённым в час ночи. И я работала уже на рубеже 80-х и 90-х, когда многие города можно было накрутить через восьмёрку самостоятельно. Более того - вы ещё и не дозвонитесь до барышни-телефонистки. Всё забито, всё занято. Да-да, я знаю, вот именно ВЫ сто раз дозванивались. Верю-верю.

В общем, это был сон, сумбурный, но прекрасный. И да - не надо быть очень серьёзными. Новый Год скоро.

http://zina-korzina.livejournal.com/

Память

Помирает старый немец.
Это не байка, не анекдот, это на самом деле у нас в деревне было.
Жил у нас в деревне немец, я про него вроде даже что-то рассказывал.
И вот за восемьдесят уж ему, и вроде так-то ничего ещё, крепкий, а с головой уже не особо. Заговариваться стал, потом память терять, а потом и совсем слёг. Доктор посмотрел, и сроку дал совсем немного. Неделя, две от силы. Ну, родственники съехались конечно все, близкие, дальние, сыновья, внуки. Даже тот который давно в Америке, и тот прилетел. А у немца минуты просветления всё реже, уже и не узнаёт никого, то он воюет опять, то на зоне лес валит, то на МТС трактора чинит. И вот в одну из редких минут возвращения в реальность он вдруг говорит.
- А где это Пашка Горелов, что-то я давно его не вижу?
Родственники весьма удивились такому вопросу. Даже не сразу сообразили, про кого речь. Потом вспомнили. Ну да, был такой мальчишка в деревне, даже с кем-то из сыновей в параллельном классе учился. Жили вроде эти Гореловы через три дома. Вроде кто-то из них и сейчас там живёт. Только никогда никаких даже похожих на близкие отношений меж их семьями не было, едва знались. А Пашка, тот вобще сразу после школы умотал куда-то учиться, и так больше и не вернулся. Вроде говорят, в Москве инженером устроился, но правда, нет ли, кто знает?

А немец знай талдычит своё - подать мне сюда Пашку, и всё.
Ну, дело попахивает последней волей умирающего, стали выяснять. Адрес нашли, телеграмму дали, пригласили на переговоры. Алё-алё! Павел Афанасьич, христом богом, мы вам что хотите, мы вам дорогу оплатим. Ну, тот тоже обалдел слегка, но все же люди, все человеки, да и любопытно, что это старику за каприз в могилу глядя в голову ударил. Говорит - только на день если, конец квартала, очень много работы.
И приезжает. Ну, его конечно на вокзале как дорогова гостя, встречают, в такси сажают, везут к деду.
Входит он, здрасьте-здрасьте, как поживаете, вот он я приехал, как просили.
Дед его узнал. Эко, говорит, ты вырос. Важный стал, в галстуке! С портфелем! А ну-ка, говорит, помогите встать, что ж я перед таким дорогим гостем как бревно валяюсь, я ведь ещё не помер! Человек из самой Москвы ехал, а я лежу.
Тут конечно подскочили, встать помогли. Стоит немец, на клюку свою опирается, говорит Пашке, - ну-ко, подойди. А все значит стоят тоже, дыхание затаили, вот сейчас и откроется страшная тайна. Ну, тот подходит, дед перехватывает свою палку половчее, и обушком Пашке точно в лоб - нна! Тот за голову схватился, а дед говорит - это тебе за фашыста. И со второй руки по уху плашмя - нна. А это тебе за недорезаного.
Тот отскочил, кричит - совсем с ума спятил, старый? Это ты за этим меня из Москвы звал? А сам за голову держится, крепко ему прилетело. Старик - а как же? Мне ведь помирать вот-вот, я всё лежу и вспоминаю, какие долги не розданы. С долгами в могилу неохота. И по всему выходит, вот ты один остался. Теперь значит и помереть можно.
Ну, а вокруг конечно все суетятся, головами качают, полотенце мокрое гостю суют, охают, ахают. Неловко действительно получилось. Ехал человек из Москвы, а ему на вот. Он полотенце ко лбу прикладывает, а сам говорит. - Эко, говорит, ты злопамятный какой, немец! Тридцать лет уж почитай прошло, а ты всё помнишь! Ну чисто фриц недобитый!
Немец - кто фриц недобитый? Я фриц недобитый? Ах ты! Вскакивает, палку наперевес, и за Павликом. Тот наутёк. Бегут по деревне, впереди Пашка, в галстуке, с портфелем, за ним немец, в подштанниках, с клюкой. - Я те, сопляк, покажу - недобитый! Твой батька ещё в штаны ссался, я колхоз поднимал!

И тридцати лет как не бывало.

Ну, потом как-то всё это дело замяли. Старый человек, из ума выжил, что с него возьмёшь.
А немец после этого вдруг взял, и помирать передумал. Родственникам говорит - всё, валите. Нечего тут сидеть выжидать, ничего вам тут интересного больше не будет.
И разогнал всех.
Оклемался, и с головой всё наладилось. И пару лет ещё по деревне коз гонял. Больше всего козье молоко любил.
© raketchik