December 20th, 2013

гыыы

— Здравствуйте, меня зовут Олег, и я пиздабол.
— Садись, Олег.
— Я не Олег.

Наказание

- Михаил. Можно просто Миша, - представился Сергеев. Лицом к лицу мы виделись впервые.
Помню, каким он был год назад: не красавец, конечно, но хоть на человека был похож. Теперь многое изменилось. Время, проведённое за решёткой, ему на пользу не пошло. Щёки впали, плечи ссутулились, костяшки на пальцах сбились. А, самое главное, глаза. Искорка в них, что ли, погасла.
Мы сели за стол. Конвоир косо поглядывал нас – его присутствие было обязательным, иначе мне не удалось бы поговорить с Сергеевым. А поговорить было о чём.

Примерно два года назад восемнадцатилетний мажор на «Тойоте», изрядно накидавшись вискарём накануне, снёс двоих людей. Снёс насмерть. Женщину и трёхлетнюю девочку. Жену и дочь Сергеева. Был суд: адвокат усердствовал, прокурор не мешал, судья пару раз щёлкнул молоточком – условные четыре года. Потом была апелляция, ещё одна, и ещё, но первое решение оставалось неизменным, и мажор остался на свободе. Впрочем, ненадолго. Нашли его застреленным на пороге собственной квартиры, которую ему на совершеннолетие подарил щедрый папа. Сергеев даже отпираться не пытался. Те, кто его задерживал, говорили, что дверь квартиры Сергеева была открыта, а сам хозяин тихо пил на кухне водку. На столе лежал пистолет. И опять был суд. Восемь лет.
Когда Сергеев выйдет, ему будет тридцать два года. Это, конечно, если выйдет ещё.

Помню, как меня удивило спокойствие, с которым Сергеев выслушал свой приговор.
Вот и сейчас я предполагал увидеть отчаявшегося человека, но нет. Сергеев смотрел на меня уверенно. Только глаза. Глаза без искорки.
- Считаете ли вы вынесенный вам приговор справедливым? – спросил я.
- А чего нет-то? – улыбнулся одними губами Сергеев. – Я всё-таки человека убил. От шести до пятнадцати.Это мне повезло ещё.
- Ну, этому же предшествовали особые события.
- Особые события? – задумался Сергеев. – Это ж закон, какие тут особые события могут быть? Нарушил закон, добро пожаловать в камеру.
- Но ведь до этого Пискарёва, Ваню Пискарёва ну…, - я немного замялся, но от меня не укрылось, что Сергеев отвёл на секунду взгляд, когда я назвал фамилию человека, который погубил его семью. – Его приговор вы считаете справедливым?
- Так потому я и здесь, что как раз его приговор я справедливым не посчитал. Какой же то приговор? Так, шутка какая-то.
- Думаете, отмазался он от суда?
- От суда – да, - жёстко ответил Сергеев.
- А от вас, стало быть, нет? – я пристально посмотрел в его глаза. Глаза без искорки.
Сергеев промолчал.
- Можно? - медленно потянулся он к пачке сигарет, специально выложенную мной на стол.
- Конечно, угощайтесь.
- Спасибо.
Я помог прикурить ему.
- Некоторые люди, - начинает Сергеев. – Нарушив закон, пытаются откупиться от суда, избежать правосудия. Они думают, что закон – их главная проблема. Они не понимают, что закон на их стороне. Закон призван защитить их от самосуда. Не пытался бы этот пацан отмазаться, получил бы свой срок, я бы смирился. Беды бы моей это не решило, родных бы моих не вернуло, но я бы смирился. Такова жизнь. Но Пискарёв решил отказаться от услуг правосудия, тем самым оставив за мной право самому решать меру его наказания. Я забрал его жизнь. По-моему, это справедливо.
- Тогда зачем вы взяли деньги? – спросил я.
- Деньги? – вздрогнул Сергеев. – Какие деньги?
- Деньги, которые передал вам Пискарёв-старший, отец Вани, вы зачем взяли?
- Так вы про это знаете? – удивлённо посмотрел на меня Сергеев.
Я знал, но никак, ни взглядом, ни жестом, не ответил на его вопрос. Впрочем, Сергеев, кажется, и так всё понял. Он минуту-другую заинтересованно рассматривал меня, моё лицо, а я смотрел на него, смотрел, как его взгляд снова наполняется радостью. Жизнью, что ли.
- А я на эти деньги, - произнёс, наконец, Сергеев. – Пистолет купил.
Сказав это, он растянул губы в широкой улыбке. Глаза его немного увлажнились и заблестели. Спустя секунду он начал смеяться, а спустя другую – вовсю хохотал. Конвоир увёл Сергеева, но даже из коридора до меня доносился его смех.

