December 2nd, 2013

Адмирал Лиги Лени

Служил я как-то на военном корабле ВМФ США.
Завтракал я как-то в офицерской столовой, как вошел один из Оперативных Капитанов (Operations Officer, прим. пер.). Этот чувак был явно не из "жаворонков", он был все еще в полусне, эдакий "зомби" ... зомби с жареным бутером. Сел напротив меня и меленно начал жевать свой бутер, практически не осознавая своих действий. Я сидел спиной к иллюминаторам, и утреннее солнце радостно светило через них прямо на лицо этому "зомби". Тот, с усилием щурясь и пытаясь не заснуть старался вспомнить каково это - быть живым. Было жалко смотреть!

Внезапно, зомби-капитан перестал жевать, неспешно вытащил свой мобильник (видимо местно-корабельный, прим.пер.) и набрал мостик. Своим зомби-я-уже-почти-не-сплю голосом он сказал "эээй, это ОпКапитан. Могли бы вы ... слегка сменить курс.. да, один шесть пять. Спасибо" и положил трубку. И продолжил сидеть. Щурясь. Ожидая.

И вскоре, меедленно, что я не сразу даже понял - солнечные лучи из иллюминатора начали неспешно ползти в сторону с лица "зомби". Через несколько мгновений лучи оставили его лицо, он моргнул несколько раз в полную силу и я понял, свидетелем сколь красивого и великолепного Адмирала Лиги Лени я стал.
Приказав сменить курс патрулирования кораблю на приблизительно 15 градусов, он повернул корабль так, что лучи перестали падать через иллюминаторы в нашу стооловую. В буквальном смысле, чувак повернул тысячи тонн стали и заставив двигаться сотни людей только для того, чтобы убрать эти гадкие лучи солнца со своего лица, пока он есть свой бутер. Я был просто поражен!


© warpik

Я сажаю аллюминиевые огурцы на брезентовом поле

Журналист: Виктор, ваши тексты несут в себе глубокий смысл! Вот, к примеру, песня "алюминиевые огурцы" пропитана болью. Здесь и война, и холод, и голод.
Цой: Серьезно?
Ж смутившись: А разве нет?
Цой: Ну, я думал, я какую-то херню по пьяне написал.

Мечты детства

Когда я был маленьким, то очень увлекался историей. Книжки в доступе были и я в свободное время и во время каникул на даче читал запоем, при этом тщательно запоминая даты и факты. В общем, годам к 12 мое образование было на уровне 1 курса исторического факультета как минимум. Времена были непростые, на дворе 94 год, и вместо сегодняшних курортов мы с мамой на каникулы едем к родственникам в Питер.
Благо, дешево и есть где «окультуриться». В нашей программе, кроме досконально изученных музеев из «первой пятерки», был Артиллерийский музей. Экспозиция его была очень обширной, но в отличие от своих более известных массовым посетителям собратьев он общенародной любовью в те годы не пользовался. Иными словами, собрать экскурсионную группу «не представлялось возможности». Но я не просто увлекался военной историей – ваш покорный слуга к 12 годам изучил множество книг и даже несколько серьезных научных работ по вопросам артиллерийского дела в России и мог поспорить со студентом инженерных курсов, если таковые были на тот момент в России.
В общем, моя мама сделала ход конем по прямой – пошла в экскурсионное бюро и рассказала все как есть. Что, дескать, хочет оплатить мне индивидуальную экскурсию по музею. В бюро ей объяснили, что правили есть правила, и экскурсия возможна только для группы не менее 10 человек. На вопрос, можно ли сделать индивидуальную, так как других желающих нет, глава экскурсионного бюро оценивающе посмотрела на нас – мы явно не тянули на жену «нового русского» с сыном, которым батя строго-настрого наказал «позырить какие стволы были у братвы в прошлом». Иными словами, начала маму всячески убеждать, что индивидуальная экскурсия есть буржуазное проявление и все тому подобное. В общем, мама не выдержала. Она прямо рассказала, как я интересуюсь историей и перечислила книги, которые я читал. Мои глаза дополнили картину – лицо женщины изменилось и она сказала «Ждите», уйдя куда-то наверх по мраморной лестнице.
Через 5 минут она спустилась и повторила «Ждите», но как-то торжественно. Я искренне стал ждать. И не ошибся. По лестнице раздались громкие и звонкие «цоки» каблуков офицерских ботинок. И вдруг… да, передо мной появился ОН – Генерал–Лейтенант, директор музея, который лично спустился, чтобы провести мне индивидуальную экскурсию по своему музею. Свои чувства я описать не смогу – у меня просто не хватит слов. На прощание он подарил мне пачку календариков, которые я иногда перебираю до сих пор. И понимаю, что это те чувства, которые сейчас не купишь ни за какие деньги.


© travel1980