Я всё так же сидел за столом в комнате свиданий и думал о том, каким причудливым способом я погубил собственного сына. Вложил оружие в руки его убийцы. Но даже не это главное. Сергеев сделал то, что я должен был сам сделать давным-давно – наказал Ваню. И наказал меня.

©denisslavin

Тождество

Вернувшись домой с работы, Джордж обнаружил, что ужин ещё не приготовлен. Он поднялся на второй этаж в спальню и увидел, что жена сидит на табурете перед трюмо, почти касаясь зеркала лицом. Гейб, их годовалый сын, лежал в своей кроватке, время от времени смешно надувая во сне щечки.

«Ох, чёрт возьми», — в панике подумал Джордж.

— Анна?

Жена вздрогнула и посмотрела на него. Ещё секунду её взгляд оставался остекленевшим, а потом пустое выражение на лице сменилось смущением:

— А, это ты… Извини, не заметила, что ты вернулся.

— Конечно, не заметила, — Джордж присел на край кровати. — Анна, ну что ты делаешь?

— Просто сижу. Отдыхаю.

— Отдыхаешь? Перед зеркалом? Знаешь, в нашем доме полно мест, которые лучше подходят для отдыха.

— Ну… — она запнулась, нервно заламывая пальцы. — Понимаешь, тут Гейб рядом, можно заодно за ним присматривать, не беспокоиться за него…

— Врушка из тебя никакая, — Джордж покачал головой. — Анна, так не годится. Ты опять взялась за своё, верно?

Она вскочила с табурета и выбежала из комнаты. Джордж с кислой миной посмотрел вслед жене, потом встал, подошёл к кроватке и осторожно поцеловал спящего сына в лоб.

— Ну что нам поделать с твоей мамой? — прошептал он.

* * *

Collapse )

Коммунизм с 1 января 1980 года.

31 декабря 1979 года.
СССР.

31 декабря 1979 года – за пять минут до наступления Нового, 1980-го года, советский народ с Новым Годом поздравил лично Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Леонид Ильич Брежнев. Это было немного необычно – последние несколько лет поздравления от его имени читал диктор Центрального телевидения Игорь Кириллов.
Поначалу ничего странного, однако, в поздравлении не было. Леонид Ильич упомянул о том, что Советский Союз оказал братскую интернациональную помощь Демократической Республике Афганистан, отчитался об успехах Союза за прошлый год в промышленности, сельском хозяйстве и культуре. Сказал о том, что Москва будет встречать в будущем году Олимпийские игры.
Когда до наступления 1980-го года осталась всего одна минута, Леонид Ильич посмотрел с экрана на многомиллионный советский народ, сидевший за празднично накрытыми столами у телевизоров и сказал:
- Как вы помните, товарищи, на 22-м съезде наша партия приняла программу построения основ коммунистического общества и пообещала, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме. Не скрою, многие считали, что это обещание невыполнимо. Но мы, коммунисты, привыкли отвечать за сказанное. И выполнять обещанное. Так нас учил Владимир Ильич Ленин, так мы и живем. Я хочу вас обрадовать, дорогие товарищи…


Леонид Ильич сделал паузу, откашлялся:
- С 1 января Нового, 1980-го года, наша страна переходит к коммунизму. Поздравляю вас, товарищи. Сразу после новогодних праздников Центральный комитет обратится в Верховный совет СССР с предложением о переименовании нашей страны в Союз Советских Коммунистических Республик. Ну а пока - с Новым Годом, дорогие товарищи!

От Львова до Владивостока, от полярных станций на Новой Земле до города Кушка на юге в стране наступила тишина. По телевизору играл гимн Советского Союза, но миллионы людей сидели неподвижно у своих телевизоров, забыв даже открыть бутылки «Советского шампанского». И, если бы эту тишину можно было бы перевести на русский язык, перевод был бы очень кратким: «ЭТО КАК?!»

4 января 1980 года.
США, штат Виржиния, штаб-квартира ЦРУ в Лэнгли.

- Давно не виделись, Джек! – сказал замдиректора ЦРУ, поднимаясь из-за стола и протягивая руку Джеку Вайнстоку, вошедшему в его роскошный кабинет.
- Давненько, - согласился Вайнсток. – А ты неплохо устроился, Билл.
- Конгресс пока не обижает. Как у тебя с женой?
- С Айрис? Ну, она решила оставить мне после развода только библиотеку. И кота Джона. Ее адвокаты роют носом землю.
- Сочувствую. Ну, и мне тут недолго осталось. Новый президент, новые люди.
- И что собираешься делать?
- Отдыхать. Сначала эта история с Ираном, потом Афганистан, теперь вот русские эти… с ума сошли.
- Да, я уже слышал.
- Собственно, Джек, я тебя за этим и пригласил.
Оба сели в кожаные кресла у окна, замдиректора предложил Вайнстоку контрабандную кубинскую сигару, сам тоже закурил.
- Что ты обо всем этом думаешь?
- О чем? – решил уточнить Вайнсток.
- О коммунизме в России.
- Бред какой-то. У русских последние несколько лет трудности с обеспечением страны продовольствием, огромные проблемы с потребительскими товарами. Какая-то авантюра… или…
- Или?
- Или неясная нам игра. Возможно, начинается некая политическая компания – связанная со сменой руководства. Одновременно – русские войска в Афганистане. Может, какая-то связь есть тут. Возможно, они готовятся войти в Иран? Но сейчас еще рано говорить – необходимо ознакомиться с информацией оттуда.
- Да, - сказал замдиректора. – Знаешь, Джек, вот тут как раз и проблема.
- Какая?
- Все дальнейшее – закрытая информация, – предупредил замдиректора. – В Лэнгли и Госдепе с 1-го января работают кризисные команды, которые отслеживают информацию из России. От наших дипломатов, от разведок, перехваты радио- и телепередач, прослушивания открытых и закрытых телефонных каналов – ну, как полагается.
- И?
- Все как обычно.
- В смысле?
- Никаких изменений.
Вайнсток нахмурился.
- Подожди, что за ерунда. Брежнев четыре дня назад объявил, что русские построили коммунизм, с первого января у них отменили деньги, перешли к прямому распределению всех потребительских товаров – и никаких изменений?
Замдиректора словно обрадовался и даже хлопнул себя ладонями по коленям.
- Ты понял! Именно так. Ни разгромленных магазинов, ни волнений, ни демонстраций владельцев счетов в их сберегательных кассах. Ничего. Тишина.
- А наше посольство в Москве что говорит?
- 1-го января у них все магазины были закрыты, кроме продуктовых. Там раздавали брошюры – вот эти. Их напечатали несколько десятков миллионов штук. В каких-то тайных типографиях КГБ.
Замдиректора передал Джеку очень тонкую книжечку в мягкой обложке, на которой кириллицей было написано:

«МЫ ЖИВЕМ ПРИ КОММУНИЗМЕ!»
Collapse )

Вирус России

Вот и я вам об этом толкую. Нельзя Россию завоевать. Две недели в России - и пиздец- уже тянет на балалайке играть и медведя кормить водкой.
Через месяц после полной оккупации России элитное подразделение морских котиков....
-Джон!
Нет ответа.
-Джон!
Нет ответа...
-И где этот несносный дневальный шляется!Джон, еп твою мать!
Чё?
-Хуле чё! Почему в расположении части ходят медведи?
- И чё? Бляди значит могут ходить , а медведи нет? Водку приносили.
- Да ну нахуй! И где водка?
- В каптерке, ёпта! Прошлый раз на улице оставили - разведрота все пробухала и продала два танка Абрамс фермеру, как это - кольхозьнику.
- А нахуй ему танки? Он террорист?
-Тракторист он, еба мама. Посевная у него, а трактор сломался. Вон он на поле - пашет.
- А что над полем делает наш беспилотник?
- Там еще конопля посеяна, и чтобы, случайно не запахать посевы, мы его позиционируем.
- Так тут и конопля есть????
- Вон мешок стоит.... Только осторожнее, она злая - цепляет не по детски. Вчера инструктор по рукопашному бою накурился...
- И что с ним стало?
- Пытался бороться с медведем.
О май шит! Он погиб?
- Медведь?
- Ноу, наш инструктор!
- Чарли то? Да не! Сначала он накурил медведя и они полдня ржали с мультика про Винни-Пуха. Потом Чарли учил медведя танцевать танго. Потом они выпили водки и поехали на Конкурс балалаечников с сольной программой.
- О май гад! А где ребята? Тренируются?
- Нет! Они помогают фермеру с посевной.
- Но почему????
-Фермер обещал научить их "варить самогонку"
-Так чё ты сразу то не сказал! Пойду тоже помогу.
- Майки!
Да!?
- Ты на склад зайди - возьми там дюжину лопат для фермера и три мешка удобрений.
- А откуда у нас удобрения?
- Не знаю, наш каптер взял себе в помощь какого то прапорщика, что это такое - я не знаю , но теперь у нас на складе есть в принципе все.
- А что такое "в принципе"?
- А то и значит , что если чего то нет то скоро оно будет, любой каприз за ваши деньги, сэр!


Из доклада командующего оккупационных войск НАТО генерала Макартура в России.

" Так что, ебёна мать, нехуй мне указывать, что и как мне тут надо делать, зажравшиеся английские свиньи! Я , бля, покажу вам кузькину мать! Вы, нахуй , научитесь у меня лаптем щи хлебать!"

Всемирный еврейский конгресс. Выступление Дж.Рокфеллера младшего.

Следует признать полной ошибкой введение на территорию России в полном объеме сил НАТО. В итоге мы потеряли более 90 процентов элитных войск с полным вооружением и имеем теперь противника с самым совершенным вооружением и боевой выучкой. тот факт что агрессии со стороны России в ответ на ее оккупацию не последовало говорит о том что Иваны задумали какое то новое коварство. Необходимо провести специальное исследование почвы, воздуха и воды с территории России. Надо , в конце концов выяснить , что, в течение месяца делает из любого человека типичного русского...

Где то в Валгалле.

-Ну что, Один, наливай!
- Как же ты, батюшка Сварог, этакую каверзу провернули то? Все армии мира на русскую землю заманить?
-Это как раз не сложно было, Одинушка. Сложнее было с народом русским договориться, чтоб пизды супостатам не наваляли сразу. Потому и нападение в понедельник было сделано. Чтоб русский мужик с полным на то основанием смог на работу не пойти. Мара!!! Мара - сюда иди!
- Пьете, алкоголики? Че звал то?
- Не пьем , а лечимся! Похвалить тебя хотел, Мара, за погоды чудные за песни соловьиные за дурман августовский, что супостатов в веру русскую переманил.
- Спасибо, конешшно, батюшка Сварог на добром слове, только этим супостатам хватило и другого чего.
- Ну тко? Ну тко?
- В бане попарились, девиц красных, слиликоном не порченных, пощщупали, водки набрались, да поутру квасом да россолом опохмелились. Вот и вся магия!
- Ай Мара! какая умная богиня, ну иди сюда. Поцелую... Науке французской научу...
- Ай отцепись, охальник, не до игрищь сексуальных мне! Надо ещё черномазеньких негритятков, пока у мамы в животе находятся отбелить, да уму разуму научить.....

(с)HAARP